Авторизация
×

Логин (e-mail)

Пароль

Интерактивные истории, текстовые игры и квесты
Гиперкнига

Библиотека    Блог

Посетите наш новый сайт AXMA.INFO

Запустить

«Сны – неизведанная область человеческого сознания. В них мы можем видеть несуществующее и делать невозможное. В наше время многие люди не могут позволить себе хорошо отдохнуть после трудового дня. Вам хватает времени только для того, чтобы заснуть, а на сны уже не остается? Тогда наша оздоровительная программа для вас! Сонвилум – благодаря данной технологии кибер-сна вы можете просматривать свой сон настолько долго, насколько вы хотите. Ваши мысли будут ускорены, и дни, проведенные во сне, - это секунды в реальности. Нет повода для беспокойства, наша компания гарантирует полную безопасность вашей жизни!» - говорил диктор на электронном таблоиде. Сложно поспорить, это предложение меня заинтересовало. Проект Сонвилум стартовал 17.05.2078. Он не был закрыт даже после того, как сотня первопроходцев не вернулась. Наоборот, людей, желающих уйти в мир снов, становилось все больше. Но мне нравилась моя жизнь… Ну, до определенного момента. Я – Маркус Ксайд, и сейчас у меня черная полоса в жизни: меня сократили на работе, от меня ушла девушка, вытянув последние деньги, и только вчера я разбил машину. Скоро меня вышвырнут из квартиры, а немного позднее…. Суровые времена настали. И тогда я узнал, что компания SuBphere, создавшая Сонвилум, запустила новый комплект услуг. Среди их многообразия была та самая: «Пожизненное подключение к Сонвилуму». Вечная жизнь это прекрасно, но сотни лет во сне, который ты хочешь видеть, это намного лучше. Так все и началось.

Продолжить

- Это не люди, мне незачем им помогать так ведь? – рассудил я.

- Правильно мыслишь, их не существует. Подожди, и через час они снова будут проходить по этой улице и не вспомнят о произошедшем. Они просто бесполезная информация, перетекающая с канала на канал, - сказала Кайя.

-Кайя, это жестоко сказано, - сказал я в ответ.

- Жизнь у нас своеобразная, попробуй не зачерстветь, - хмыкнула она. Я увидел Утэра, который смотрел на нас с крыши дома. Как только я хотел что-то сказать, он просто растворился в воздухе. Сев рядом с черным камнем, я на пару секунд посмотрел на место крушения и продолжил разговаривать с Кайей.

Отношения с Утэром -1

Отношения с Кайей +1

Отношения с Ниро + 0

Зло-метр: +1

К следующей главе

Sonwilum

«Эх-ей!» - мне показалось или меня окликнули? Я оглянулся и увидел подбегающего человека. Черная кожаная косуха с золотой молнией, черные перчатки с хромированными костяшками, сапоги с двумя ремнями для затяжки. На его лице была белая маска с черными вертикальными полосами над глазами. Под прорезями для глаз были две золотые дуги. Я пошел ему навстречу. Его голос был довольно приветлив; не смотря на внешний вид, незнакомец выглядел дружелюбно. - Привет! Это же ты недавно открыл переход? Мы тебя ищем или ты просто потерявшийся Мотылек? - спросил человек. - Я прошел через синий туннель и оказался здесь, думаю речь обо мне, - ответил я. - Супер! Значит, я выиграл! Герман, Кайя, идите сюда я его нашел! Просто прекрасно, еще один Мотылек будет жить в нашем городе! Мотылек, у тебя же еще нет имени? - говорил он без остановки. - Мотылек? О чем ты? Я разве похож на бабочку? - спросил я, сперва даже обидевшись на такое обращение. - Ай, прости-прости! Всегда с новичками не просто. Я редко с вами работаю и постоянно забываю, что вы не в курсе. Мотыльки – это спящие, живущие в Дрим-тауне и не имеющие имени. Было что-то еще... Дай подумать! - сказал парень. - Не имеют имени? А ты? Ты тоже Мотылек или как? - спросил я. - Дружище, мой профиль - разбираться с Вражинами, а не языком чесать. Я Утэр, спроси кого другого настоящего имени - не скажет, поэтому и носят прозвища. Они вместо имени в этом месте. Точно, это и хотел сказать! - ответил Утэр. - Другой мир, другие правила. Прости за расспросы, поговорю с кем-нибудь другим, - сказал я и собрался уходить. - Стой, стой, стой! – Утэр прыгнул в сторону и загородил мне дорогу – Ты же не знаешь, куда даже идти. Так что лучше подожди моих друзей, вместе мы отправимся в Дрим-таун. Мы подождали пару минут. Никто не пришел, а я стал беспокоиться. Вдруг послышался озорной хохот. Шорох и топот маленьких ножек заставили нас развернуться. Черные, красные, коричневые существа небольшого размера покрыли склон холма метрах в семи от нас. Самый крупный среди них был черно-желтый метровый чертик с длинными ушами и когтистыми лапами. - Что это? - сказал я и отпрыгнул в сторону. - Пришли, наконец! Ну, потанцуем! - сказал Утэр и слегка пригнулся над землей. Из невидимой кобуры он достал пистолет. Массивная рукоять, толстый длинный ствол и красная мерцающая мушка. Раздался выстрел. Я закрыл уши руками и увидел, как на траву падает далеко немаленькая гильза. - Первая кровь! Очко в мою пользу! - радостно закричал Утэр. Согнув левую ногу, он наклонился вперед и сделал рывок. В следующий момент он уже был над толпой этих существ. - Лови кайф, мочи бесов! - кричал он и прыгал по головам пуская пулю за пулей. Вскоре противники закончились. - Утэр! Ты совсем ополоумел? Мы условились, что ты подашь сигнал, если найдешь Новичка. А ты? Что ты сделал!? - спрашивал у Утэра подошедший мужчина. - Я начал веселиться, отстреливая Бесов! - ответил Утер. - Что нужно сказать, когда ты ослушался прямого приказа? - спросил тот человек. - «Герман, прошу простите меня, горячую голову». Теперь все? - спросил Утер, попытавшись уйти. - Нет не все, на стене города сидеть будешь четыре дня. Подумаешь о том, как важно слушаться командира отряда разведки, - сказал Герман. - Простите, но, может, вы скажите… - я набрал воздуха и выдал – что здесь вообще происходит?! - Тише, не нужно кричать. Я знаю, ты напуган, но теперь ты в безопасности. Мы не дадим тебя в обиду, - сказал мелодичный женский голос. Высокая худая женщина в южной одежде из синего атласа с золотыми узорами погладила меня по плечу и посмотрела мне на мою маску. - Кайя, веди его к машине, а я осмотрю этих Бесов, - сказал Герман. Через минуту я сидел в машине. Это был очень просторный внедорожник, но достаточно старой модели. - Раритет, а не машина. Такие делали еще лет пять назад! - сказал я, откинувшись в кресло. - Да? Так много времени прошло. Здесь время не постоянно, а значит, день может занимать как двадцать четыре часа реального мира, так и час, - сказала Кайя. Повисла тишина. - Эмм, может, пока введешь меня в курс дела? Я только день назад погрузился, - предложил я, чтобы заполнить паузу. Кайя рассказала мне о многом. Она продолжила говорить даже, когда ее друзья пришли, и мы поехали к городу. Теперь мне стало понятно, что этот город это узел, связывающий микромиры каждого спящего в одном месте. Весь мир представляет паутину, а это ее центр. Про странные фигуры я узнал немного. Она сказала, что это так называемые "кошмары". Они бывают различных уровней силы. Те Бесы самые слабые и безобидные. Ну, относительно безобидные. Когда солнце посветило в окно, я разглядел маску Кайи. До этого я не улавливал ее, но сейчас я видел круги у глаз. Маска была с павлиньими глазами.

К следующей главе

Во время ожидания не произошло ничего необычного. Я сидел в кабинете и просто ждал. На серых стенах не было абсолютно ничего занимательного, и поэтому следующие десять минут я провел в полной скуке. Лишь позднее я услышал громкую ругань за дверью кабинета: «Идиоты! Я просил закончить профилактические работы еще час назад! Хватит курить и за работу! Чтобы через двадцать минут на столе лежал отчет!» Скорее всего, кричал руководитель отдела. Так я прождал до самого прихода консультанта. Мы поприветствовали друг друга рукопожатием, и он сел передо мной.

Дальше

Нет, так нельзя! Мы не виделись два года, хотя в свое время очень хорошо дружили. Я потуже подтянул ремешок наручных часов и побежал по направлению к кафе. Как я и говорил, оно было недалеко, а точнее в трех минутах пути, очень быстро пролетающего мимо пути. И вот на углу улицы я увидел знакомую неоновую вывеску. Она изображала кофейную чашку, которая крутилась вокруг своей оси. Я вошел внутрь и сразу приметил Алекси, которая сидела на стуле рядом с мини баром и ждала клиентов. Она очень удивилась, когда я вошел.

- Привет, Алекси, давненько не виделись! - поприветствовал я ее.

- Маркус Ксайд! Я думала, что ты уже уехал из этого города. Почему же так долго не заходил? - сказала она в ответ.

- Да все дела, теперь я свободен! Работы нет, пары нет, денег тоже. Вот пришел попрощаться, и ты правильно сказала: я сваливаю из этого города, - перешел я к главному.

- Что? Мы так долго не виделись и ты уже уходишь? Куда ты так торопишься? - возмутилась она. Алекси спрыгнула со стула и подхватила со стола две чашки кофе.

- Я решился, и меня не отговорить, теперь моя дорога лежит в Сонвилум. Мне надоела эта страна, все происходит так, как хотят большие шишки, а все остальные люди вертятся по мере сил. Я останусь во снах навсегда, - сказал я.

- ТЫ СЕРЬЕЗНО! – закричала она – Да, как ты можешь?! У тебя же здесь столько друзей! Мы все, ты нас просто оставишь? Молодость - штука одноразовая! И ты собираешься провести ее в капсуле кибер-сна? - Алекси была явно недовольна.

- Алекси, не кричи. Я уже все обдумал, в конце концов, у меня есть право выбора. Если кто-то из наших захочет встретиться со мной, то вы всегда можете тоже уйти в Сонвилум, - сказал я, допивая кофе.

- Ну, как же так? - сказала она, опустив руки. – Все можно поправить, деньги я могу одолжить, да и в кафе лишняя пара рук пригодилась бы. Может, останешься? - она пыталась меня переубедить. Я покачал головой и, поблагодарив за кофе, вышел. На часах был полдень. Оставалось всего полчаса. Теперь нужно поторопиться в метро. Как только я подбежал к станции, то увидел отходящий состав.

- Вот черт! - сказал я, топнув ногой. Следующий поезд только через двадцать минут, а у меня время поджимает.

- Эй, дружище! Подвезти? Недорого, доедем, куда хочешь, за пять минут! - позади меня припарковалось такси. Я не доверял этим водителям-сорвиголовам, но ситуация экстренная.

- Лишних денег совсем нет, по-другому рассчитаться можем? - спросил я. Таксист скорчил недовольную рожу, но в туже секунду натянул улыбку.

- Вот негодяй, а?! Ну ладно, запрыгивай в следующей жизни рассчитаемся, - после его слов я реально ощутил дрожь в коленях. Плохо помню, как я садился в эту машину и еще хуже, как мы ехали до офиса SuBphere. Я пришел в себе как раз тогда, когда уже стоял пред большой раздвижной дверью в небоскреб.

Дальше

«Нарисованный мир»

Что-то слева щелкнуло. Я повернулся и увидел стол и стоящую на нем лампу. «Стол? И зачем он? Возможно, о нем говорил Доктор…» - подумал я. На столе была рамка, на которой было написано: «Для сообщений». Я подумал, что в ней будут появляться отчеты от Гринза. «А почему здесь так темно?» - всплыл очевидный вопрос. Вдруг я увидел, как на полу и вообще на всем вокруг проявляется сетка координат. Прямо под моими ногами стали появляться каменная крошка, а затем и каменные плиты. Квадрат за квадратом, мир вокруг приобретал новые очертания. Вот появилось окно, через которое слабо блестели солнечные лучи. Через открытые деревянные створки подул приятный свежий ветерок. «Запах, такой знакомый? Сосны, запах шишек или… дикие ягоды. Что же там за окном?» - уловил я запах, который донесся снаружи. Возможно, мне просто показалось, но солнце стало светить ярче, и я увидел стройные сосны и могучие лиственные деревья. Посмотрев вниз, я увидел, что нахожусь в башне. Простая каменная башня, какие строили в средние века. «Замечательное место! Мне всегда нравилось быть на природе», - сказал я высунувшись из окна. От двери башни шла дорога: она вела прямиком в лес. «А? Где дверь из этой комнаты?» - вскрикнул я, когда повернулся и не увидел двери. «Спокойно! Это же просто мой сон. Может, просто подумать о лестнице, и она появится?» - выдохнул я и представил. Некоторые камни раздвинулись, и я начал спускаться по ступенькам, которые появлялись прямо под моими ногами. «Значит, это так работает!» - удивился я открывшимся возможностям. Дверь башни открывалась вовнутрь. Это был мореный дуб; очень качественно сделано, и, к слову, сделано мной! Интересно, почему все выглядит именно так? С этим вопросом я потянул за ручку. Не успел я сделать и шага, как дверной проем загородил терновый плющ. Его шипы были агрессивно направлены в мою сторону. Я протянул руку. «Это просто сон» - думал я. Пара шипов резко впилась мне в кисть. Ощущения были такими, как будто мне в руку воткнулись две толстые иглы. Почувствовав ушестеренную боль, я отдернул руку. «Вот черт! Почему так больно? Я же сплю! - непонимающе закричал я. - Стоп! Я не хотел кричать сейчас. Может… сдерживать эмоции будет крайне трудно, ведь все импульсы мозга направлены прямо на мое новое тело» - сказал я сам себе уже спокойней. Я встал и выпрямил спину. Сделав демонстративно глубокий вдох, я выставил руку вперед. «В моем сне этого нет, значит, он меня не ранит!» - сказал я и сделал несколько шагов вперед. Тернии огибали меня, и не один шип не оставил и царапины.

Дальше

- Я, я проиграл! - сказал я.

- Прекрасно, теперь я заберу свой трофей, - ответил призрак и все тут же почернело.

Перед глазами проплывали самые неприятные моменты жизни. Когда перед глазами появилось лицо отца, я потерял сознание. Очнулся я уже в Кабинете, за столом. Голова болела, словно по ней кувалдой махнули.

- В твоих силах многое изменить! Вместе мы поставим оба мира на колени, - сказал голос того существа.

- Что ты такое? - панически спросил я.

- Кошмар. Один из тех, что видят во снах, но здесь я самый настоящий. Меня вы таким создали. Разве ты не доволен? - усмехнулся кошмар.

- А должен быть? Я поддался тебе, и должен радоваться? - возмущенно спросил я.

- Давай, злись больше! Эти импульсы словно массаж после долгого дня, - с наслаждением ответил он.

- АХ, ТЫ, УРОД! - меня внезапно будто взорвало эмоциями.

- Ладно, поделюсь с тобой кое-чем, чтобы не ныл. Мне пока хватит этой разминки, - сказал кошмар, и тут я почувствовал импульс. В моей голове стали появляться чужие воспоминания, но мне казались они моими собственными, из-за чего многое было не разобрать. Но я понял, что это не игра, не просто сон. Целый мир внутри сознания. Оказалось, что наш мозг во время, когда мы работаем сообща, превышает мощность обычной вычислительной техники. Многие люди работали над этим проектом и в итоге создали новую реальность, которая не управляема извне, где существуют свои законы. Теперь я понимаю, что капсулы и оцифровка только вспомогательные средства. Я сел за стол и посмотрел на пачку документов. Привычные отчеты по здоровью, но среди всего я приметил необычное сообщение. Синяя рамка и странная печать.

- Довожу до сведения, вчера ваша знакомая Алексия Портер приходила к вам и оставила сообщение. Нажмите на печать для воспроизведения, - было написано на листе бумаги. Я нажал на печать и услышал голос Алексии: «Маркус, привет. Твои друзья недавно собирались. Нам всем тебя не хватает и поэтому я пришла поговорить с тобой за всех остальных, - тут ее голос исказился, и ничего невозможно было различить, но потом помехи пропали. - Пока, еще услышимся», - на этом сообщение закончилось. «Что с этим сообщением? Ничего не понятно, просто…, что она сказала? Зная ее, я уверен, она наверняка рассказывала что-нибудь про остальных», - размышляя, говорил я вслух. Следующее сообщение, которое попалось мне под руку, было не от Доктора и не от работников SuBphere. На нем не было ничего кроме карандашного рисунка. Как только я захотел рассмотреть его, кошмар сказал:

- Бесполезная вещица, - и листок сгорел прямо на моих глазах.

