Авторизация
×

Логин (e-mail)

Пароль

Интерактивные истории, текстовые игры и квесты
Гиперкнига

Библиотека    Блог

Запустить

Никогда.

Они полягут в первом же боестолкновении. Серые разбираться не будут.

– Так что ж ты скажешь? – нетерпеливо переспросила Смерть.– Те кружева сударыня, отменны, и вашей красоты весьма достойны, как только в Сольвейг я прибуду, то немедля...

Где я? Почему темно? Что это за вонь и мерзкая жижа? Да через семь гробов в фуфель самотыком – я опять в брюхе у червя. Кинжал есть, значит не все еще потеряно, надо по-быстрому дырку проковырять, свежего воздуха дыхнуть.

Не успел. В теплой кислоте долго не продержишься.

Н-е-е-е, ну совсем это не благородно – плавать в таком дерьме даже трупом!

Помощь Хранителя

Рано. Подождать с помощью.

«Важняк» – если полностью «Особая важность». Это серебряная пластинка с гербом Республики, печатями торгового дома Джай-Лу и гильдии Героев Сольвейга. На обороте надпись, предлагающая оказывать любую возможную помощь и содействие предъявителю сего, ибо предъявитель действует во благо и по поручению Республики, и все расходы будут щедро оплачены.

Разумеется, ярлык работает только с резидентами и симпатизантами Республики, торговыми партнерами Джай-лу, а также прочими личностями, многих из которых непосвященным знать не положено.

Короче – места знать надо.

Р а ш а п

По ушам шарахнуло откатом с Астрала. В руке возник широкий меч. Спасибо за дар, Хранитель! Ну очень вовремя! Ща-з-з-з, я тут себе дверку запилю!

Взял меч двумя руками, острие вниз, размахнулся как мог и всадил клинок себе под ноги, вертикально вниз, в мягкую брюшину червя. Навалился не рукоять всем своим весом, давил и раскачивал меч, пока не услышал скрип песка под его кончиком...

И тут я почувствовал – все. Отпрыгался. С рук и ног кусками слезала кожа вместе с мясом, глаза жжет дикой болью, пробило на кашель – с юшкой и шматками легких, в голове гудит, ноги разъезжаются...

Врешь, не возьмешь!

Помощь Хранителя

Рано. Подождать с помощью

Ну да, когда на постоялом дворе мне подвели коня, я оставил его у коновязи, и отошел на два слова к Хагтерхо. А когда вернулся во двор, недалеко от коня стояла какая-то маленькая девочка. Пахло яблоком... Я не придал этому значения.

Самая обычная, неприметная, девочка. Нос в веснушках...

– Пш-о-о-о-о-л вон! Если через две минуты попадешься мне на глаза – четвертую!

Эльф немедленно шмыгнул за дверь.

Я надел броню, грустно вздохнул по поводу несостоявшегося отдыха и вышел из комнаты.

Пойти на конюшню

Я молча ухватил эльфа левой рукой за горло, вытащил из-за стола, прихватил правой за штаны, вздернул в воздух, перевернул вверх ногами, несколько раз энергично встряхнул – из него вывалились кинжал и тощий кошелек. Подошел к окну и выбросил эльфа во двор:

– Еще раз, падла, попадешься мне на глаза – ноги бантиком завяжу! Вокруг шеи!

Я подобрал кошелек эльфа, надел броню, грустно вздохнул по поводу несостоявшегося отдыха и вышел из комнаты.

Пойти на конюшню

– Это у вас, что тут такое? – я ткнул пальцем правой руки в направление живота эльфа.

Он посмотрел в направлении моего пальца. В то же момент, я схватил его левой рукой за волосы и со всей дури треснул мордой об стол. Вскочил на ноги и ударил эльфа правым предплечьем в основание черепа. Хрустнуло. Я немного его придержал. Откинул безвольное тело на спинку стула. Голова неестественно свесилась на бок. Труп.

Осмотрел тело. Ничего интересного не обнаружил, только кинжал и тощий кошелек. Стал богаче на несколько монет.

Я надел броню, грустно вздохнул по поводу несостоявшегося отдыха и вышел из комнаты.

Пойти на конюшню

Все так же, с почтовой сумкой на плече я посетил трактир «Бездонная кружка», что в дварфском квартале. Как я и ожидал, именно там расположился мой приятель, Герой Болеслав. Он, разумеется, меня узнал, когда я, в роли почтальона, вручил ему письмо , но быстро сообразил, что это не просто так, и сделал вид, что мы не знакомы.

Мы у Серого Ордена, как ёж в заднице.

Город Сольвейг находиться на фронтире.