- Да вы шутите?! Слушай меня, чертов Каспер, если присосался к моему эмоциональному каналу, то сиди тихо и помалкивай, паразит! - всполохнул я снова. Кошмар, что-то вредно забубнил и стих.

Дальше

Зло-метр: +1

- Каждый может ошибиться, Фауст

- Вот только в моем случае ошибка - это смерть. С руками по локоть в крови я уже не могу ошибиться – сказал Фауст.

- Ну, знаешь тех, кому можно помочь много, но невозможно же помочь всем.

- Я запомню твои слова - сказал Фауст.

Он встал и пошел к выходу с кладбища. «И да, больше не лезь мне в голову!» - крикнул Фауст. Тут я понял, что стою у входа на «Упокоище забвенных».

Отношения с Фаустом-1

К следующей главе

Спрошу прямо:

- Герман, к чему вся эта уклончивость? Ты что-то спросить хочешь? – поинтересовался я. Герман дернулся, как будто я его напугал, но тут же поправился и, поставив чашку, сказал более уверенно.

- Трикстер, есть важный вопрос. Ты хочешь вступить в нашу команду разведки? - спросил Герман.

- Вступить? Просто так? Ну, хорошо, вы же пытается выбраться отсюда. Лишняя пара рук и голова на плечах вам пригодится, - ответил я.

- Ха! Теперь нас четверо, - сказал Утэр, закинув ногу на ногу и раскинувшись на диване.

Отношения с Утэром +1

Далле

Я же в гостях, значит, просто поинтересуюсь.

- Герман, а как ваша команда? - спросил я.

- Знаешь ничего. Мы много уже что перепробовали для побега из Сонвилума. Мы еще здесь, но зато мы знаем, что точно не сработает, - сказал Герман.

- На эту проблему можно взглянуть с другой стороны. Умные мысли приходят от нестандартных взглядов на вещи, - сказал я.

- Может, тогда ты вступишь к нам в команду, будешь помогать с этим вопросом? – предложил Герман, сделав вдохновленный жест над головой. «Вот что он хотел спросить!» - подумал я.

Дальше

- Нет, я все же гость в этом доме. Я буду у себя в кабинете. Встретимся в будущем. Есть пара идей, над которыми стоит поразмыслить вместе, - сказал я и вышел за дверь. Последнее, что я слышал, прежде чем вступить в черноту кабинета, было облегченным выдохом Утэра.

Отношения с Утэром +1

В кабинете было все знакомо. Стопка документов на столе, ровно светящая лампа и стул со скрипящей ножкой Я сел на него и почувствовал, как что-то изменилось. Привычного скрипа не было, а рука коснулась чего-то более знакомого. Теперь это было кресло офисного работника с кожаной обивкой.

- К чему такое изменение? Может в документах что-то есть, а, может, и нет, - с этими словами я принялся рассматривать содержимое бумаг лежавших на столе. Ничего необычного. Доктор просил поменьше напрягаться, ведь мое тело может не выдержать. Это меня насторожило, и я стал вчитываться в отчеты доктора.

- Нашел! - вдруг закричал я. Лист бумаги с пометкой "обязательно к прочтению". На нем было следующее: «07.04.2079 в 15:21 – уровень мозговой активности объекта в капсуле RKN-0163825 демонстрирует нестабильную активность. Возможен сбой работы системы. 07.04.2079 в 15:54 после проведенной диагностики полученные результаты дали понять, что в системе дефектов не обнаружено. Рассматривается вероятность дефектов у объекта. 07.04.2079 в 17:19 проведено медицинское сканирование. Результаты говорят о том, что необычная мозговая активность сравнима с активностью, что вызывает опухоль», - дальше идет сноска, где пишет доктор Гринз. Он настаивал на проведении дополнительного исследования, которое могло бы доказать или опровергнуть опасения. «Опухоль? Что за бред! - внутри как будто петарда взорвалась. Я схватил лампу и замахнулся, чтобы бросить в стену.

Я только начал новую жизнь, казалось, что все налаживается, - я свалился с ног и прижался к спинке стула, поставив лампу на свое место. – Я, конечно, не верю в судьбу, черт подери, я много во что раньше не верил. Технический ум давал свои преимущества, но сейчас, когда даже неизвестно, ничего не известно. Есть она в моей голове или нет, а если и есть, то сколько мне осталось?»

Перед глазами словно все поплыло, тело начало обмякать, а на лице выступил холодный пот.

«Что все-таки такое со мной?» - пронеслась мысль в голове, прежде чем я потерял сознание. Нет, ну с этими жестянками точно что-то не так! На здоровье я в это время не жаловался. Но по какой-то причине я отключился уже во второй раз.

К следующей главе

-Ты прав мы не всесильны и не всеведущи – ответил я на немой вопрос Фауста.

-Человек не идеален и не может многое, слабость в поделенное скорби не рождается – сказал Фауст весьма запутанную фразу.

-В слабости человека его сила как человечества. В той ситуации можно было спасти всех, только работая вместе, – сказал я и подпер голову. Тут Фауст повернулся и посмотрел меня. Сквозь маску чувствовалась взгляд полный желания жить.

- Значит, просто невозможно было тогда с этим справиться, – тут он стал смеяться. - Просто не было другого выхода, кроме того, которым я воспользовался.

- Эй ты чего? – мне стало страшно находиться рядом с ним.

- Спасибо за твои слова, если захочешь поговорить снова, то знаешь где меня искать. И да, прояви уважение к моей персоне и не копайся в моих мыслях.

Тут я оказался на входе в кладбище. На воротах была надпись: "Упокоише забвенных"

Узнав, что произошло с ним, теперь мне просто стыдно бояться того, что может даже не произойти. Буду мыслить как Утэр, он всегда на позитиве. Мы еще посмотрим на результаты обследования, спасибо за это Доктору. На подъеме духа я решил вернуться к дому нашего отряда.

Отношения с Фаустом +1

К следующей главе

Вы мечтали о том, чтобы погрузиться в мир снов? Не на несколько мгновений, как происходит каждую ночь, а на годы. О жизни в мире фантазий и невероятных событий вы сейчас и узнаете.

Автор: Захаров Владислав

Редактор: Софья Каменщикова

Художник: Любалина Александра

Сдасться, перестать бороться? Ни за что! «Я живу в этом мире, а здесь я не вижу угрозы. Есть еще много незаконченных дел, которые предстоит совершить, - с зубным скрежетом говорил я. Что-то потекло по лицу. Моя левая рука, она еще на месте? Схватившись за нее, я задавил ее с безумной силой и закрыл глаза. - Все вокруг меня, настоящее на столько, насколько я в это верю», - сказал я уже расслабленным голосом. Тысячи цифр мигающих кислотно-зеленым, изменились на сапфировое свечение. Ленты из чисел обвивали все вокруг меня. Я задержал дыхание. Стук сердца проявил перед глазами картины старого мира. Вот я вижу офис, его коридоры, а теперь Доктора Гринза в своем кабинете. Моя капсула и шланг, который хлещет вовсе стороны. Доктор вскакивает и смотрит на капсулу потом на дверь. Вижу движения его губ: что-то говорит, но кому? Мутная фигура приближается к моей капсуле. Мне показалось, что они разговаривали несколько секунд. Кажется, удалось что-то разобрать: «Подождите» - отчетливо сказали губы Гринза. Затем фигура повернулась к двери. Гринз замахал руками и показал на другую дверь. Фигура выбежала в нее, а мгновением позже в комнату зашла бригада экстренной помощи в униформе компании SuBphere. Тут я вижу, как они присоединяют шланг и картинка обрывается. «Эй, эй! Приди в чувства!» - говорил безмятежный голос. Пара ударов по щекам и я открываю глаза.

- Что случилось? - спросил я.

- Сознание ты потерял, вот что. Ты первый с кем такое случилось, - сказал этот человек безэмоционально.

- Спасибо, что не бросили меня, - поблагодарил я, поднимаясь на ноги.

- Фауст, благодарю за помощь. Будет возможность, обязательно отплачу, - сказал Герман и протянул руку. Фауст ее не пожал, а поспешил отойти в сторону.

- Хэй, Трикстер! – я почувствовал шипение, оно было рядом с моим лицом - Ты поразительная персона, не думал, что ты уже знаешь о таком. Теперь нас двое! - сказал Утэр и накинул мне руку на плечо.

- Что еще за Трикстер? - удивленно спросил я.

- Ни что, а кто! Это ты! Твое новое имя, ненужно благодарностей! - сказал Утэр и подтянул меня за шею, но тут же толкнул.

- Подходящее имя, - сказал Кайя и хихикнула.

- Не зазнавайся! - сказал Утэр и, сложив пальцы пистолетом, приставил их мне ко лбу. «Пах! – он как будто выстрелил - С перерождением!» - мелькнуло, и Утэр исчез.

- Сбежал, снова! - недовольно сказал Герман. Он побежал через арку городских ворот. - Кайя покажи, Трикстеру город. Я скоро буду, увидимся в штабе, - крикнул Герман, скрываясь за колонной ворот. Белый мраморный кирпич настораживал своей белизной. «Такой белый камень…» - я прислонил руку к стене. Меня накрыла волна из чувств: счастье, горе, боль, ярость и множество прочих. Отдернув руку, я посмотрел на Кайю.

- Что такое? Только не говори, что хочешь опять потерять сознание, - сказал она.

- Очень смешно…, давай уже зайдем в город, - ответил я. Сквозь распахнутые ворота были видны дома. Небольшие кирпичные домики, некоторые, правда, имели надстройки, но в основном дома имели только один этаж. Заглянув в окно можно было увидеть людей, которые жили обычной жизнью. И так в каждом доме, а на улицах, на них тоже были люди. Десятки, нет сотни людей по всему городу.

- Все они спящие? Как вас много! - сказал я, оглядевшись.

- Нет, это не люди. Часть общего сна желает видеть в этом городе жителей, кого-то кроме нас, - ответила Кайя. Часть сна? Каждый человек, которого я вижу не настоящий? Значит, она не знает, что это мир вполне реален. - Трикстер, смотри! Там часовая башня, которая показывает время, текущее в реальном мире. А дальше, вперед по улице будет главная площадь. Там иногда собираются спящие, - Кайя рассказывала мне о городе, а я слушал. Башня, площадь, лавки, храм, сады – настоящий древний город. Мы присели на лавку рядом с площадью.

- Кайя, расскажи мне кто этот Фауст? Что с ним такое? - спросил я.

- Фауст…, - она помолчала с минуту – а почему ты спрашиваешь?

- А что-то не так? Мне просто интересно, - ответил я.

- Он человек из нашего мира. Он еще не забыл, какого это – чувствовать. Говорят, что он не только потерял многих близких, жизнь и его потрепала. У него свои взгляды на жизнь здесь, может это только я так решила, но его устраивает вечность в этом мире. Новое имя - как же давно он здесь! - получил первым из нашей группы. Кто-то из городских прозвал его так за мертвый взгляд и абсолютное безразличие к погибшим. Нет, скорее к трупам. Думаю, он был солдатом или врачом на той стороне, - говорила Кая смотря на небо. Лазурь купола над нами действительна завораживала. Пара облаков казалась, проплыла прямо над нами.

- Фауст, тот сказочный колдун. А чем занята ваша группа в свободное время? Ну, то есть тогда, когда нет новичков? - сказал я.

- Мы ищем способ покинуть это мир, но, как видишь, безуспешно. До нас были еще одни, только вот они пропали. Сейчас у нас нет дел, поэтому нужно что-то придумать. Как ты сказал? Безделье доводит до безумия? - сказав, это она словно улыбнулась. Мы продолжили гулять по городу. Вскоре мы пришли на странную площадь. Она была не главной хоть и находилась в центре. Огромный черный валун с переплетающими его синими надписями напомнил мне о той комнате с огоньками.

- Значит, ты новичок? - с его верхушки спрыгнула маленькая фигура. Человек ростом метр с кепкой сбросил капюшон. Аргоновые косички волос переливались за его спиной и уходили вниз до самой земли, широкие кольца на кистях и ногах, словно электронные муфты, скрывали его тело, а маска была, наверное, самой причудливой среди всех. Она имела форму сильно выгнутой капли с тройным концом, как у короны, из-под каждого зубца и росли волосы. Не волосы, а провода какие-то: вечно мигают и переливаются синим светом.

- Да, я только пришел в этот город, - сказал я и хотел присесть, чтобы быть с собеседником на одном уровне.

- Нет, нет. Я сам, - сказал он и приподнялся над землей на каменно блоке, выдвинувшимся из земли, – Трикстер, не так ли? Вижу, что ты окажешься весьма занятной персоной. Маска белой птицы гроз говорит о тебе многое, взгляни сам и поймешь, - сказал человек. Пространство словно съежилось и, вывернувшись на изнанку, предстало в виде зеркала. В нем была фигура в черном плаще до самого пола. Металлические заклепки были на двух ремнях идущих через мои плечи, а капюшон сейчас был снят. Маска, словно у театрального актера. Вытянутый клювовидный нос, большие глазницы и синие отростки, отходящие от ее краев. Маска птицы мне весьма шла.

- Позднее, она может наполниться еще большим смыслом. Но сейчас поговорим о более важном, – он нажал на выступающее место на маске - оно было рядом с шеей. – Я - Ниро, весь этот город мой, а ты в нем гость, как и все прочие. За его стенами мы равны, но если будет моя воля… - Ниро говорил более молодым голосом – Делай, что захочешь, но никогда не изменяй мой Вавилон, не убивай в нем и не задерживайся здесь на годы. Ниро удаляется, а вам здоровых снов! - сказал этот человек и тут же исчез.

К следующей главе

Часть первая: Нырок с головой

Я накопил нужные деньги за неделю. Пришлось собрать все долги с друзей и заложить мою коллекцию марок в ломбард. Ко времени, когда я отправился в офис с кейсом полным валюты, мои знакомые уже получили письма с прощанием. И тут я вспомнил, что я забыл о моей подруге детства. Она работала в кафе неподалеку. Странно, что мы виделись последний раз лишь два года назад. Уже очень скоро у меня будет встреча, которую никак нельзя пропустить. Как же мне поступить?

Отправиться к Алекси или или прямиком в офис

Я взглянул на часы и, решив, что могу опоздать на столь важную встречу, начал торопиться и шагнул из дома. На кону было мое счастливое будущее, быть может, еще свидимся. Я беспрепятственно добрался до гравитационного метро и оплатил свою последнюю поездку. Эти десять минут внутри поезда показались мне вечностью. За это время я успел рассмотреть исписанное маркерами стекло, вспомнив университетскую программу по ИТ, пересчитал все магнитные поручни, их, к слову, было ровно сорок два, и успел перечитать инструкцию по спасению.

Дальше

И вот, в ответственный момент, когда я стоял перед входом в здание SuBphere, мне в голову забрела трусливая мысль: а, может, бросить эту затею и повернуть назад? Нет! Я сюда ехал не ради этого, и собирал все эти деньги не просто так. Вдохнув полной грудью, я вошел. Чистый коридор привел меня в просторный сине-зеленый вестибюль.

- Добрый день! Вы записаны на встречу или у вас заказ на погружение? - послышался сзади приветливый и спокойный голос секретарши.

- Как вы-..? - хотел я спросить, но она меня перебила.

- Ну, что вы? Это моя работа! - сказала она и жестом указала на переговорную комнату, которая располагалась в дальней части левого крыла.

- Нет, я не на встречу. Я записан на процедуру подготовки к погружению. Маркус Ксайд, - сказал я по пути к комнате.

- Маркус, вы уже ознакомлены с условиями использования нашей программы? - спросила девушка.

- Да, частично. Не могли бы вы повторить? - спросил я и неловко почесал висок.

- Хорошо. В комнате вы подпишите отказ от претензий, а также согласие на использование капсулы длительного погружения. Это согласие необходимо для того, чтобы понять: необходимо ли менять капсулу раз в пятнадцать лет или же нет. Далее еще пара бумаг для подтверждения вами действий при непредвиденных обстоятельствах. Прямо перед подключением вам будет проведен инструктаж по действиям, которые необходимо сделать первыми, попав в Сонвилум... - когда она закончила объяснение, то мило улыбнулась и открыла дверь. Увидав, что там никого нет, она сказала: «Ой, наш консультант подойдет минут через десять. Не могли бы вы подождать?» Я кивнул головой. Секретарша бодро застучала каблуками, возвращаясь на свое рабочее место. Теперь есть время, чем бы мне заняться?

Прогуляться Подождать

Крышка закрыла весь свет, который попадал в капсулу. Абсолютная тишина, лишь легкое дуновение воздуха от вентилируемого шланга. Все кончено, теперь это новое начало. Начало моей жизни в Сонвилуме. В руках стал чувствоваться холод, а веки начали сползать вниз. Трехсекундный шум в ушах, и я вновь открываю глаза. И это все? Темнота. Я стою посреди темной комнаты. Наверно, это и есть кабинет?

К первой главе

Я решил прогуляться по корпусу здания. Вдоль левого крыла растянулась встроенная в здание аллея с живыми растениями. Я присел на лавочку и посмотрел по сторонам. Красивое переплетение ветвей деревьев позволяло расслабить глаза после напряженного дня. Мой покой нарушил ор посетителя.

- Слушай ты, мерзопакостный жук! Я вас всех тут засужу! Проклинать этот день будете! Верните мне моего работника!

- Я повторяю в тридцать шестой раз: мы не можем принудительно извлечь пользователя из капсулы погружения. В этом случае, будет нарушен договор между нашей компанией и клиентом, в связи с чем он будет иметь право требовать денежную компенсацию и более того… - ответил менеджер.

- Да вертел я ваше соглашение! У меня план горит, а мой лучший работник не вернулся из отпуска! Вы понимаете, чем вам это грозит!? - продолжал, как я понял, директор какой-то фирмы.

- Уважаемый, я ничем не могу вам помочь. Мы ценим наших клиентов и не станем расторгать договор по столь незначительной причине. Будьте умней, найдите нового работника. А теперь прощайте, мне нужно идти, - сказал менеджер и ушел.

- Я еще не все сказал! Разорю вашу кампанию, милостыню просить будете! - еще долго кричал тот человек. Я понял, что насладиться покоем не получится, и вернулся к кабинету. К моему удивлению, там уже сидел человек. Я вошел, мы пожали друг другу руки, и я сел перед ним.

Дальше

Проведя короткую беседу о моей уверенности в решении, он дал на подпись несколько документов. Среди них были те, о которых меня предупреждали. Без особых трудов я их подписал.

- Теперь я расскажу о том, что вам будет необходимо делать внутри капсулы. Касаемо самого подключения подробней узнаете у техника, но можете быть уверенным, что с вашим телом ничего не случится. Мы дорожим своей репутацией и не продаем тела клиентов, не проводим над ними опыты и тьфу-тьфу-тьфу! конечно же, мы не станем вмешиваться в ваши сны. Единственное, что мы сделаем с вашим телом, это обезопасим его. Вам будет введено специальное вещество, которое заблокирует ваши движения. Это делается для того, чтобы вы не навредили себе, если вдруг начнете двигаться внутри капсулы. Сразу после подключения вы попадете в кабинет - пустая темная комната. Внутри представите, что захотите, и оно сразу же появится. Если вам наскучит это, то выйдите на самое освещенное место в кабинете и скажите: «Берилион». Сделав это, вы попадете в город, который возвели Спящие, - консультант закончил рассказ и начал рыться в бумагах, которые располагались справа от него. - Физические потребности. Да, забыл сказать, их вы испытывать не будете. Будет только казаться, что вы голодны или хотите пить. Можете игнорировать эти чувства, а можете представить какую-либо еду, и она появится. Что касается других чувств, то это тоже будет симуляция, которая является синтезом работы нашей аппаратуры и деятельности вашего мозга. Собственно, это все, все необходимые приготовления произведутся техником прямо в момент настройки, - сказал он и встал. Он повел меня к двери в противоположной стене. За ней была целая сеть коридоров. Вскоре мы пришли в белую стерильную комнату. По левую руку была очень мощно защищенная дверь, а справа - поднимающаяся дверь хранилища.

- Можете оставить ваши вещи вон там, мы поместим их в специальную ячейку хранения. После проходите в ту дверь, - сказал он, направив руку на стену.

- Какую дверь? - спросил я, раздевшись наполовину.

- Вот же, она прямо перед вами, - сказал он и несильно нажал на стену. Обширная часть стены поднялась гармошкой вверх. Подписав последнюю расписку, я отдал кейс с деньгами.

Дальше

- Проходите, уважаемый, - сказал человек в чистом лабораторном халате. Я прошел чуть вперед и заметил металлический цилиндр со множеством проводов и открывающейся вбок крышкой.

- Ложитесь и устраивайтесь поудобней, - сказал техник. Расположившись в капсуле, я почувствовал, как массажные ролики прокатились по всей спине.

- Уколов боитесь? Аллергия есть? Кем работаете? - техник пытался завести диалог. Вдруг я почувствовал сразу три укола: в спине, плече и боку.

- Ай! Предупреждать надо. Аллергии нет, а работал я в TarsitCars, - сказал я и попытался сжать руку. Ничего! Абсолютно никакой реакции. Наверно, так действует вещество.

- Так, о механике. Принудительно отключиться вы не сможете, только если вашему телу будет угрожать опасность. Грубо говоря, в Сонвилуме вы пробудете все время, за которое заплатили. Там работают некоторые детские уловки. Например, если становится слишком страшно, то сильно зажмурьтесь, и вы вернетесь в кабинет. Теперь о вашей голове. Мозг работает постоянно, и, если вы будете постоянно что-то генерировать, то могут быть последствия. Это касается именно вас, так как вы погружаетесь на сверхдолгий срок… - техник немного помолчал. – У меня к вам просьба имеется. Я бы хотел наблюдать за активностью вашего организма, а иногда даже за вашим поведением. Это выгодно для нас обоих, но все же я решил спросить разрешения, так как договор этого не предусматривает. Моргните два раза, если согласны, и один, если отказываетесь.

Хм, с одной стороны я не хочу, чтобы за мной кто-то следил, а с другой - будет лучше, если за моим телом приглядывает еще один человек. Если мое тело умрет, то пиши пропало моим сладким грезам. Что же ответить?

Я моргнул дважды. Это всяко лучше, чем иметь возможность собственной смерти. Кто знает, что будет здесь происходить.

Дальше

Вдалеке я приметил большую дверь. Я полетел вперед. Ветер подхватывал мое тело и нес туда, куда я хотел. Дверь оказалась обычного размера. Она была оббита кожей и перетянута. На ручке была непонятная гравировка. Я повернул ее и открыл дверь. Пусто. Не было ничего: ни стен, ни потолка, ни пола. Даже сетка, благодаря которой мир имел краски, не дотягивалась до туда. Мне показалось плохой идеей шагнуть в нее. По лесу прокатилась волна сильного ветра. Я закрыл дверь и отошел в сторону. Раздался гудок автомобиля, а в спину ударил сильный дождь. Я развернулся и понял, что стою на тротуаре возле городской дороги. Серое небо и лениво стекающие с крыш домов капли дождя, который барабанил по дороге. Свет мигающих фонарей привлек мое внимание. Рядом с лампой на трепещущих крыльях кружился мотылек. «Их всегда привлекает свет, а сам свет…, что влечет его?» - в манере печатной машинки стал появляться текст над фонарным столбом. «Маркус! Ты уже вернулся», - голос был знаком. Его что-то искажало, и было трудно понять, кому он принадлежит. Тут я увидел дом, в котором я раньше жил с родителями. Обычная высотка, в которой нашей была лишь скромная часть. В сравнении с прежними временами это можно было назвать квартирой. Пара просторных комнат и прочее, по мелочам. Я поднялся по знакомому пути. Не успел я дотронуться до двери, как она открылась. Не прибранный, запыленный ковер встретил меня. Не придав этому значения, я зашел. Диван со множеством дыр на обивке, подпаленные шторы, битая посуда. Не таким я его запомнил. Это все напомнило его красоту во времена моего детства. Чтож, вспомним о детстве, я не так и стар для этого. «Ты как раз вовремя, обед еще теплый!» - голос все также был искажен. Я не видел ни его источника, ничего, что могло бы его издавать. На столе ничего не было кроме кусочков битых кружек и гнутых ложек. Я просто отодвинул стул и присел на него. «Мой дом! Может, стоило его навестить до погружения? Или просто вернуться туда вместо всего этого? Правда ли Сонвилум то чего я искал?» - сомнения закрались в мои мысли. Я искал возможности сбежать от проблем, я смог собрать те деньги. А почему я вообще принял такое решение? Потому что я устал от ординарной жизни? Или же из-за испорченного временем разума? «Ты вернулся сюда. Почему же ты не ешь? Ты устал? Все это не важно, не так ли?» - голос стал пугающе холодным. Резко вскочив, я осмотрелся. «Хватит! Это не тот сон, который я хочу!» - громко сказал я и топнул ногой. Квадраты стали крошиться и ссыпаться через линии сетки. Первозданная тьма кабинета поглотила все вокруг. Теперь я не видел ни леса, ни города, ни своего дома. Мне в лицо смотрел черный силуэт. «Ты вообще чего-то хочешь?» - спросил он и, пройдя через меня, исчез. Из белых частиц передо мной начали собираться буквы, а после слова: « Художник или часть картины?». «Этот мир, не те сны, что я ожидал! Нечто большее, нечто непознанное» - подумал я и присел за стол, на котором по-прежнему ничего не было. Только лама разбавляла пустоту этой комнаты.

К следующей главе

Передо мной растелилась дорога, выложенная из каменных плит. Старая брусчатка провела меня вглубь леса. Оглянувшись назад, я увидел разрушенную часовую башню. Она была похожа на Биг Бэн, что был в старом Лондоне, но казалось, что его словно взорвали. Ужасные разрушения: части здания были разбросаны даже здесь. «Я же пришел оттуда? Почему она выглядит по-другому?» - в мою голову закрались сомнения. Я пошел дальше по дороге. Временами я слышал шепчущие голоса и видел неестественно изогнутые ветви. Это уже похоже на кошмар, все больше и больше похоже на него…. За деревом раздалось гулкое рычание.

Дальше

«Только не волки! Львы, медведи, бобры, но только не волки» - нервная мысль стала отчаянно тревожить мое сознание. Квадраты на небе начали темнеть. Из-за могучего дуба, который абсолютно не вписывался в местный пейзаж, на задних лапах вышел огромный волк. Я был ниже его практически наполовину. На его шее висел чепчик в горошек с огромной дырой, окровавленной по краям. «Никогда не любил сказку про Красную шапочку. Да и волков собственно тоже!» - тихо сказал я. Обвитые канатами мышц лапы с грохотом опустились на землю, а когти раскрошили небольшой камушек. «Первое впечатление испорчено! Теперь это уже Кошмариум!» - сказал я, готовясь убегать. Сердце ускорило свой ритм и билось так, что я чувствовал каждый удар. Глаза стали рыскать в поисках укрытия. «Он огромный, это вообще волк? По мне это целый оборотень», - проплывали мысли в голове. Волк стал медленно приближаться. «Я не придумал ничего глупее как закричать: «Назад!» Поймите правильно, я человек со своими страхами. Внезапно для меня волк остановился и пошел назад. «Я же сплю, это сон. Это всего лишь мой сон», - стал я себя успокаивать. Я закрыл глаза и подумал о чистом небе. Когда я их открыл, понял, что парю над лесом.

Дальше

В центре паутины

Абсолютная тишина и тьма, поглощающая все кроме меня, вот что я увидел, когда моргнул. Я удивился тому, что мне пришлось встать с пола. Было непонятно, как я на нем оказался. На столе тем временем лежала скромная стопка документов. Я подошел ближе и вскрыл первую папку. «Здравствуйте, Маркус. Вот отчеты за последнее время. С момента погружения прошло шесть часов. Четыре часа назад у вас было замечено чрезмерно быстрое сердцебиение. Убедительная просьба снизить уровень стресса. В остальном состояние организма в норме. Счастливых сновидений!» - было написано на листе бумаги с рамкой по периметру. Остальными документами оказались подробно расписанные статистические данные: мой пульс по часам, средний пульс, состав крови, состояние мышечной ткани и множество информации о мозге. На третьем листе я перестал понимать, что читаю, и утратил интерес. «Ну и что же этот мир припас для меня сегодня?» - спросил я, осмотрев комнату. По комнате прокатилась знакомая разметочная сетка. Стенки распахнулись цветком, и я увидел всеохватывающее звездное небо. Мигнуло, и переливающаяся белая линия понеслась от моих ног вперед. Через три-четыре метра она стала затухать на конце. Только маленький пучок света продолжил катиться дальше. С огромной скоростью он стал двигаться к толстому столбу, который чернел посередине комнаты. Эта комната была много больше кабинета и выглядела как ночное небо; нет, скорее, как космос. Я пошел вперед, и с каждым моим шагом появлялся новый пучок света, который пулей несясь к точке финиша. Чем ближе я был к столбу, тем ярче были видны прожилки, которые геометрически непредсказуемыми изгибами поднимались вверх, источая мягкий компьютерный свет. Я приложил руку к столбу. Холодный метал, который едва заметно дрожал. Позади раздался звук движущейся платформы. Сервоприводы старательно двигали черный пьедестал. На нем я увидел шар, который наливался светом, словно новый аквариум. Я протер его. По шару пробежала рябь, но после стало видно, что в нем тот самый лес, в котором я был. Пьедестал покрылся переплетением корней, а кое-где поползла зелень. Кольцо под ним засветилось, и на нем проявились символы, которые я понял как: «Готово к переходу». Понятия не имею, что они могут значить на самом деле. Рядом промелькнула еще одна белая линия, затем еще две. Сотни и десятки сотен штрихов покрыли пол. Каждый из них стремился к центру комнаты. И я увидел плывущие к столбу силуэты людей, все они следовали вдоль расчерченной перед ним линии. Столб изменил свечение с матового лампового на более яркое, сравнимое только со светом маяка. По потолку и полу раскинулась новая сеть. Она перекрывала координатные линии и стелилась поверх их более толстым мигающим пучком. Раздался щелчок похожий на удар закрывающейся двери. Пьедестал с шаром опустился вниз и скрылся под полом. Стены комнаты стали смещаться и вытягиваться, принимая форму капли. В конце образовавшегося ответвления проступила металлическая дверь с мощными петлями и магнитным затвором. Для ее открытия нужно было ввести код. Я подошел ближе и увидел две графы: "имя" и "образ". Само существование этой двери зародило во мне множество вопросов, но принцип ее работы оставил меня в дураках.

Дальше

Тут я услышал взволнованный голос: «Запустить отладку системы! Вот черт, первый сбой за четыре года! Возвращайте "Инициатора" в начальную точку, нельзя допустить крушения сети!» - голос панически кричал, был слышен топот спешно переставляемых ботинок, а потом замигал красный свет и столб в центре комнаты стал терять в яркости свечения. Что-то подхватило меня под руки и потянуло назад. Я посмотрел на руки. Их опутали провода, переливающиеся аргоновым, сине-фиолетовым свечением. Через мгновение я понял, что нахожусь в своем кабинете. Я сразу осмотрел стол. На нем было лишь одно новое сообщение, и в нем были следующие строки: «Что вы сделали? Весь отдел на ушах стоит! Источником проблем со связью указан номер вашей капсулы. Мы не можем связаться с людьми по вашу сторону, но прошу, найдите способ передать весточку. Внутри Сонвилума дорогой мне человек, и поэтому мне необходимо узнать все ли с ним хорошо. Связь между нами только односторонняя, но эти нововведения необходимы», - писал доктор. «Да, - протянуто я сказал, присев на стул - а что я сделал? Меня просто перенесло в ту комнату, а до этого еще хватало странностей. Разные буквы, слова, будто кто-то пытается говорить со мной. Все это начинает походить не на сон, а на систему мощнейшего суперкомпьютера. Доводилось сталкиваться с ее структурой, жуть – одним словом» - сказал я и запрокинул голову. Я стал думать, попытался заставить мозг работать. Как отчеты от Дока приходят ко мне? Непосредственно через сетевые сообщения. Если все это основано на компьютерных правилах, то стоит в этом разобраться. Нужен ключ, этот процесс управляем с помощью некой последовательности команд и сигналов. Если найду его, то смогу перенастроить и канал связи, и даже попасть за ту закрытую дверь. Проблема в том, что не понятно, что является эти ключом и как его раздобыть. Интуиция мне подсказывала, что он находится на чем-то вроде сервера или хранилища. Сейчас все вокруг меня информация в самом прямо ее смысле. Придется долго размышлять над этим вопросом. А если ключ-команда будет одноразовой? Такое возможно для осуществления повышенной безопасности! Ух, прямо в дрожь бросает. Что в таком случае мне стоит открыть?