К нам стекаются непокорные, беглые и отпетые со всего северо-запада.

Ибо, всем известно:

«ИЗ СОЛЬВЕЙГА ВЫДАЧИ НЕТ»

Никого никому никогда не выдаем.

Ни лордам, ни Серым, ни богам, ни демонам.

Нам все эти буйные головы к месту – смертность у нас большая, а покорному и богобоязненному на фронтире выжить совсем тяжело. И даже самые последние отморозки понимают, что это последняя черта, дальше бежать некуда, и церемониться с ними никто не будет.

Не выдадим, но, если что, сами на городской стене повесим.

В общем, как говорится, у нас с Серым Орденом серьезные разногласия по аграрному вопросу:

Они хотят нас в эту землю закопать, а мы хотим, чтоб они по этой земле не ходили.

1. Башня пережила множество боев, ее атаковали всем, чем только можно, а ее многочисленные защитники, соответственно, вложили в нее гигантское количество магии. Поэтому, эта башня прекрасно защищает от всего. Шесть раз сам проверял.

2. Башня это защита, а на ровной пустыне защищает только расстояние. Пока добежишь... Пока отбежишь...

3. Тут, кстати, монстры бродят, иногда весьма крупные...

4. В башне есть колодец, а снаружи на много верст воды нет.

5. Даже если меня убьют, нужно еще успеть влезть на башню до того, как я воскресну. Умеете строить лестницы из песка? Аркан есть? А «кошка» к нему?

6. Выбивать каменный блок на входе плечиком будем? Или головой? Или как?

7. Стрелы у меня кончатся, наверное, быстрее, чем мишени. А вот магия у меня восстанавливается, и поэтому практически бесконечная. Особенно в таком намоленом-кровавом месте.

8. Большинство орков надух не переносит Серых. А я наоборот, им друг. Если сюда явится какое-нибудь племя, то оно будет очень радо разжиться свежими ушами.

Диспозиция была нехитрая. Серые разделились на четыре группы – Север, Юг, Запад, Восток. Самое для меня опасное – это их маги. Маги сильны в группе. Не думаю, что Серые их поделили их по четырем сторонам, это ослабит магов. Чтобы перекрыть все сектора их правильно поделить на две группы и поставить по двум сторонам от башни. Если я высунусь, то почти всегда попаду под перекрестный удар, за исключением варианта прямой атаки на одну из позиции магов, тогда башня ненадолго меня прикроет от удара с противоположной позиции. Надо только решить, куда атаковать.

Да ну его нафиг! Начну разговор, они остановятся. Неподвижная мишень гораздо удобнее.

Фронтир — населенная полоса между центральной (цивилизованной) частью Пандоры и дикими необитаемыми землями, которая опоясывает всю цивилизованную часть мира. По мере появления новых городов Фронтир расширяется, а его внутренние города становятся цивилизованными. Жизнь на Фронтире тяжела, и расположенные на нём города значительно отличий от цивилизованных.

Да брось! Хреново кончится. Пешком я далеко не уйду. Нагонят. А на коне уйти по-тихому никак не получится – конь на пузе ползать не умеет.

Я повернулся и бросился бежать в пустыню, надеясь, что меня не заметят. А пока они будут осматривать месиво на позиции Серых, пока сообразят, что меня там нет, пока сядут на коней, я затеряюсь в ночи.

Не получилось. Откуда-то сбоку, с ревом, вылетели конные орки. Я бросил в них «Плевок Василиска», а меня снес охрененый «Огненный Шквал». С ними был шаман, который, похоже, нехило размялся грибочками...

Помощь Хранителя

Опять колданул на дверь, чтоб не скрипела. Легонько подергал – закрыта изнутри на засов. Применил телекинез, отодвинул засов. Открыл дверь, вошел в комнату. Обычная крестьянская мазанка. Справа печь, слева лавки и стол, в углу за печкой, за занавеской, кровать.

Прошел в угол и легонько, понемногу, отодвинул занавеску. На кровати спал офицер. На спинке висит его меч, на табурет брошена одежда. Навалился на офицера всем корпусом, зажал ему рот и заколол кинжалом.

Осмотрел комнату. На лавке нашел незапертый ларец с бумагами и письменными принадлежностями. Наскоро просмотрел бумаги. Есть интересное:

* Приказ о задержании с описанием моей внешности, датированный, ежа вам в дупу, днем, когда я выехал из Сольвейга, греб-перегреб с вывертом, это как понимать?

* Шифрованные записки, наверное, от шпиона в Уре. Потом разберемся.