Почему это меня заботит именно сейчас, ведь думать над этим все равно, что делить шкуру неубитого медведя? Я – хакер в мире снов, кому сказать не поверят. Ах, да сказать даже некому, друзья все остались по ту сторону. Так все, прочь дурные мысли, а то еще кошмар приснится. Тут шепчущий голос заставил меня подпрыгнуть на стуле: «Еще как приснится, дай только повод» - голос был тихим, и я подумал, что это всего лишь иллюзия, что подкинуло мне мое больно воображение. Было сложно унять панически дергающийся взгляд, поэтому я просто закрыл глаза. Открыв их, я увидел, как перед глазами проплыла лента с текстом: «Запутался? В паутине только двое – паук и жертва». «Все - это последняя капля! Весь этот бред; шорохи; голоса; текст, всплывающий непонятно откуда; и, наконец, бесконтрольные сны. За что я отдал свои лимоны?» - всплыл вопрос в голове, но не успел я на него ответить, как под ногами проступила графическая сетка. И куда теперь?

К следующей главе

- Сдаться? Что за шутки? - рассердился я и ударил кулаком по земле. Боль привела меня в чувства. - Проиграть, даже не сопротивляясь? Кто я тогда буду, если просто опущу руки и ничего не сделаю!» - сказал я и посмотрел в глаза моему противнику. Его взгляд словно надавил мне на голову. Сжимало словно тисками: такой мигрени у меня еще не было. Это нечто как будто вскрывало мне голову.

- Не сдамся! Поражение, я не согласен! Прочь из моего сна! - крикнул я. Тут я почувствовал, как на шее что-то дернулось. Я посмотрел вниз и увидел висящий на ней медальон. Тот маховик, что был у доктора Гринза. Я схватился за него и, посмотрев, увидел, как внутри есть тот самый город, на улице которого я сейчас стою. Маховик провернулся, и клетки координат стали двигаться. Все вокруг превратилось в кольца, которые вращались во всевозможных направлениях.

- Что ты делаешь? Глупец, тебе не сбежать от меня, не сбежать от собственных страхов! - стал говорить голос, но его звучание стало похоже на радио с помехами. Яркий свет стал заливать все, что находилось рядом. Живая тень стала расплетаться лентами и, сдуваемая ветром, исчезала. Вспышка света и удар грома, и все сияние пропало. Черные стены кабинета встретили меня. Тут перед глазами появилась строка статуса: « Статус 0, дефекты устранены, в связи с неполадками невозможно провести полную симуляцию. Диагностика показала: целостность памяти 97%, состояние организма 13% - отклонение от нормы. Производится возврат утерянной информации. Ошибка, данная функция недоступна. Конец процесса». Я ошарашено читал текст и в какой-то момент понял. Было ощущение, словно часть памяти другого человека передала мне знание. Сонвилум – реален. Это не игра, не просто сон. Целый мир внутри сознания. Оказалось, что наш мозг во время, когда мы работаем сообща, превышает мощность обычной вычислительной техники. Многие люди работали над этим проектом и в итоге создали новую реальность, которая не управляема извне, где существуют свои законы. Теперь я понимаю, что капсулы и оцифровка только вспомогательные средства. Я часть этой системы, часть этого нового мира. Я сел за стол и посмотрел на пачку документов. Привычные отчеты по здоровью, но среди всего я приметил необычное сообщение. Синяя рамка и странная печать. «Довожу до сведения, вчера ваша знакомая Алексия Портер приходила к вам и оставила сообщение. Нажмите на печать для воспроизведения» - было написано на листе бумаги. Я нажал на печать и услышал голос Алекси: «Маркус, привет. Твои друзья недавно собирались. Нам всем тебя не хватает и поэтому я пришла поговорить с тобой за всех остальных. Фил снова занялся плаванием, а Борис недавно был на охоте. Не знаю, кого он подстрелил, но хвастался, что добыча была большой. Роберт решил участвовать в конкурсе фотографов в этом году, пришлю его работы, когда победит, - тут она засмеялась, мне показалось, что это было наиграно – хочется поговорить с тобой больше, но уже заканчивается время. Кстати, я нашла, твою старую маску, ту самую в которой ты выступал в драмкружке института. Пока, еще услышимся», - на этом сообщение закончилось. Все было очень странно. «Я знаю Роберта давно, он никогда не участвовал в подобных конкурсах хоть и работает журналистом. Филипп когда-то альпинизмом занимался, плавать он вообще не любить, воды что ли боится» - ходил я по кабинету и размышлял. Уже сидя на стуле, я вспомнил Бориса. Он учился со мной на одном курсе и был просто асом в программировании и взломе. У него даже профессор проверял систему безопасности своего коммуникатора. Моя маска? Это был Гамлет? Нет, нет, это был головной убор, тогда мы смеялись над тем, что его поела моль и в нем были прорези как для глаз. Тогда я играл роль Штирлица, славная постановка получилась. Все это сообщение не имеет смысла, если она не хотел мне этим что-то сказать. Нужно будет подумать об этом. Следующее сообщение, которое попалось мне под руку, было не от Доктора и не от работников SuBphere. На нем не было ничего кроме карандашного рисунка в виде мотылька. Сообщение словно кусок незаконченной картины.

Дальше

На развалинах

Передо мной вновь расстелился лес. Такая красота не может существовать в природе, и только ради таких видов стоило попробовать погружение. Я прогуливался, шагая по тропе, бродил между деревьями и размышлял. «Как все это работает? Я уже проводил аналогию с суперкомпьютером, но даже такая мощная техника не смогла бы поддерживать и генерировать сны для стольких людей разом. Помнится, наш профессор говорил что-то про мозг человека как более мощное и многозадачное устройство. Да, непросто будет понять, что такое Сонвилум». Я нашел ту самую поляну с дверью, и сел под раскидистой кроной высокого дерева. Все вокруг такое настоящее, но в то же время разум чувствуете обман в каждой точке окружающего меня пространства. Неестественно растущие деревья, лес без единого зверя и птицы, но мои глаза видят лишь его. Зеленое сердце природы, чаща, что скрывает его, не приютила никого кроме меня. Мой ум в ясности, но даже сейчас, когда накопилось столько несоответствий, мне кажется, что не может быть жизни в другом месте, в другом мире. Сонвилум, уже полдня прошло, с тех пор как ты стал моим новым миром, идеальным миром для сознания и души. Ты скрываешь в себе множество тайн и загадок, которые мне может и не отгадать. Только ради моментов моей свободы и этого зеленого рая и стоит держаться. Идеален лишь твой сон, но эти видения…. Вдруг меня словно ведром воды окатили. Еще три часа назад я думал о том, как выбраться и вернуться из этого хаоса, а сейчас наслаждаюсь красотой древесного зонтика из листьев? Что произошло? Я встал на ноги и посмотрел вокруг. Сказочный лес, столь прекрасный и удивительный, увядал. Листья чернели и опадали, а стволы искажались и становились уродливыми чудовищами. Черная фигура человека всплыла из-под земли, выжигая траву вокруг. «Сдайся! Тебе не победить! Впусти нас!» - стала повторять фигура. Полностью черная, как вулканический песок, худая, с длинными руками, глаза горели желтым светом и с диким гневом смотрели на меня. По спине пробежала дрожь, ком встал в горле, все мысли смешались, а сердце стало работать на последней скорости. «Кто или что ты? Прочь из моего сна!» - крикнул я в ответ. Мне было сложно сдержать панику, руки дрожали, а колени сами подкашивались. Земля под моими ногами размякла, и я стал в ней тонуть. «Прочь отсюда! Куда угодно» - сказал я, на секунду закрыв глаза. Болезненный удар по ногам заставил меня придти в себя. Уже на улице, в том городе, где я недавно был. Но дома: они покосились, как будто их плавили. Растекающийся бетон покрывал дорогу. Фонарь переломился посередине и не светил, лампочка была разбита. Все катилось к чертям. Нигде не было безопасного места. Мне не спрятаться, не убежать. Почему это происходит? Кто на меня напал? Нужно выбраться, сбежать пока не поздно. Бежать но куда? Кругом одни развалины, все дороги перекрыты обломками, а дверь? Я повернулся и стал искать дверь, которая бы вернула меня в кабинет. Вот она дверь! Я пробежал пару метров, но увидел, как она тает на моих глазах. Ручка сильно оплавилась - ее не повернуть, а кожа потрескалась, и перетяжки лопнули. Треск лопающейся арматуры заставил меня повернуть голову. Мой дом! Он рушился на моих глазах, камень за камнем он крошился в незримый глазом порошок. «НЕТ! Что происходит? Все, чем дорожил, исчезает!» - я в отчаянии закрыл лицо руками.

- Помоги мне! Спаси меня! - кричала Алекси, которая выползала из развалин.

- Алекси! - я хотел рвануть вперед, но не смог сделать ни шагу.

- Умоляю, спаси! - закричала она вновь.

Я протянул руку, и тут очередная подпорка лопнула, и металлическая дробь из переломившейся арматуры выстрелила в нее. Прежде чем потерять контроль над безумием, я увидел гримасу боли на ее заплаканном лице и все шире растекающиеся ручьи крови.

- Сдайся, тебе не выиграть! Заберу все, чем ты дорожишь, все, о чем помнишь! Впусти меня и боль пройдет! - говорила черная фигура.

- Что мне делать? - я упал на колени и схватился за разрывающееся от боли сердце.

Дальше

Листья чернели и опадали, а стволы искажались и становились уродливыми чудовищами. Черная фигура человека всплыла из-под земли, выжигая траву вокруг. «Сдайся! Тебе не победить! Впусти нас!» - стала повторять фигура. Полностью черная, как вулканический песок, худая, с длинными руками, глаза горели желтым светом и с диким гневом смотрели на меня. По спине пробежала дрожь, ком встал в горле, все мысли смешались, а сердце стало работать на последней скорости. «Кто или что ты? Прочь из моего сна!» - крикнул я в ответ. Мне было сложно сдержать панику, руки дрожали, а колени сами подкашивались. Земля под моими ногами размякла, и я стал в ней тонуть. «Прочь отсюда! Куда угодно» - сказал я, на секунду закрыв глаза. Болезненный удар по ногам заставил меня придти в себя. Уже на улице, в том городе, где я недавно был. Но дома: они покосились, как будто их плавили. Растекающийся бетон покрывал дорогу. Фонарь переломился посередине и не светил, лампочка была разбита. Все катилось к чертям. Нигде не было безопасного места. Мне не спрятаться, не убежать. Почему это происходит? Кто на меня напал? Нужно выбраться, сбежать пока не поздно. Бежать но куда? Кругом одни развалины, все дороги перекрыты обломками, а дверь? Я повернулся и стал искать дверь, которая бы вернула меня в кабинет. Вот она дверь! Я пробежал пару метров, но увидел, как она тает на моих глазах. Ручка сильно оплавилась - ее не повернуть, а кожа потрескалась, и перетяжки лопнули. Треск лопающейся арматуры заставил меня повернуть голову. Мой дом! Он рушился на моих глазах, камень за камнем он крошился в незримый глазом порошок. «НЕТ! Что происходит? Все, чем дорожил, исчезает!» - я в отчаянии закрыл лицо руками.

- Помоги мне! Спаси меня! - кричала Алекси, которая выползала из развалин.

- Алекси! - я хотел рвануть вперед, но не смог сделать ни шагу.

- Умоляю, спаси! - закричала она вновь.

Я протянул руку, и тут очередная подпорка лопнула, и металлическая дробь из переломившейся арматуры выстрелила в нее. Прежде чем потерять контроль над безумием, я увидел гримасу боли на ее заплаканном лице и все шире растекающиеся ручьи крови.

- Сдайся, тебе не выиграть! Заберу все, чем ты дорожишь, все, о чем помнишь! Впусти меня и боль пройдет! - говорила черная фигура.

- Что мне делать? - я упал на колени и схватился за разрывающееся от боли сердце.

Признать поражение или продолжить бороться

Город среди миров

Столько вопросов кружится вокруг. Каждый по своему важен и требует своего ключа для расшифровки. Можно и дальше сидеть в своем кабинете и размышлять о смысле жизни и ломать голову над сообщением Алекси, но это будет бесполезно. Я не смогу просидеть долго в четырех стенах под светом лампы. «Поэтому лучше поспешное решение, чем никакое», - сказав это, я встал и повернул лампу к стене. Лучи света рассеялись, столкнувшись с плотной тьмой. Я бодро зашагал к пучку света, который спиралью оставлял блестящий след, вырисовывая овальную дверь. «Нужно узнать больше о происходящем. До меня было еще много испытателей и первопроходцев. Должно быть, они десятки лет провели в Сонвилуме. Наверняка они расскажут о той странной фигуре, надписях и прочем безумии. Подойдя вплотную к образовавшейся двери, я громко и четко произнес: «Берилион». Вместо двери появилась воронка. Небесно голубой туннель уходил далеко вперед. Вначале я двигался небыстро, но, пройдя метров десять, меня что-то подхватило и понесло быстрее. Мне ничего не оставалось, как бежать со спринтерской скоростью. Я не чувствовал усталость, а ноги не ощущали веса тела. Можно было двигаться столь быстро, сколько хотелось. Глаза стал слепить яркий свет. Прямо передо мной я видел идеально белый участок коридора. Он был полностью залит светом и от этого казался совсем пустым. Я не останавливался и бежал вперед. В лицо подул встречный ветер, а земля вдруг стала уходить из-под ног. Я посмотрел вниз - это было ошибкой. Я пробежал край туннеля и сейчас падал с огромной высоты. Попытка закричать тут же была прервана ветром, который задувал все мои слова. Я закрыл лицо руками. Моргнув, я увидел, что на них перчатки. Все тело окутал черный плащ, он скрывал каждую его часть. Мысль молнией ударила мне в голову. Без промедлений я схватился за края плаща и распахнул его. «Сто раз видел, как такое в кино делают» - сказал я сам себе. Ощущения были невероятные. Я парил вниз, словно на парашюте. Даже не говорите про Мери Поппинс, нет у меня зонтика! Ха- ха, эйфория овладевала моим телом, а земля становилась ближе. И вот приземление. Крепко стоя на ногах, я вспоминал те секунды, когда я парил в небе. На нем было всего пара облачков, а теплое майское солнце приятно светило. Оно уже давно поднялось над горизонтом и сейчас подходило к зениту. По зеленой травянистой поляне пронесся ветер. Я удивился, ведь почувствовал его только кожей возле глаз. Моя рука дотронулась до лица. Маска, все мое лицо скрывала маска. Лишь скошенные прорези для глаз давали мне возможность видеть. Попытка ее снять не увенчалась успехом.

Дальше

Тусклый свет капсулы встретил меня. Кашель, столь мощный, что казалось, мои легкие сейчас взорвутся. Система вентиляции работала, но вводила в капсулу непривычный воздух. Хруст крышки заставил меня сфокусировать зрение. Бесполезно: в ушах гудит, перед глазами все плывет. Неприятно громкие хлопки, мое едва шевелящееся тело кидает в разные стороны. Абсолютная паника – вот как можно описать мое состояние. «Прекрасно, вы так много вспомнили. Хорошо, мы продлим ваш курс медикаментов, встретимся через неделю», - сказал мужчина в белом халате со странным медальоном на шее. Мне показалась знакомой его подвижная часть, но вот большая черная бусина вызывала подозрение. Я встал с больничной кушетки и прошел к шкафу. На экране медкарты застыла запись: «Пациент – Маркус Ксайд, состояние стабильно тяжелое, диагноз - частичная потеря памяти, повреждение мозга и ослабление функционирования сердца; От последних изменений. [email protected] Пробыл в коме два месяца…». «Черт, мурашки по телу как вижу этот разбитый дисплей», - сказал я сам себе. Я переоделся и подошел к окну. Одна большая трещина оперативно устранена, но все еще заметна. Мне говорили, что она от капельницы, но как ей приложили о стекло я так и не узнал. В дверь постучали.

- Открыто, - сказал я и повернулся.

- Маркус, ну ты как? - в палату зашел какой-то человек.

- Мы знакомы? - спросил я.

- Ты не помнишь? Я Оливер, Оливер Портер, брат Алексии Портер. Мы друзья, - удивившись, сказал мужчина. На вид ему было лет двадцать пять. Его лицо было бледным, на щеке был длинный шрам, а под глазами были синие круги. Под белым халатом я заметил черный пиджак, в кармане, которого была фляжка.

- Прости, я многое не помню. Я потерял многие воспоминания. Ты что-то хотел от меня или пришел повидаться? - спросил я.

- Я пришел за тобой. Думал, ты не захочешь пропустить похороны Алексии. Она… она же была тебе дорога? - сказал Оливер.

- Я… - мне стало неловко и даже стыдно за то, что я не могу вспомнить ее, - не знаю что сказать. Думаю, будет оскорблением, если я не поеду, - сказал я надел на руку медицинский стимулятор. Через полчаса мы были на месте. На церемонии было много людей. Я никого из них не знаю…. Зачем я здесь? Кто она такая, кто она для меня? Вскоре принесли ее гроб. Многие плакали, Оливер стоял рядом с ее родителями и еще каким-то человеком. Каждый сказал несколько прощальных слов. В них было много общего. Я слышал скорбь, слышал гордость, похвалы, но меня поразили не эти слова. Меня поразило то, что сказал один конкретный человек: «Заплатив великую цену, она не получила ничего взамен. Эта женщина исполнила желание сотен людей. Мы обязаны ей многим», - голос показался мне знакомым, очень знакомым. Короткие черные волосы, глаза болотного цвета и длинный черный плащ, который скрывал его одежду. В конце церемонии пошел дождь. Легкие капли, наполнились еще большим количеством печали, начался ливень. Само небо оплакивало Алексию. Тот человек был первый, кто ушел с церемонии вместе с двумя другими. Они вели его под руки. По окончанию, я отошел к машине. Ко мне многие подходил, пытались о чем-то заговорить, но, проглатывая чувства и обидные слова, смотрели мне в глаза и сразу уходили. Многое еще произошло, но все стало не важно. Я не знал, зачем мне теперь жить. Не было никого, кто мог помочь мне. Ни один не рассказал о том, что произошло. Если они мои друзья, то почему? Память так и не возвращалась, а имя Алексия… вскоре и его не смог вспомнить. Наверно это конец, хотел бы я, чтобы все повернулось иначе.

Конец

В стенах мечтателей

Мы ехали по широкой грунтовой дороге. Пару раз меня подбрасывало на кочках, но я продолжал сидеть спокойно. Какой же он, город спящих? Наверно большой и яркий, как Нью-Йорк лет двадцать назад или что-то классическое. Представить сложно, что каждый из спящих возвел его часть. Скорее всего, это будет похоже на множество разноцветных лоскутных районов.

- Кажется, подъезжаем, ну чтож… - Герман начал говорить, но оборвал фразу на пару секунд, – надеюсь, остальные расшевелятся.

- Ха, еще бы! Мне надоело видеть их угрюмые рожи, - сказал Утэр.

- Утэр, не говори так при нем, - Кайя показала на меня, – давно никто из внешнего мира не приходил.

- Вы так меня ждали? Неужели вам так плохо здесь живется? - спросил я.

- Знаешь, сколько здесь прошло времени, с тех пор как я попал сюда? - вопросом на вопрос ответил Герман. Я даже через маску чувствовал, что его лицо приобрело чересчур серьезные черты.

- Лет пять? Нет, десять? - попробовал я догадаться.

- Больше двадцати лет. Многие даже стали забывать о существовании иного мира. Воображение для кабинетов закончилось уже на третий год, и все они пришли в Берилион. Здесь не нужно работать, есть пить и даже спать, а любые интересные занятия просто отталкивают от себя желающих, - говорил он. В голосе Германа замечалась небольшая дрожь, но он сдерживал эмоции, что поразительно для этого места, где все эмоции видны сразу.

- Даже самый вкусный пряник надоест после тысячи укусов подряд, - сказала Кайя, посмотрев в окно. Тут нас подбросило на очередной кочке. Мой взгляд упал на кресло водителя, в котором сидел Герман. «Чертовы кочки!» - захотел я выругаться, но вовремя остановил себя.

- Как же вы выдерживаете жизнь в этом месте? Я бы сошел с ума, если круглые сутки бездельничал. Раньше я мог посмотреть кино или почитать что-нибудь, а здесь кроме кабинетов… наверняка есть что-то еще, - стал я рассуждать вслух.

- Многие уже перестали быть такими… людьми…. Этот мир забирает их разум с каждым днем все больше и больше, - сказала мне в ответ Кайя. Она продолжала смотреть в окно. Чувство сострадания наполнило салон машины. Показалось, что стало сложнее дышать. Что это? «Где воздух? Дышать, не могу…» - я с сильнейшим хрипом свалился с сиденья. Машина резко затормозила, и в темнеющем мире я увидел мощную белую руку в шрамах, дальше только темнота.

- Борись! Ты нам нужен, может, получится вернуть всех, - сказала Кайя, я слышал, как она опустилась рядом со мной.

- Что с ним такое? - спросил Герман.

- Он умирает, или в критическом состоянии. Поэтому капсула пытается его принудительно отключить, - послышался монотонный голос пожившего мужчины.

- Я не умру, я же не могу умереть? - прошептал я. Тело стало заливаться холодом. Словно мне вместо крови заливали жидкий азот. Меня выгнуло от боли, и в ушах послышался громкий шум как от радиопомех. «Значит вот так просто?» - задал я вопрос сам себе.

Сдаться или Попытка к спасению

- Какая разница настоящий или нет?! Сейчас я хочу и могу помочь, - сказал я и бросился к мужчине. Строители снимали по несколько кирпичей за раз. Я пристроился рядом и стал помогать разгребать завал. Медленно! В глазах мужчины уже начинает тухнуть жизнь.

- Вот черта-с два я позволю тебе умереть! Тебя ждет маленькая дочь, о ней подумай! - прошипел я сквозь зубы. Мужчина попытался вбираться из-под завала, но рухнул, только опершись на руку.

«Неужели позвоночник сломан? - мысль пронесла холодный пот по всему телу. - Было бы лучше, если бы этого не произошло. Почему помост вообще сломался?»

По ближайшей местности раздался импульс. Цвета потускнели, а движение, кажется, остановилось. На крыше одного из домов я увидел замершую фигуру Утэра. По земле и стенам домов пробежали клетки графической разметки, а на моих кистях появились синие световые кольца. По ним бегали причудливые значки и цифры. «Трагедия 144», - появилась табличка над недостроенным домом. На периферии зрения появился ползунок с временными отметками и графиком активности.

«Что это? Что происходит? - я зашевелил руками и заметил, как происходящее вокруг изменяется. – Значит, еще можно что-то изменить», - подумал я и, словно дирижер оркестра, стал возвращать сцене правильное состояние. Вот леса выровнялись, тачка взлетела на верхний уровень, а прохожие стоят за два метра от точки опасности.

«Что пошло не так?» - задал я вопрос сам себе. И стал прокручивать таймер вперед. Отец и дочь идут рядом и вдруг, когда они подходят к лесам, происходит то самое. Один из строителей попытался жонглировать кирпичами и уронил один себе на ногу. Схватившись за нее одной рукой, он оперся на телегу. От перевеса подпорка проломилась. Вот почему телега упала вниз.

«А что, если она бы не сломалась?» - спросил я. Пред глазами появилась командная строка. Множество чисел разбавляло значение прочности подпорки. Оно было близко к нулю. Я увеличил его до ста и посмотрел на происходящее. На поврежденном месте появился металлический ободок. И, когда рабочий облокотился на телегу, она не сломала леса. Всплыло еще одно окно, механический шрифт изобразил надпись: «Смерть объекта 473766276 – ошибка, маркер команды False».

«Ложный вывод? Серьезно? Эти действия были запланированы программой? Или я вижу это как программу? Скорее всего так. Этот мир, как я узнал, реален для живущих здесь людей», - подумал я и спустился на землю. Цвета снова вернулись в мир. Папа и дочка просто прошли мимо, и никто не пострадал.

- Что это сейчас было? Секунду назад здесь была груда кирпичей…, как ты это сделал? - спросила Кайя.

- Не знаю, главное, это помогло. Дело было в подпорке, вот я и изменил ход событий, - ответил я. Кайя отошла от меня на два шага.

- А вот и вы! Герман сказал сходить за вами, - сказал Утэр, появившись прямо перед нами. Мы пошли за ним.

- Кайя, не возражаешь если мы с Трики пройдем немного вперед? - спросил Утэр.

- Слишком вежливо спросил, редкость для тебя, - сказал Кайя.

- Я просто поставил в известность, - сказал он и, подойдя ко мне, взял за плечо.

Через мгновение мы стояли на крыше одной из башен.

- Ты же знал, что эти люди живут лишь здесь? - спросил он меня.

- Да, - ответил я.

- И все равно помог?! - спросил он снова.

- Я не мог просто закрыть глаза на это, - ответил я и подошел ближе к краю.

- Эй, Трики не упади! – усмехнулся Утэр. – Может, ты и странный, но начинаешь мне нравиться. Нас - "обманщиков" - мало. Все не понимают, как мы это делаем, даже "великий", – он поставил кавычки пальцами. – Ниро - владыка Дрим-тауна, - не может что-то противопоставить таким, - последнее он сказал с наигранным пафосом. Я посмотрел на маску Утэра пристальнее. Он подошел ближе и щелкнул пред моим лицом.

- Ха, купился! Ниро во много раз сильнее нас и гораздо опытнее в обращении с этой способностью. Вообще, я не об это хотел поговорить, - он внезапно посерьезнел. – Я знаю какого это, быть в паре сантиметров от обвала. И представляю, какого тому мужчине пришлось, - сказал Утэр. Он сел на край башни.

- Знаешь? Что ты эти хочешь сказать? - спросил я.

- Я, можно сказать, изливаю душу, но если ты не понимаешь, можно будет поговорить об этом в другой раз, - сказал Утэр и подошел ко мне. Опять мелькнуло, и мы оба стояли рядом с современным зданием. - Мы единственная группа, которой Ниро разрешил остаться в городе, - сказал Утэр.

- Вы уже пришли, проходите внутрь, - сказал Герман.

Четырехэтажное здание из бетона была небоскребом для этого города. Ну, не считая часовой башни, которая тянула на все двенадцать этажей. В некоторых местах был виден мох, но окна были вполне чистыми.

- Обогнали меня, значит! Я ведь так торопилась! - сказал Кайя, слегка запыхавшись.

- Быстро ты пробежала пять километров, но не удивила! - сказал Утэр и подразнил Кайю руками.

- Ладно, входите уже. Кто последний, тот убирает со стола, - сказал Герман.

Я словно по сигналу рванул ко входу. «Еда во сне? Брад кончено, но это же другой мир, почему бы и нет!» - промелькнуло в голове.

Отношения с Утэром +1

Отношения с Кайей -1

Отношения с Ниро +1

К следующей главе

«Ложь во благо»

- Кайя, что это сейчас было? - спросил я, пытаясь осознать услышанное.

- Правила города Ниро: не вредить спящим, не разрушать город и не задерживаться на долго. Мы здесь только потому, что этого хочет он, иначе он выкидывает тебя из города через пару дней, - ответила Кайя.

- Вами командует ребенок? Сколько Ниро лет? Десять? Одиннадцать? - спросил я возмущенно.

- Он не ребенок, просто он так выглядит. Он здесь много дольше, чем мы все вместе взятые. Возможно, он один из первых. Ниро уже известны все тайны этой системы, и он активно этим пользуется. К сожалению, нам он ничего не рассказывает, - сказала Кайя и подошла ближе к черному камню.

- Он сказал, что маска многое значит, а что значит его маска? - в моей голове крутились тысячи вопросов, и я никак не мог вычленить самый важный.

- Думаю, максимальное превосходство над системой. Ему не указ обычные правила, которые касаются всех остальных. Честно, ему даже не обязательно маску носить, - сказала Кайя и посмотрела на дом, который еще только строился на этой улице.

- Так, а зачем вообще их носить? - спросил я сев рядом.

- Забыл? Я говорила об этом ранее. Это нужно для того чтобы никто не смог вломиться к тебе в кабинет. Для этого нужно знать настоящее имя и внешность. Полностью доверять здесь нельзя даже близким друзьям. Может, кто-то и хотел бы, вот только не сможет, - ответила она.

Что-то рухнуло позади нас. Я повернулся и увидел, как тачка с кирпичами упала с проломившихся лесов. Она упала на двух прохожих. Это были мужчина и маленькая девочка. Ребенка едва задело, но ее отец сильно пострадал. «Нужно помочь!» - промелькнуло в голове. С этой мыслью я поспешил к раненому.

- Куда ты? Не нужно им помогать. Они же не живые, не настоящие, - сказала Кайя. Я остановился и присмотрелся к их лицам. Подергивающиеся глаза, прокушенная от боли губа широкая царапина на носу: он страдал от полученных травм. Маленькая девчушка рвалась помочь отцу, но ее держал один из работяг. Остальные строители пытались помочь пострадавшему. Что же делать?

Оставить все как есть или помочь?

- Хорошо, тогда я останусь, - сказал я. Комната оказалась не очень обширной. Но уют был в ее компактности. В ней было все, что могло пригодиться. Кайя рассказала, что где находится в их доме и, уходя, закрыла дверь. «Длинный был день», - с этими мыслями я прыгнул на кровать. Было такое ощущение, что я не спал всю неделю. Сон во сне, кто это придумал? Странные законы этого мира продолжают меня удивлять.

Отношения с Утэром -1

К следующей главе

Во что же верить?

Я вошел в дом. Большой комплекс комнат выглядел весьма богато. Гостиная встретила стеклянным кофейным столиком с голограммами и люминесцентной подсветкой по углам комнаты. Пройдя вперед, я рассмотрел темный диван, оббитый чем-то очень мягким.

- Не стой в стороне, как бедный родственник. Присаживайся на диван, - сказал Герман и ушел через створки раздвижных дверей. Я решил сесть с краю, но Утэр разбежался и, сделав сальто, приземлился на то самое место, где я хотел сесть.

- Прости, приятель, но это мое место, - сказал он. Мне даже сквозь маску было понятно, что на его лице сейчас улыбка от уха до уха.

- Ладно, сяду рядом, - сказал я и сел в центр. По левую руку от меня села Кайя, а Герман вернулся с термосом, на стенке которого был рисунок в виде капли кофейного цвета. Он сел на диван… на какой? Он сел на новый диван, появившийся прямо из-под пола.

- В городе нельзя делать изменения, даже настолько маленькие? Или я что-то путаю? - спросил я.

- Штука в том, чтобы не в городе. Этот дом Ниро отделил от Дрим-тауна, - сказал Утэр.

- Почему ты называешь Берелион, Дрим-таун? - спросил я, в то время пока Герман разливал по чашкам кофе.

Странно видеть во сне, хотя какой это уже сон, что-то съедобное.

- Профессиональная привычка, перед нами он всегда так оправдывается, - сказала Кайя и отвела голову в сторону от Утэра.

«Привычка значит...» - подумал я.

- Трикстер, все хочу спросить как тебе город, - сказал Герман, протянув кофе.

- Я даже и не знаю, что сказать, с одной стороны он выглядит таким живым, но я понимаю, что с другой стороны в нем есть множество несчастных людей. В нем много необычного для времени, из которого мы пришли, - ответил я.

- Интересная точка зрения. Сахар? - предложил Герман, протягивая мне щипцы для сахара.

«Я, конечно, чай больше люблю, но раз кофе то возьму сахар», - подумал я.

Как только я занес кубик сахара над чашкой, то увидел, как жидкость меняет цвет. Я опустил кубик и поставил чашку на стол. Мы продолжили разговор. Все его темы сводились к банальному: как город, чем собираешься занять, а вот наши дни такие и тому подобное. Я почувствовал, как беседа затягивается.

Спросить в лоб или потактичней подойти к делу?

Теперь я точно знаю, о чем Герман хотел спросить. Мы еще долго разговаривали о нашем мире, о разных новостях. И когда я собрался уходить, я все-таки взял чашку и выпил ее содержимое. Опомнился я, когда уже почувствовал вкус чая.

- Разве не странно, что мы едим во сне? - спросил я.

- Это стимул. Без кружки кофе ранним утром мой мозг даже не начнет работать, - сказал Утэр.

- Хорошо посидели, но пришло время возвращаться в кабинет - сказал я.

- Ты мог бы остаться. Есть свободная комната на четвертом этаже, - сказала Кайя.

- Эй, эту комнату я уже присмотрел! - возмутился Утэр.

- Утэр, у тебя есть своя. Зачем тебе вторая? - спросил Герман.

- Да ладно, и пошутить нельзя. Оценил чувство юмора, Трики? – усмехнулся Утэр, как-то странно отведя голову от своих друзей.

Мне согласиться или вернуться в кабинет?

Кладбище забвенных

-Ты пришел, чтобы поспать? - спросила Кайя.

-Я нет, нет…, - сказал я продирая глаза, – я просто задумался. Так о чем ты говорил, Герман? - спросил я, оторвав голову от желанной диванной подушки.

Черт, вроде столько времени провалялся, но слишком я уж сегодня сонный, а может это все этот прекрасный диван….

- Не спать! - тут я почувствовал подзатыльник от Утэра.

- Трикстер, ты меня слушал? - спросил Герман.