* Приказ, устанавливающий пароли на три дня. Два уже прошло, а на завтра пароль «Гестахор».

Забрал все бумаги, запрятал под кирасу. Вернулся к трупу офицера и учинил с ним такое... В стиле Демонов, слабонервным – не смотреть. Категорически. Вдобавок, намалевал на стене, его кровью, парочку странных знаков. Думайте Серые, ломайте головы.

Свернул в скатку серый плащ и офицерский шарф, надел через плечо. Можно еще обшарить сумку с его личными вещами, там может...

На крыше каркнул Ворон. Тревога? Тихо подошел к окошку, выглянул в щель ставней. И тут уже услышал конский топот. Топот тридцати коней. Все-таки вернулись, принесла их нелегкая!

Бежать? Окошки в доме узкие, как бойницы, я не пролезу. Двери выходят на маленький двор с низким, редким забором. Всё прекрасно просматривается с улицы, на которую отряд Серых сейчас и прибудет.

В астрале громыхнуло. Меня перекосило на правую сторону. Шестопер пропал, а в моей руке возник длиннющий меч, хорошо мне знакомый «Хвостосек». Спасибо за дар, Хранитель! Ну вот, теперь потанцуем.

Танцы длились не долго. Я два раза полоснул эту пятнадцатисаженную козявку, а потом не успел увернуться от ее хвоста. Умирать было очень больно.

Помощь Хранителя

Рано. Подождать с помощью.

В огромном зале играла музыка, за накрытыми столами сидели герои разных времен и рас. Меня усадили за стол, прекрасная девушка подала мне золотой кубок с вином и многозначительно подмигнула... Внезапно все это исчезло.

Я опять в пустыне, в руках меч, а передо мной Тагар.

Моя «Заморозка» на него не подействовала, а он меня зажарил. До углей.

Помощь Хранителя

Рано. Подождать с помощью.

– А зачем я это сделала?

– Я не знаю! –хлопнул ладонью по столу, стол затрещал, лампа под потолком закачалась, по стенам заплясали наши тени. – Чем они могли тебя купить? Что тебе предложили? Ради чего ты предала меня?

– Ради Республики, – спокойно ответила Гхазан. – Политика занятие не для чистюль.Все на самом деле немного не так, как я тебе говорила. В магистрате действительно сидит «крыса» Ордена, это один мелкий писарчук. Это гаденыш наловчился подслушивать разговоры с помощью магических тараканов, которые могут пролезть куда угодно. Орден действительно готовит вторжение, а вот переговоры с Ордой зашли в тупик. В пакете, который ты вез, была дезинформация для Ордена, о том, что мы уже заключили Договор с Ордой о военной помощи. Да, я слила тебя «крысе», чтобы пакет попал к Серым, и чтобы они поверили, что у Республики есть Договор с Ордой.

Спустил аркан с теневой стороны башни. Стараясь не стучать о кирпичную кладку слез вниз. Низко пригнувшись, временами опускаясь на четвереньки, двинулся к позиции Серых. Пока крался, представлял себя Василиском, и копил в себе «Яд». До них оставалось саженей двадцать, когда я почувствовал магов. Тянуть дальше стало опасно, можно дождаться и попасть под их колдунство.

Шарахнул по ним всем чем мог, до звона в ушах, но не в центр позиции, а по правому флангу, чтоб отвлеклись. А сам, внаглую, бегом бросился к их левому флангу. Просто, но сработало. С ходу зарубил пару щитоносцев, проскочил к магам, пришиб одного, замахнулся на второго...

Не понял, что нас всех убило? Наверное, один из магов, что-то колданул на меня в упор, а накрыло всех.

Помощь Хранителя

Спустил аркан с теневой стороны башни. Стараясь не стучать о кирпичную кладку слез вниз. Низко пригнувшись, временами опускаясь на четвереньки, двинулся к позиции Серых. Пока крался, представлял себя Василиском, и копил в себе «Яд». Подобрался незамеченным на дистанцию десять саженей. Они там что, перепились? И тут же почувствовал панику и магию.

Вложил в магический удар все, что было, глаза чуть не лопнули, и накрыл их облаком «Яд». И тут же, с диким воем, бросился вперед – убивать. Я рубил всех, кто подвернется, в вязком облаке яда.

Внезапно откуда-то с востока, с ревом, вылетели конные орки. Я бросил в них «Плевок Василиска», а меня и Серых снес охрененый «Огненный Шквал». С ними был шаман, который, похоже, нехило размялся грибочками...

Помощь Хранителя

– Можешь же, если захочешь, – ласково улыбнулась мне Смерть. – Сейчас еще подойду. За четыре минуты с двадцатью одним управишься?