- Да, конечно. Ты собирался расспросить Ниро о прошлой команде, так как он с ними весьма долго общался, - сказал я.

- Слушай соберись! Сегодня ты как-то расклеился, - сказала Кайя.

- Не сплю я, - сказал я и поспешил к двери.

- Стой, куда ты идешь? – спросил Герман.

- Прогуляться, нужно собрать все мысли в собственной голове, – ответил я и переступил порог.

Я просто шел по городу, не разбирая дороги. Позже я понял, что прошел мимо площади с камнем и обогнул часовую башню.

- Что вообще со мной такое? Обычно я куда энергичней, но сегодня словно пустой, - говорил я сам себе и шел.

Воздух стал тяжелее, а мир вокруг начал терять краски. Туман стелился по земле, а впереди я увидел невысокий заборчик. Подойдя ближе, я увидел поле с мертвой землей. В ней не могло быть жизни. Ничто не прорастало, даже травы не было. Все поле было усеяно серыми монолитами. Я прошел дальше. Раздался звон музыки ветра и перед глазами проступил силуэт. Широкие плечи и черное пальто показались мне знакомыми. Эта фигура сидела перед надгробьем с многими десятками имен. Из-под плащевки он достал букет цветов и положил его на поросшую мхом плиту. Опустив голову, он сложил руки вместе и стал тихо говорить:

- Я прихожу раз за разом и прошу одно и тоже. Но, не смотря на это, мне не добиться у вас прощения. Тот день был большой ошибкой. Я никогда не забуду ваши лица: Элиза, Мартин, Колин, Барри, Анна, Синни, Шарлотта, Грег… - он долго называл различные имена и вот наконец закончил.

- Ты стольких потерял? – я не мог просто стоять у него за спиной.

- Все ваши жизни потеряны, и я не знаю просить ли бога или дьявола о вашем спасении.

Похоже, он меня не замечает. Может и к лучшему, что ему все равно, что я здесь. Не знаю почему, но я хочу с ним поговорить. Отнесусь к нему уважительно и подожду. Я присел на скамью рядом. Мой взгляд был направлен в одну точку. Мысли были взбудоражены, и трудно было выцепить хотя бы одну здравую. Мне было страшно. Возможность собственной смерти пугала меня сейчас гораздо сильнее, чем это было в старом мире. Как вообще так сложилось? Мое сердце странно забилось, и я увидел еще один надгробный камень, на котором было написано лишь одно: "Маркус Ксайд". Все тело как будто дернуло от электрического разряда. Я закрыл лицо руками.

Дальше

- Ты стольких потерял? – я не мог просто стоять у него за спиной.

- Все ваши жизни потеряны, и я не знаю просить ли бога или дьявола о вашем спасении.

Похоже, он меня не замечает. Может и к лучшему, что ему все равно, что я здесь. Не знаю почему, но я хочу с ним поговорить. Отнесусь к нему уважительно и подожду. Я присел на скамью рядом. Мой взгляд был направлен в одну точку. Мысли были взбудоражены, и трудно было выцепить хотя бы одну здравую. Мне было страшно. Возможность собственной смерти пугала меня сейчас гораздо сильнее, чем это было в старом мире. Как вообще так сложилось? Мое сердце странно забилось, и я увидел еще один надгробный камень, на котором было написано лишь одно: "Маркус Ксайд". Все тело как будто дернуло от электрического разряда. Я закрыл лицо руками.

- Ты боишься смерти? – спросил меня тот человек.

- Мне казалось, ее боятся все – ответил я, кратко отведя руки в сторону.

- Это не так – человек повернулся и встал во весь рост. Это был тот самый Фауст. Белые руки в шрамах, черное пальто с разрезанными рукавами на концах, а под ним что-то белое с коричневыми пятнами, высокие сапоги с толстой черной подошвой – это составляло его образ. Маска, его маска – черная с белыми линиями, создающими узор в виде чешуи и причудливых завитков, ее края по бокам были длиннее чем у обычных масок.

- Но смерть – это конец, пустота и больше ничего! – я закричал и моя кровь вскипела.

- Люди боятся неизвестности, никто не знает какова смерть на самом деле. А я знаю, и поэтому не боюсь. Сотни и сотни людей повидали ее вместе со мной, будучи на пороге. Зачем тебе боятся того, что изменить не можешь? Забыл о своих словах, там, у ворот? – Фауст сделал пару шагов и подошел ближе.

- Нет, я не забыл. Как и в тот раз, я не вижу перед собой угрозы, от которой могу ожидать смерти. Но в том мире с моим настоящим телом, может случиться нечто ужасное, – говорил я.

- Да какая тебе разница, ты уже не там! Живи в этом мире и не жалуйся на прошлое! Кому-то приходится много хуже твоего! – тут Фауста словно с цепи спустили.

По миру пошли странные черно-белые квадраты. Пространство вокруг побелело, и я вдруг начал что-то видеть.

- Помогите ему! Вы же можете! Спасаете столько жизней и тут сдадитесь? - голос женщины молил о помощи. Больничная палата отделения для пациентов в критическом состоянии встретила меня своим неприятным окружением.

- Шансов нет. В таком деле не помочь! - Фауст стоял в белом халате и говорил какой-то женщине.

- Вы что, поверили им?! Спасите его! Прошу! - снова голос женщины.

- Я не стану помогать био-террористу! Он сам виноват в том, что сотворил с собой, - ответил Фауст. Женщина подошла ближе и стала отчаянно бить доктора кулаками в грудь.

- Вы пожалеете, пожалеете, что не помогли ему! - кричала она.

После картинка обрывается и виден кадр, как человек прыгает из окна первого этажа. Перед глазами стали проплывать лица тех людей, имена которых Фауст называл у могилы.

Тут связь порвался и передо мной снова был Фауст.

- Что это сейчас было? Я видел тебя и больницу, женщину. Она говорила про террориста.

- Как тебе удалось? Как ты залез в мою память?! – Фауст был обеспокоен, удивлен и подавлен одновременно.

- Что со всеми ними случилось? – спросил я, проигнорировав вопросы.

- Тот урод, из-за него произошла катастрофа августа 2022. Знаешь наверняка. Я не успел помочь всем, – сказал Фауст и упал на лавку.

- Но это не твоя вина! – сказал я.

- Так говорили все, но только я мог помочь… а они не дождались, не дотянули. Все они, каждый…, каждый надеялся на спасение, – голос Фауста дрожал.

- Но я слышал, что многих удалось спасти, – попытался я поддержать его.

- Это правда, но я обязан был спасти всех. Человек настолько слаб и беспомощен, что даже не может этого. Мы не боги, – сказал Фауст и посмотрел на меня.

И что мне ему сказать?

Каждый может ошибаться или лучше согласиться с ним

Первый сдвиг

Они стояли на пороге дома. Кайя сидела на поручне и болтала ногами, смотря на узоры плитки, которой была выложена дорожка к двери. Утэр разминал плечи и прыгал с ноги на ногу, предвкушая драку. Что он ожидал от Ниро? Точно сказать сложно, но ясно, что он хотел сотворить нечто безбашенное. Герман листал блокнот и держался весьма уверенно. Хотя, мне показалось, что он как-то нервно поглядывает по сторонам.

- Я вернулся! - крикнул я. Мы пошли прямиком к площади с камнем. Как я узнал от Германа, Ниро часто бывает на той площади. Что странно, когда мы туда пришли, площадь была абсолютно пуста.

- И где он? – поинтересовался Утэр.

- Странно. Все то время, что мы здесь, он почти постоянно был рядом или где-то неподалеку, – сказала Герман.

- Может, подождем его? – предложила Кайя.

- Если его тут нет, то ждать бессмысленно, – сказал Утэр.

Тут я почувствовал волну накатившего ветра, исходящего откуда-то с юга города. Я повернулся и увидел белую точку. Своеобразное пятно, размытое в воздухе. Оно двигалось и быстро. Силуэт человека в белом прыгал по крышам домов, как будто убегая от кого-то.

- Там кто-то движется, - сказал я себе под нос

- Куда смотришь Трики? – спросил Утэр.

- Там кто-то убегает – ответил я, не поворачивая голову.

- Какая разница. Наверняка какой-то спящий развлекается, – сказал Утэр.

Кайя вроде двинулась, чтобы отправиться вслед за тем человеком, но нерешительно встала на месте. Хм, и что тогда мне делать? Мы все-таки ищем Ниро.

Погнаться или последовать за отрядом?

- Ой-ёй-ёй! Головушка моя, – застонала она. По голосу ей было лет четырнадцать, но это и насторожило.

- Куда ты так бежала? – спросил я, не отрывая голову от дороги.

- Никуда, а кто ты такой? Я тебя раньше не видела, – сказала она и стала перекатываться в сторону.

- Я в городе не так давно, я Трикстер, – ответил я.

- И что тебе нужно? Тебе же что-то нужно, раз ты встал у меня на пути? – говорила она, потирая кулаком висок.

- Я думал, тебе нужна помощь. А, может, ты знаешь, где искать Ниро? – спросил я и попытался встать. Голова закружилась, а перед глазами заплясали звезды.

- Ниро всегда находится на площади с большим синим камнем, – ответила она и встала на дрожащие колени.

- Но в этом городе есть площадь только с черным камнем, – сказал я непонимающе.

- Ну, это не так. Я как-то пробегала мимо и видела мерцающий синий камень посреди площади, – сказала она и стряхнула пыль с краев капюшона.

Я продолжал сидеть на мягком месте, когда мне в голову пришла отличная мысль. А что, если она говорит про тот черный камень? На нем были синие символы, значит, если его полностью ими покрыть, то можно будет узнать, где Ниро.

- Спасибо, за подсказку! А как тебя зовут? – спросил я.

- Бледная кошка, весьма буквально, правда. Друзья зовут Китти, иногда просто Бледная, – ответила она и продолжила бежать. Через пару метров она стала расщепляться на белые ленты чисел и исчезать.

«Что это было?» - спросил я у себя. Ответа не последовало. Я встал, отряхнул "виртуальную" пыль и решил вернуться назад на площадь.

Отношения с Утэром+1

Отношения с Кайей+1

Отношения с Германом-1

Отношения с Китти+0

Дальше

Когда я вернулся, Герман знатно на меня наорал. Сначала это походило на недовольное ворчание. Но через пару минут это переросло в агрессивную перепалку, на которую обращали внимание даже жители Берилиона. «Да как ты можешь так безответственно бросать команду?! Я ее командир и не допущу самовольного хождения!» - он не на шутку разозлился. Я, почти что, видел через маску его глаза, наливавшиеся кровью. Страшное зрелище. Я терпеливо выдержал это, но честно говоря, было желание дать отпор. Наверно, такое пережил и Утэр. Я успокоил Германа и уверил его в том, что подобное не повторится.

- И все же, я не зря погнался за той девушкой! Я знаю, где искать Ниро, – сказал я

- Правда? И где же он? – спросила Кайя.

- На площади с камнем, – ответил я. Утэр рассмеялся и чуть не упал со спинки скамьи, на которой сидел.

- Нет времени на шутки, – фыркнула Кайя.

- Я серьезно, он на площади с синим камнем, – повторил я.

- Есть другая площадь с камнем, – Герман задумчиво подпер подбородок и встал напротив камня.

- Я тоже так подумал, но не уверен, что это так. В городе только главная площадь и эта, – сказал я и подошел ближе к камню.

- И что ты хочешь сказать? Мне нравится ход твоих мыслей, но говори проще. Утэр, наверное, не понимает, – сказала Кайя.

- Да все я понял! Это как в играх, мы на месте, но не видим чего-то. Чего-то просто не хватает, нужно найти и шендарахнуть, – возмутился Утэр и спрыгнул со скамьи. Даже Герман удивился догадливости Утэра.

- Нам нужен синий камень. А символы на этом камне светятся синим. Утэр, ты прав! – сказал я и всмотрелся в символы. Неестественные завитки и черточки смешивались с геометрическими фигурами. Даже если это и буквы, то они не принадлежат к алфавиту ни одной из стран.

- Я нашла похожие символы, а вот еще одни, – вдруг сказала Кайя.

-Да, я тоже! - воодушевленно крикнул Герман.

Прошло еще некоторое время, прежде чем мы разгадали шифр. По парам сложив символы, мы собрали сорок семь связок. После этого количество сокращалось, так как, поворачивая значки, мы смогли найти новые пары. Камень оставался черным, но на нем было видно три ярко-синих пятна, которые образовались из групп символов.

- Знакомая картина, – пробормотал Утэр.

- Три точки и пятно… ты, серьезно? – хмыкнула Кайя.

- Мне тоже ничего не напоминает, - сказал Герман и подошел ближе, рассматривая каждую синюю точку по отдельности. В мою голову приходили разные мысли, но среди них не было действительно нужной.

- Это уже было, точно где-то видел… - вдруг забубнил Утэр.

- Может, ты, не можешь вспомнить, потому что чего-то недостает. Ну как ты говорил раньше, – предположил я, обращаясь к Утэру.

- В загадках я не силен, но есть кое-какой опыт! А этот камень…. – тут его словно осенило – Точно! Этож – гейд, – сказал Утэр и схватился за края камня.

- Да что ты такое несешь? – возмутилась Кайя. Утэр потянул вверх две верхние точки и вниз - оставшуюся.

- Обычная точка перехода: гейд, портал, ТП, СГ – ни разу не слышали? – говорил Утэр. В его голосе ощущалась гордость за то, что он знает то - чего не знают остальные и за то - что он может то, чего не могут другие.

Камень раскрыл черные лепестки, как створки некоего механизма. Его мерцающая синяя сердцевина закручивалась в разных орбитах чуть ли не одновременно. «Ну что вперед!?» - сказал Герман. Было видно, что он повеселел и уже не сердился на меня. Вчетвером мы шагнули в мягкий свет портала.

К слудующей главе

- Если убегает значит, нужна помощь, вдруг бежит от Ниро! – сказал я и побежал вперед по улице.

- Стой куда?! – Герман попытался меня остановить.

Я никого не слушал и продолжал бежать, набирая скорость с каждой секундой. Белая точка стала вилять и спрыгнула с дома, скрывшись из моего поля зрения. «Напрямик!» - крикнул я и, стиснув зубы, побежал на дом. Прыжком я оттолкнулся от земли и полетел в балкон. Дальше тело двигалось само. Рука нащупала опору и, подтянув тело, подбросила до крыши. Ноги поджались, и, описав корпусом сальто, я приземлился и сразу продолжил преследование. На мгновение мне показалось что я догоняю того человека, но вот я моргнул и между нами оказался большой разрыв. Как же Утэр перемещается по городу с такой скоростью? Да, когда попадаешь в подобную ситуацию, то мысли о быстром перемещении сами лезут в голову. Белый силуэт столкнулся с другим человеком и потерял скорость на некоторое время. Это мой шанс! Тут что-то щелкнуло, и мир вокруг поплыл. Краски стали стираться, и серый цвет поглощал все. Тело стало будто невесомым. Пробежавшись по доске, которую только на секунду приложили к поверхности крыши, я перепрыгнул через человека и, зацепившись за балкон, спрыгнул вниз. Мои координаты, которые отображались в нижнем левом углу, стремительно менялись. Наконец сделав кувырок, под проносимой через улицу балкой, я встал рядом с моей целью. Белый капюшон с пришитыми к нему белыми кошачьими ушками скрывал девушку с голубыми глазами и такими же белыми волосами до плеч. Мир стал наполняться цветами вновь. И она, продолжая бежать, врезалась прямиком в меня. Мой затылок пронзила тупая боль. Казалось, что в него мне вкручивают болт, один из тех, которыми пользуются в порту. Удержав себя в сознании, я посмотрел на ошарашенное лицо девушки, которая, разумеется, развалилась на мне. Было нетяжело, скажу больше, у нее не было веса. Но каким-то образом она меня повалила.

Дальше

Лазурный дворец

Мир утратил звуки, а цвета словно заново рождались. Обыденный синий свет преображался в нечто насыщенное, нечто излучающее жизнь. «Это поразително!» - изумилась Кайя. Мы словно падали, ощущение полета давало полную свободу. Спланировав на платформу, мы огляделись. Кольца акведуков, словно вены человеческого тела, переливались аргоном. Массивные стены были вокруг нас. Сказочный дворец, попавший сюда прямиком из тринадцатого века. Массивные двери открылись и гостеприимно пропустили нас в зал. Ковровая дорожка была белой, весьма странное решение – так я думал. Но мы не оставляли следов, да и грязи видно не было. Витражи стекол повествовали о загадочном сюжете. Солнце, выходящее из-за тучи, проглатывал лев. Став самим светом – на следующем витраже – он столкнулся с трудностями неведомыми ему ранее. На последнем из них видно, как в белой гриве выделился клок синей шерсти. Атрибутика солнца и льва сопровождала весь коридор. Мы подошли к следующей двери, но за ней было видно лишь белую пелену. Будто в театре нам преграждают обзор занавесом, эта штора закрывала проход вперед.

- Где же Ниро? – спросил Герман.

- Ты же знаешь ответ на вопрос? – сказал я

- Где-то здесь, - ответил Утэр. Мне показалось, что на мгновенье он стал серьезным.

- Хорошо, расширим область поиска, – решил Герман и подошел к шторе.

- Дамы вперед, – сказала Кайя и прошла сквозь штору.

По другую ее сторону был весьма темный зал. В самом его центре стоял плоский белый камень. Весь он был покрыт цифровой сеткой и имел строение стола.

- Рано или поздно, это место должны были найти, – маленькая фигура Ниро появилась на голубом отростке за столом.

- Что это за место? – спросила Кайя.

- Центр управления, консоль, панель, узел связи – вот что это за место. Почему ты так скрывал его? Ответь нам Ниро! – Утэр агрессивно выкрикнул это. Черные полосы его маски засветились красным светом, а после я услышал ее треск.

- ЧТО? Как, зачем скрывать такое место?! – Герман был шокирован.

- Утэр, как ты это понял? – спросил я. Он что-то знает, знает больше, чем остальные. На вид он не самый интеллектуальный член нашей команды, но явно особенный.

- Это часть моих обязанностей, как владыки этого города. И я вынужден сделать предупреждение. Обращайся к собеседнику уважительней, – сказал Ниро.

- Используя эту вещь, мы можем освободить всех или…- Утэр упал на одно колено. Его рука схватилась за маску.

Треск ломающейся керамики отвлек нас. В этой круглой комнате на стенах были арки с керамическими экранами и сейчас они лопались один за другим. В каждом проеме загорелся свет. Перед одним из них стал сыпаться песок и подул теплый ветер, из второго же, наоборот, веяло гонным хладом. Запах цветения и фабричного смога доходил до нас из третей и четвертой арки. Другие арки ничем не выделялись.

- Жар и холод, природа и человек, победа или поражение. Десять лет по календарю старшего мира минуло с тех пор, когда Поисковики, жаждущие обмануть систему и получить над ней контроль, стояли в этом зале. И что мне делать теперь? Я мог бы стереть вас, т.е. убрать навсегда.

- Да что ты такое говоришь? Ниро ты же не сделаешь этого, – голос Кайи задрожал.

- Он слов на ветер не бросает, – сказал Утэр.

- Прошлой команды не стало из-за этого?! – Герман никак не мог оправиться от жестокой правды.

- Ниро, ответь на вопрос добропорядочного жителя Берилиона. Если ты желаешь защитить свой Вавилон, не лучше будет, если спящие его покинут? Покинут раз и навсегда. Дай нам возможность проснуться, - я приложил огромные усилия к тому, чтобы убедить Ниро.

Если отношения с Ниро положительны

Дальше

- Будет огромной потерей лишиться такого особенного человека. К тому же мне все-таки нужна помощь. Возьми данные, вернее даже память каждого из Исторгнутых. Я поспешил и совершил ошибки. Теперь я не могу покинуть этот город, даже если захочу. Когда дворец освободится от них, я дам вам нечто полезное.

Все облегченно вздохнули. Кайя еле устояла на ногах. Ее поддержал Герман.

- Исторгнутые? Ты о ком? Расскажи больше, – я вышел вперед.

- Я здесь уже давно и знаю, каким правилам системы подчиняется этот мир, а каким нет. Вот только они этого не знали. Найдя лазейку, они решили ей воспользоваться. После этого мир начал отторгать их, он чувствовал угрозу. Мир Сонвилума не такой, как тот, из которого вы пришли, он имеет разум.

- Стоп, стоп "вы пришли", что ты хочешь сказать?

- Я не знаю, каким тот мир является сейчас, как я говорил, я здесь очень и очень давно. За

проведенное здесь время мое тело уже истлело.

- В том, в этом… Что за путаница!? – Утэр подошел ко мне.

- Да, мне тоже показалось это неудобным. Тогда пусть Сонвилум и Земля, согласны? – обратился я к команде.

- Сонвилум и внешний мир! Земля у нас и под ногами есть, – сказал Утэр и, решив осмотреться, пошел к арке с песком.

Во дворце мы задержались на длительное время. Сложно сказать дни это были или часы, но мы решили, что поможем Ниро и получим подсказку как отсюда выбраться.

- Так как нам очистить дворец от Исторгнутых? – спросил Герман.

- Это сможет сделать только один из вас. Трикстер, ты войдешь в одну из арок. Там нужно будет найти объект, который не вписывается в общие события. Это может быть человек или предмет или даже какое-то явление, – Ниро стал расхаживать по комнате взад-вперед.

Я как-то напрягся, на секунду показалось, что по спине потекла струйка холодного пота. Только я могу это сделать. Странное совпадение, очень странное. Я последний из новичков, которые сюда прибывали, мне предложили вступить в команду разведки, и я могу забрать память этих Исторгнутых, словно все это кто-то спланировал. Ощущения как тогда…. Я стою на сцене, на мне тот костюм, что достался мне по жребию. В руках реквизит со склада бутафории, а на его боковине текст сценария. Как и тогда я чувствовал себя марионеткой. Я же сам на это согласился, спать и видеть сон, который станет для меня вечным. Вокруг все настоящее, а правда ли этот мир реален? Может даже Герман, Кайя и Утэр ненастоящие! «Почему я?» - в голове встал вопрос, на который никак не мог получить ответа. Словно читая мои мысли, Ниро ответил:

- Все настоящее ровно настолько, насколько в это веришь. Ты можешь просто уйти, но если это сказка, то больше никогда не сможешь узнать ее конец. И что ты думаешь?

или продолжить

- Я останусь, если я сплю и это всего лишь сон, то нужно узнать его конец.

- Правильно мыслишь, у самого башня чуть не поехала в начале. Когда-нибудь захочется проснуться, но разбудить нас не смогут. Давай, Трики, мы в тебя верим!

- Ни секунды в тебе не сомневалась, – сказала Кайя и скрестила руки на груди.

- В это время нужны именно такие люди. Но ты прав, возможно, этого могло и не быть, – сказал Герман, положив руку мне на плечо.

- Спасибо за поддержку! Рад, что у меня есть такие напарники, – воодушевленно произнес я.

Выйдя на центр комнаты, я решил, какая арка станет первой. Приятный свет прохода обволакивал мое тело и приглашающее тянул внутрь. Придется нырнуть еще глубже, чем до этого.

Конец первой части

Я просмотрел список доступных контактов и выбрал нужный. Помимо Кассандры в нем были еще тот директор-ублюдок, чье имя было Николос Веарталле, Доктор Гринз и, по неизвестной мне причине, пользователь, подписанный как PK. Что значит эта аббревиатура? Понятия не имею, может она и нашлась бы среди всех, что знает Утэр. А вот сейчас мне стало интересно. Слишком обычные у этой троицы имена. Я к тому, что Фауст, например, вызывает какие не какие ассоциации. Вот Герман, обычное имя, как и Кайя. Мне даже приходилось общаться с людьми с такими именами. Хм, Утэр… Может из фильма, который я не смотрел или еще чего-то. Тем временем звонок шел, и длительные гудки оборвались. Пиликающий звук прекратился на моменте принятия вызова.

- Да, я вас слушаю Маркус. Вы чего-то хотели? – спросил тот самый голос. Приятный женский голос отвлек меня от мыслей про то, как можно было бы пошутить. Тем более что на шутки времени не было.

- Кассандра, сегодня первый день исследований. Вы говорили, что мы команда. Скажите, что меня сегодня ждет? – спросил я. В попытке сделать наиболее спокойный и уверенный голос я вывернул все так, как будто жду этих опытов с нетерпением, да и черт с ним.

- Вас интересует события по плану? – на этот ее вопрос я ответил положительно. – Так-с, впереди экспресс обследование, тест статуса, после - практика. К слову она продлится несколько часов. Возможно, даже до вечера. Первый день всегда тяжелый, – она кратко ознакомила меня с планами.

- А можете рассказать о проекте Астра? Просто я не совсем понимаю, ммм… А зачем я вообще здесь нужен? – задал я главный вопрос.

- Что? Как так вышло, что вы не в курсе? Я, конечно, ожидала, что начальство может послать кого-то против воли, но это было на грани невозможного. Этот проект нужен для исследования людей с неординарными способностями мозга. При том, необычными, вроде идеальной памяти или скоростного счета. Тут находятся те, кто способен… Даже не знаю, как понятней объяснить, – она задумалась.

- Говорите как есть, я не последний дурак, я дурак с корочками о высшем информационном! Пойму уж как-нибудь, – я развязывал ей язык. Даже непонятная вначале информация может обрести смысл.

- В таком случае, выражу это так. Сонвилум опирается на программное обеспечение наших суперкомпьютеров, – я немного оторопел, «Что? Их несколько?!» - звякнуло в голове, – и никто не в силах влиять на их работу изнутри, то есть, находясь в Сонвилуме, невозможно менять что-то через них. Но это не касается вас. Мистер Маркус, вы необъяснимым образом изменяете ход событий и пробиваетесь в поле информации других спящих, считывая их память. Это поразительные способности, если мы будем их изучать, то сможем улучшить систему Сонвилума. Крайне хорошо, что вы не занимались ничем преступным.

- Изучить? Улучшить? Вы знаете, чего хотят спящие?! – я повысил голос.

- Не нужно кричать на меня, это грубо, – сказала Кассандра.

- Грубо? Держать всех в Сонвилуме как пленников - это грубо. Они не могут заняться чем-то, что пришлось бы им по вкусу, ведь они знают, что они это уже делали. Они не могут пообщаться с внешним миром или как-то подать сигнал об отключении. Многие просто желают выбраться оттуда! – меня медленно, но верно распирало от чувств.

- Да что вы говорите? Этого просто не может быть, – она заговорила тише. Краем разума она понимала, я надеюсь на это, что мне незачем врать.

- Просто откройте капсулы дайте им уйти! Но нет, чертовы бумажные договоры! Кровью что ли все расписываются?! – я вернулся к кровати и сел на край.

- Маркус, поговорим позже, мне нужно бежать, – она оборвала связь.

- Черт! Если я не сбегу, то все те спящий люди окажутся в пожизненном заточении, - жизнь подопытной крысы для меня неприемлема – и до меня дошло. Сотни тысяч пользователей Сонвилума, суперкомпьютеры, копания в памяти и манипуляции информацией – все шло к тому, что эта технология претендовала на место самого масштабного эксперимента над людьми за всю историю человечества.

Это потрясающий развод для прессы и приток денежного финансирования от покупателей, а также спонсоров из государственных контор. А если мыслить глубже, то теория заговора навязывается сама собой – пусть я и не любитель такого. Исследования, как оказалось, проходили в специальном помещении, и забрать меня туда пришли андроид и один из местных ученых. Почти всю дорогу мы молчали. Но у самых дверей ученый сказал: «Будем надеяться, что все это не пустая трата времени».

В белоснежной и наверняка стерильной комнате я увидел Кассандру. Она стояла около комнаты наблюдения. Как-то мало здесь охраны, неужели они такие самоуверенные?! Буду сохранять осторожность.

- Испытуемый RKN-0163825, давайте начнем первый день испытаний, – сказал ученый.

- И что мне делать? – спросил я. Пока просто буду им подчиняться, возможно, получится узнать что-то важное.

- Подойдите к столу, – сказал андроид и указал на металлический столик в центре комнаты. С каждым моим шагом свет постепенно угасал, пока комната не опустилась в полумрак. Оказалось, что на столе лежит планшет с голограммой, рядом выключенная лампа и неизвестная мне головоломка.

- Начните взаимодействие, – сказал андроид.

«Точно! Они хотят, чтобы я включил свои способности!»

- Но как? – я врубил дурачка, пусть поломают голову за меня.

- Используйте ваши особые способности, – сказал голос ученого из динамика.

- Тут проблема, я делал это только в Сонвилуме, и то не понимаю как. А сейчас я вообще не уверен, что получится.

- Объект говорит правду, – заключил андроид.

Свет стал постепенно включаться. Глаза поначалу резало, но я недолго пробыл в потемках.

- Что скажете, Касандра, может стоит избавиться от этого образца и не тратить время?

Я на мгновение оторопел. Как это избавиться? Выкинуть как мусор? Да как они только могут говорить о таком?!

- Да что вы такое говорите? Это же живой человек, а не крыса или кролик, – возмутилась Кассандра.

Ученый нажал на какую-то кнопку. В стенах комнаты выступили белые силуэты. Охранные дроиды были готовы уничтожать цель перед ними.

- Остановитесь! Вы вообще представляете, что собирается сделать? – я как-то разволновался. По спине пробежала струйка пота, а в глазе стал пульсировать. Я отчетливо слышал стук собственного сердца. Роботы поднимали свои клешни и, клацая ими, шли на меня. Холодный металл опустился мне на плечо. Этот чертов андроид схватил меня.

- Я так просто не дамся! – крикнул я.

По телу пробежал импульс, и мир полностью почернел. Были видны лишь пылающие аргоновым светом контуры моих противников. Пояса чисел и символов оплетали мои руки и тонкими дорожками стремились к врагу. Пред глазами мелькнуло, но я разобрал: «Статус изменен, настоящий статус: Ликвидация; Цель изменена; Объект RKN-0163825 покинул список доступных целей».

- Вот оно! Та самая сила. То ощущение всего вокруг и желание к изменению всего, что раздражает.

Цвета вернулись почти сразу. Это были секунды в мире тьмы, но этого хватило для того чтобы избежать гибели. Дроиды изменили оружие на боевое и стали стрелять во все, что движется. Стены покрылись черными вкраплениями, а цветное покрытие хамелеона стало сползать с них неровными пластами. Освещение над головой странно замигало. Я побежал к двери, через которую вошел. И все бы хорошо, да вот только в дверном проеме я столкнулся с дроидом, который собрался самоуничтожиться, и на таймере было: «До СаМоУнИчТоЖеНиЯ ОсТаЛоСь 3….2…1…!»

Не разбирая окружения, я прыгнул в сторону, черт его знает – взорвется или нет.

Конец первой части.

Может, следует осмотреть комнату? Нужно выбираться отсюда, только я прекрасно понимаю, что это будет нелегко. Я подошел к двери и всмотрелся в кодовый замок. Последовательность из четырнадцати знаков и электронного ключа ввода. М-да, защита что надо. Не узнаю – не открою. Тут я увидел поле для ввода. Его край как-то странно дергался. Пиксели экрана наслаивались друг на друга и дрожали, как от перепада напряжения. Мысленно ухватившись, я подтянул те частицы. Мир стал терять краски. Я постепенно вспоминал это ощущение. Сейчас оно было более открытое, более явное. Дверь обрисовалась синей рамкой, рядом всплыл статус «закрыта». Кодовый замок соединялся с ней и выдавал нулевой сигнал. До тех пор, пока не будет подобран код и введен ключ, дверь не откроется. В глазах стало рябить, а голова закружилась. Не получится вот так просто использовать эту уловку не в Сонвилуме. Тут я ощущаю все последствия на себе. Из носа капнула красная густая капля. Кровь дала понять, что стоит остановиться. Нужно придумать, как добыть ключ, или научиться взламывать эту систему защиты. Нужно больше времени, да и мое здоровье сейчас совсем не годится. Я стер следы крови и прилег на кровать. Мне нужно было все взвесить и понять, как работает "это". А ведь действительно, что это? Ниро, кажется, говорил про такую способность. По-моему, и Утэр знал нечто важное. Я менял происходившее в том мире. Сейчас я мог взломать замок. Осталось догадаться, чем применение моей особенности отличается в этих реальностях. Остаток времени проведу размышляя.

Через некоторое время я услышал звуковой сигнал, сообщавший, что мою дверь собираются открыть. Я поднялся с кровати. В дверь вошла Кассандра, какой-то ученый и андроид.

- Время пришло, следуйте за нами, – сказал механический голос андроида. Мне стало не по себе от этого холодного тона машины.

- Мистер, сегодня вы сделаете маленький шаг для вас, но… - начал ученый.

- Огромный для человечества?! – я продолжил.

- Но глубоко надеюсь, что ты окажешься крепче, чем приходится думать, – сказал Ученый и нервно сглотнул. В кармане его слегка помятого халата лежал электронный блокнот, он достал его и пошел вперед нас.

- Так зачем я здесь?

- Во благо науки, человечества и моего кошелька. Как-то так, – сказал Ученый.