– За три с половиной.

– На что забьемся?

– Ужин в твоем обществе. Семь перемен с музыкой.

– Принято! – рассмеялась Смерть.

Опять на меня лезли Серые. Почувствовал изменение в мироздании и бросился вперед. Позади меня, что то рвануло, значит, успел выскочить из под их колдунства. Бросил перед собой волну «Яда» и пошел считать – один, два, три...

– Двадцать один! – Заорал я в ночное небо и заколол последнего Серого.

И тут, из-за башни, с ревом, вылетели конные орки. Я бросил в них «Плевок Василиска», а меня снес охрененный «Огненный Шквал». С ними был шаман, который, похоже, нехило размялся грибочками...

Помощь Хранителя

Магов – немедленно под нож! Они только что по мне сработали, значит, сейчас у них пауза! Бросился бегом к восточной позиции Серых, совсем не таился, меня от них скрывала башня. Обогнул башню, обернулся и увидел бегущих мне на встречу разрозненных бойцов. То ли они в башню забирать поперли, то ли своим на подмогу. Не понял. Сшиблись. Я их раскидывал, не снижая бега, и ничуть не беспокоился за свою спину. Главное, достать до магов! Один из них оказался шустрым – успел колдануть в меня «Ледяную стрелу», я легко увернулся. И тут все они трое побежали. Я с ходу залепил в одного из них «Плевок Василиска» и кинулся догонять двух других.

Внезапно я услышал стук копыт, и прямо на меня, с ревом, вылетели конные орки. Я метнулся в сторону, но не успел, меня снес охрененый «Огненный Шквал». С ними был шаман, который, похоже, нехило размялся грибочками...

Помощь Хранителя

Побитый Таргар поводил мордой и, не обнаружив больше ничего съедобного, исчез в глубинах песков залечивать свои раны.

Серым достался только конструкт Цыпа. Куда попал я вместе с пакетом они так и не поняли.

И всетаки я бессмертен.Не скоро, но мой Хранитель вызволил меня из недр песков, и я вернулся в Сольвейг.

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Побитый Таргар поводил мордой и, не обнаружив больше ничего съедобного, исчез в глубинах песков залечивать свои раны.

Серым достался только конструкт Цыпа и неподъемный двуручник «Хвостосек». Куда пропал я вместе с пакетом они так и не поняли.

И всетаки я бессмертен.Не скоро, но мой Хранитель вызволил меня из недр песков, и я вернулся в Сольвейг.

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Через несколько мгновений я уже шагал, под звуки фанфар, по коридору в зал, где пировали величайшие герои всех времен...

Пропоротый Таргар поводил мордой и, не обнаружив больше ничего съедобного, исчез в глубинах песков залечивать свои раны.

Серым достался только конструкт Цыпа и покоцанный шестопер. Куда пропал я вместе с пакетом они так и не поняли.

И всетаки я бессмертен.Не скоро, но мой Хранитель вызволил меня из недр песков, и я вернулся в Сольвейг.

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Один из Героев Пандоры...

Хранители следят за Героями и им помогают. Каждый Хранитель имеет запас «энергии», которую может тратить на помощь Герою. Если у Хранителя энергия кончается, то он не может помочь Герою до тех пор, пока энергия снова не накопится.

Герой может восстановить энергию своему Хранителю, когда о нем вспоминает и выражает ему своё почтение – молится, медитирует, приносит жертвы и т.п.

Это симбиоз или эксплуатация?

Магомеханический ездовой конструкт «Цыпа»

Вначале был создан конструкт «Громоход»:

«Ездовому конструкту изготовитель дал когда-то громкое, гордое название, которое никто сейчас не вспомнит. Основной спрос громоход имеет среди ходоков, которые и дали ему новое имя, подходящее магомеханическому устройству куда лучше. Из устоявшегося названия ясно, что данный конструкт весьма шумный и имеет ноги. Если попытаться описать громоход точнее, то нужно упомянуть его внешний вид, более всего напоминающий железную курицу размером с телёнка. Вместо головы с гребешком и клювом у конструкта – небольшой металлический шар с тремя глазами-кристаллами и острым ни то рогом, ни то шипом. Конечно же, крылья громоходу ни к чему, на их местах расположены вместительные ящики для багажа. Спина его увенчана специальной нишей, в которой установлены кресло и всего лишь один рычаг управления. Магомеханизм удобен и прост в использовании, но невероятно гремит во время движения. Эту досадную особенность громохода безуспешно пытались устранить многие маги, инженеры и кузнецы.»