- Не пугай его, Франс, объясни, если можешь.

- Ну, ты особенный. Не вундеркинд, но явно с необыкновенной силой. Тяжелые дни начинаются. Для вас двоих это курорт, а для меня - каторга.

Мы долго шли по коридору, и у самой двери испытательного комплекса Франс гаркнул: «Говорила мне мама, будь космонавтом, а я нет! Наука двигатель прогресса».

Кассандра слегка нервничала, из-за чего постоянно поправляла планшет у себя в руках.

Большая комната для испытаний имела наблюдательную будку, куда и направились Кассандра и Франк. Андроид остался со мной. Стерильная белизна стен начинала пугать, а холодок по спине пробегал с периодичностью. Небольшая лампочка, экран с головоломкой и голографическая картинка – эти три предмета были на столе передо мной.

Голос динамика огласил: «Давайте начинать! Первый день исследований, объект RKN-0163825 вы готовы?». Спрашивать готов к чему не стал и ответил положительно. Бежать некуда, сопротивляться бесполезно, эти твари найдут рычаги давления.

- Шаг первый: попробуйте взаимодействовать с лампой, – сказал стоящий рядом андроид.

Свет начал медленно гаснуть, и это место стало походить на кабинет. Я протянул руку и нащупал выключатель.

- Шаг второй: измените цвет свечения.

- И как это сделать? Переключателя-то здесь нет, – сказал я.

- Пожалуйста, выполняйте инструкции. Все вопросы после испытания.

- Еще железка указывать будет. Ладно, попробую так.

Я сконцентрировался на свете лампы. Вся чернота стала покрываться серой пленкой, а желтоватый цвет лампочки был и вовсе ей поглощен. Огромное количество строк кода и букв. Приглядевшись, я смог найти статусный индификатор. И смотря на это, я думал: « Ведь ничего не получится. Это в Сонвилуме я мог изменять некоторые события. В реальном мире нет прослойки из информации». Каково было мое удивление, когда лампа изменила цвет на синий.

- Шаг третий: решите головоломку, – андроид говорил спокойно и не передавал ни тени эмоций.

С головоломкой пришлось к слову повозиться. Помимо столбика статусов нужно было подправлять координаты правильного результата. И так получилось, что на экране появилась зелёная строка со словами поздравления, в то время как я не сделал и движения.

- Шаг четвертый: нарисуйте голограмму, – этот андроид начал надоедать. Сделайте то, сделайте это. Пусть я человек и рассудительный, но подчиняться указаниям невесть кого не привык.

Голова предательски загудела и объявила об истощении. Все, закончилась моя абра-кадабра.

- Не могу, я выдохся. Дайте передохнуть, – сказал я.

- Пожалуйста, выполняйте инструкции. Невыполнение действий будет наказуемо, – этот робот стал мне угрожать.

- Вот железяка о трех копейках. Что нарисовать нужно?

Ответа не последовало. И я решил нарисовать… (Алексию; Город спящих; Кошмара, Утэра, Кайю; Германа; Ниро; Фауста; Простой пейзаж)

Реакции не последовало. Гробовое молчание. Даже андроид перестал выдавать указания.

- Сейчас или никогда! – сказал я, сдерживая головную боль.

Заглянув в глаза машине, я проскочил внутрь ее памяти. Чертежи, схемы, указания, правила – я был подобен юркому змею и зигзагом выбуривался в запароленные уголки этого псевдо сознания. И вот, наконец, успех. Нужные данные сохранились где-то в подкорке мозга. Устроив диверсию для этой жестянки, я направил ее напасть на будку. Побег начался! Я набегу анализировал собственные данные и чудом отключил систему слежки. Голова гудела как промышленный генератор, а из носа потекла кровавая юшка. Дело было на грани фола. Я бежал по направлению к выходу. По неизвестной мне причине охраны не было. Как я ошибался. Защита была, и притом хитрая. В район затылка мне прилетел снаряд со снотворным. Кольнуло, будь здоров, вот и все тело разом и оцепенело. Зрение помутилось, а к горлу подступил комок. Все провалилось и, оказавшись в глубоком сне, я слышал только редкие шаги.

Конец первой части.

- Пусть бежит. Прав ты, Утэр, не наше это дело – сказал я и повернулся к команде.

- Хорошо, что ты понял, – кивнул Утэр.

Кайя казалась мне немного расстроенной, но она тут же подключилась к обсуждению как нам добраться до Ниро. Мы долго могли бы думать, но в какой-то момент символы на камне засветились, и из него вышел Ниро.

- Ниро, мы хотели спросить… - начал Герман. Ниро промолчал и лишь отмахнулся рукой. - Нам нужно знать как можно… - продолжил Герман.

Ниро был чем-то очень сильно обеспокоен. И когда Герман попытался с ним заговорить, он просто крикнул: «Не видно, что мне не до вас?!». Взмахнув рукой, он продолжил идти. Клубы темно синего, почти чернильного тумана стали охватывать нас. Я почувствовал, как меня что-то тянет назад. И увидел те самые аргоновые провода, как тогда раньше. В теле появилось ощущение невесомости, но в тоже время показалось, что я куда-то падаю. Всплеск воды и я уже не могу пошевелить ни рукой, ни ногой.

- Эй, ребята вы здесь?! - крикнул я в черноту. Надо мной пронеслось несколько белых росчерков. Волна мыслей и воспоминаний прокатилась по мне. Скрип шин от тормозящего грузовика, скрежет арматуры и бульканье в легких, учащенное сердцебиение передало мне воспоминание о страхе смерти, а щелчок спускового механизма возле головы и холод приставленного к горлу ножа заставили мое сердце биться быстрее. Я начал тонуть в темных воспоминаниях не принадлежавших мне. Тут я стал чувствовать, что кто-то пытается пролезть и ко мне в голову.

- Прочь! Прочь от меня! - закричал я и услышал, как лопаются пузыри с воздухом. Мое тело было в двух метрах под водой. Пронесся еще один росчерк, и я увидел как под водой проясняется картина. Дворовая собака, что вцепилась в крыло птице, не способной взлететь. Кровавая слюна капала из ее пасти. Перед глазами появилась вспышка.

- Маркус, Маркус! Слышишь меня, не позволю так просто отделаться. Я дал обещание, – говорил знакомый голос. После я почувствовал несколько ударов по сердцу.

- Кхе, убьете ведь! Что происходит? Почему так светло? – спрашивал я.

- Фух, откачал! Зря бросил курить, с таким проблемным объектом недолго и сорваться, – Гринз еле сдерживался, чтобы не нарушать профессиональной этики.

- Доктор почему меня отключили? – спросил я, снова не получив ответы на предыдущие вопросы.

- Проблемы со здоровьем. И дня не проходит, чтобы ты не ставил весь отдел с ног на голову. То капсула сломается, то мозг как будто взорваться собирается, то сердце просто разорваться от напряжения собирается. Адреналиновый наркоман чтоб тебя! – доктор не справился с нервами и прямо в помещении достал сигарету.

- Доктор вы же бросили! Здесь не курят! – в комнату вошла медсестра или еще какая-то помощница, практикантка возможно. Судя по юному возрасту весьма возможно.

Доктор сдавил фильтр и выбросил содержимое собственной руки в сторону.

- Мистер Маркус, вот ваш халат, - девушка протянула мне чистый белый банный халат. Сто лет таких не видел, думал, что ими уже не пользуются. А, может, просто ситуации не было, когда бы такой пригодился. Я с трудом накинул его на коченеющее тело. Она повела меня прямо по коридору в противоположный от входной двери проход.

- Куда мы сейчас? – спросил я, медленно переставляя ноги по плитке.

- В комнату отдыха. Я проинформирована, что по вашему контракту за вами закреплен пожизненый пакет услуг. В связи с временной невозможностью продолжить нам поступило распоряжение о выведение вас из сна и оказании медицинской помощи. К сожалению, капсула может справиться далеко не со всеми проблемами, – она плавно вводила меня в курс дела.

- И сколько мне придется пробыть вне капсулы? По ту сторону время очень нестабильно и дни, проведенные здесь, могут оказаться годами там или же десятками лет! – сказал я немного возмущенно.

- Значит, вы воспользовались возможностью проникновения в общий сон?! К несчастью пока невозможно определить точное время вашей реабилитации, – говорила она.

Мне показалось очень необычной ее манера речи. Для простой лаборантки она ведет слишком деловые разговоры, используя сложные, но довольно точные слова. Я посмотрел на ее плечо повнимательней. Медицинская жилетка его как раз не закрывала. Черными не светящимися буквами было написано:"KLLY-28371".

- А кто вы такая? - спросил я. Видимо голова еще не пришла в порядок, так как ответ был очевиден. Она помолчала еще пару секунд и ответила.

- Андроид-медстестра, кодовое имя Келли. Номер серии: 28371. Всегда рада помочь. Хотите спросить что-то еще?

- Да, если можно. Недавно я был направлен на дополнительное исследование головного мозга. Не подскажете, каковы результаты? – спросил я.

- Они могут вас обрадовать, но так же и огорчить. Опухоли не обнаружено, но… - она не успела договорить, так как мы подошли к дверям комнаты отдыха. Она завела меня внутрь и ушла. «Что но?» - хотел сказать я, но вот только не успел.

- Мистер Маркус Ксайд, у меня к вам серьезный разговор – сказал Мужчина в деловом костюме с золотой бабочкой. Он сидел за столом в дальней части комнаты.

- Я чрезвычайно заинтригован его темой, – попытался я ответить вежливо.

К следующей главе

Окольцованный

- Мистер Маркус, – человек, сидящий передо мной, стал покручивать перстень на его левой руке, – четыре часа назад были получены результаты исследования. Сейчас, как член совета директоров, я заявляю, что контракт компании с вами расторгнут.

- Как расторгнут? В его условиях было указано, что услуги предоставляются посмертно, – я не знал, за что мне зацепиться. Те сотни тысяч, которые я потратил на Сонвилум, сейчас могли помахать мне ручкой.

- С этим я соглашусь. Но в нем также был пункт: "В случае обстоятельств, не подлежавших протоколу". Основываюсь на нем… - мужчина отвлекся на звонок. – Да что такое? – недолгое молчание и краткий ответ. – Примите меры уровня: Б. Это полностью ваша задача, а в случае непредвиденных расходов именно вы понесете наказание, – звонок оборвался.

- И что со мной будет? Верните мои деньги, если сами расторгаете договор! – потребовал я. Почему-то в тот момент я думал, что от моего мнения что-то зависит.

- Это невозможно, деньги были потрачены на закупку расходных материалов для вашей капсулы. В последние несколько дней вы истощили запасы медикаментов в ней. Сейчас же попрошу подписать этот документ, – сказал один из директоров компании. Я подошел ближе к столу и взглянул на документ предлагаемый им.

- "Я выше подписавшийся согласен на безвозмездное предоставление услуг компании SuBphere". Вы, должно быть издеваетесь? Какие это услуги я должен предоставлять?! – я был в ярости от такого манипулирования мной.

- Все просто, вы станете подопытным кроликом. Ваша мозговая активность заинтересовала многих ученых из нашего комплекса. Каждый день разные тесты, бесплатное содержание и вход в Сонвилум на допустимые локации – многие мечтают о таком – ответил этот хитрец. Его улыбка так и кричала: «Поймал бога за бороду!».

- Я не стану таким заниматься! И подписывать ничего не стану. Вы, нарушили договор составленный вами же. Я ухожу – не подскажите, в какую дверь?! – сказал я, чувствуя себя полностью свободным.

- Боюсь, что у вас нет выбора. А насчет выхода то он пред вами, – показал он на окно, – подойдите.

Сглотнув, я подошел ближе и увидел картину. Бригада спецназа выводит из здания какого-то мужчину. Косматый, с русыми волосами и простреленным плачем.

-Что там случилось? На это здание был совершен налет, вот только не всех смогли поймать. Как мне доложили, это была радикально настроенная группа, которая против использования технологии Сонвилум. В здании они кричали: «Выведете Штирлица!» Вы понимаете, о чем я говорю.

Я испуганно посмотрел на директора. Тот сделал пас рукой, и над столом появилась голограмма с портретом Алексии с пометкой "Внимание!"

- Только тронь ее скотина и дорого заплатишь! – яростно крикнув, я уверенно пошел прямо на него.

- Руки коротки для таких заявлений – сказал директор. В комнату зашли трое, включаю ту медсестру-андроида. Один из них выстрелил в меня. Краткий укол, и я восчувствовал, как тело цепенеет. Я кулем упал на пол.

- Келли, пациенту пора ввести анестезию. Его ждет долгая и болезненная операция, не так ли Мистер Маркус? – сказал директор и улыбнулся еще более неприятно. В шею впился инъектор и его щелчок погрузил меня в сон. Сквозь дурман наркоза я ощущал краткие вспышки боли. Такое чувство, что в череп вставили распорку, а спину ежесекундно протыкали иглами. Может, прошел час, а, может, и несколько, но я открыл глаза. Онемение во всех конечностях не пропадало, а в глазах все кружилось. Что-то зажужжало и фокус зрения навелся на потолок. Перед глазами появилась линия звукового сообщения, которая прыгала в такт словам.

- Доброе утро, Мистер Маркус. С сегодняшнего дня вы участвуете в программе реабилитации. После её прохождения вы сможете вернуться к проекту Астра. Я ваш персональный помощник. Мое имя Кассандра, будем знакомы! – сказал довольно приятный женский голос.

- Снова ИИ, так везет на роботов, – тихо пробурчал я.

- Простите, но это меня оскорбляет. Мы с вами люди, я с этого момента еще и часть команды.

- Проехали. Есть вода? Во рту словно пустыня. Что же произошло?…- вяло сказал я и потянулся за стаканом.

- Одну минуту, – кратко сказала она.

- Какого черта! – меня чуть удар не схватил. В мою руку был вшит чип-трекер, а на левом виске тоже чувствовался холод металла. На костяшках правой руки я заметил металлические вставки непонятного назначения, а на подушечках плацев я заметил мерцающие синие круги.

- Установка импланотов завершена, вот ваша вода.

- Что вы со мной сделали?! – когда я махнул правой рукой, то услышал знакомы, но такой тихий шум приводов. Нечто не естественное было внутри моей руки.

- Успокойтесь, пожалуйста! В этом нет ничего страшного, это обыденная процедура, – ответила девушка. Я заглянул в ее глаза. Хотел бы я сказать, что утонул в них, но цвет кибернетических линз заставил меня оцепенеть. Я резко вскочил и посмотрел по сторонам. Найдя стекло, я подошел в плотную и увидел себя в отражении. Кибернетическая модификации левого глаза, цифровой дисплей статуса с гнездом адаптора у виска, бионическая модификация руки и множественные шрамы на теле, в которых редкой цепочкой пробегали синие огоньки.

- Зачем все это?! К чему так уродовать человека? – у меня подкосились ноги.

- Меры предосторожности, – голос Кассандры наполнился состраданием, – чтобы вы не смогли навредить себе. Приятным бонусом к этому идет встроенный коммуникатор и скромный медкомплект.

- Как птица в клетке, кольцо на лапу еще не прицепили, – сказал я расстроено и посмотрел на девушку.

- Устройство слежение передаст ваши координаты в экстренной ситуации.

- Чувство, словно кредит взял, а расплачиваюсь собственной плотью, в кровавом смысле этой фразы, – бросил я в воздух и встал на ноги. Бионический подшипник в колене едва скрипнул.

К следующей главе

Две реальности

Это был шок. Я не мог, нет, не хотел верить в произошедшее. Мой мир рухнул, словно карточный домик, осыпались все мои планы и представления о собственных силах. Я птица в клетке, на ноге кольцо и как бы я ни рвался, меня усмирят. Прав был Ниро, «…я все пойму» - говорил он. То, что произошло, изменить нельзя, а значит нужно собраться. Привести себя в чувства стало моей главной задачей на ближайшее время. Буду бороться с теми неприятностями, которые увижу перед собой, как это было в Совилуме.

Я находился в камере. Это была комната, внешний вид которой имел сходство с больничной палатой, но я считал себя заключенным здесь. В теории я вообще не имею права жаловаться. Мне установили экзо-импланты, бесплатно, содержат в весьма комфортных условиях, есть время для досуга, но все не так радужно как кажется. Мне пригрозили, и жертвой могла стать Алекси. Я просто вынужден подчиняться. Мысли слишком спутаны, нужно заставить голову работать. Я встал с кровати и подошел к зеркалу. Мой бионический глаз позволял пользоваться многими программами, закруженными через чип адаптер. Сегодня должен был быть первый день исследований. Чем мне заняться пока есть время?

Связаться с Кассандрой или Попытаться выбраться из комнаты