Со временем конструкцию переработали, улучшили, устранили большинство недостатков. Конструкт получил какое-то красивое название, но его помнят только специалисты. А в народе, к нему прочно пристало название Цыпа.

Пойти на главную площадь

А подумать?

Атаковать и всех перебить?

А подумать?

Точно ехать в Истарост?

Да с какой радости нам переться в Истарост?

1. Засада Серых пришла из Истароста, а сейчас, возможно, они висят у нас на хвосте.

2. Раз они пришли из Истароста, там у них есть гнездо.

3. Если нас опознали на тракте, то нас там уже ждут, или их гонец въедет в город сразу за нами.

4. Если они нас обложат на узкой улице, то к бою подтянется и городская стража. Будет резня. Мы застрянем в городе, как в мышеловке, и, в конце концов, нас перебьют.

Обойти Истарост, двигаться прямо в Тролльхейм.

Северо-запад и центральная область Пандоры.

Полная карта

Ну какой тут визит? Ночь на дворе!

Не пойду.

Тролльхейм особый город. Совершенно не важно, кто там правит, кто сидит в Городском Совете и чей флаг полощется над городом. Этот город принадлежит Семье. И на любой чих в Тролльхейме надо спрашивать их разрешения... И если какой-нибудь глупец об этом забывает, то участь его достойна жалости... А вот Семья жалости не знает.

Да не до того!

Конечно, отблагодарят. Прямо сразу, по первому намеку и в самом лучшем виде. Только траванут чем-нибудь или стилетом ткнут, или еще что-то в этом роде учинят, и попытаются спереть пакет. Охрана их повяжет, потому, что я охрану заранее предупрежу.

А поскольку допрашивать и пытать их бессмысленно – ни хрена они кроме своего задания не знают, вояки пустят их по кругу, а потом убьют.

Нету времени на эту ерунду, каждый упущенный час – на руку Серым.

Гнать этих шлюшек мокрыми тряпками!

1. Отступить, дождаться ночи и атаковать внезапно и в темноте.

Серые на такое не попадутся. Не будет никакой внезапности. А вот дождаться еще одного отряда Сероых со стороны Йоля и попасть в «клещи» вполне можно.

2. Обойти позицию Серых и Гориндор по большой дуге.

Вне дорог мы будем биться с монстрами на каждой версте, нести потери и двигаться еле-еле. А Серые будут быстро перемещаться по трактам и снова устроят нам встречу.

3. Послать караван на прорыв, а самому проскочить в обход позиции Серых и Гориндор по большой дуге.

Если бы я считал, что мне следует прорываться в одиночку, я бы так и сделал, а не тащил с собой караван. Караван я не брошу.

4. Сделать вид, что мы пошли на Карнгард, а самому оставить караван и проскочить в обход позиции Серых и Гориндор по большой дуге.

Да н-е-е-е, караван я не брошу.

Мой план боя был прост и гениален – кидать в Таргара «Заморозку» и колотить шестопером, и так до полного его раскрошения. То, что этот червяк просто раздавил меня своей массой, ничего не меняет, план был гениален...

Помощь Хранителя

Рано. Подождать с помощью.

Смотреть карту

Выставив усиленный арьергард и соблюдая боевой порядок мы отступили на несколько верст, к Йолю.

Серые за нами не пошли, остались на своей позиции.

Отступить в Йоль.

Вернуться и прорываться с боем.

Смотреть карту

Меня вжало в седло, дюна резко ушла вниз, плотный воздух ударил в лицо и распялил легкие. Как был верхом на Цыпе, так и взлетел. Это называется «Божественный пинок». Эх, Цыпа, курицын правнук, гордись – летишь, аки птица!

Через пару верст мы основательно приложились о песок, но конструкт выдержал удар, и продолжил переставлять ноги, как ни в чем не бывало.

Вот теперь все путем. Цыпа топает на юг, на хвосте висят Серые, до тракта на Озерный верст пять, к утру доберусь. Я откинулся в седле и погрузился в медитацию.

Скакать к тракту на Озерный

Вот только расслабишься, так оно и вот.

Это «вот» называется Тагар. Выполз из-за дюны и спешит слегка перекусить. Мной. А шансов практически никаких. В смысле, у меня. У него то их – о-го-го! На Цыпе я от него не сбегу. Догонит. Пешком – тем более. Огонь и Яд его не берут, а «Заморозка» у меня хреновая. В руках у меня шестопер, а надо бы двуручник сажании в три длинной... Ну чтоб нам, дружок, встретиться чуток попозже? Я бы тебя на Серых вывел – ты бы на месяц накушался. А так, биться придется...

Я слез с Цыпы и пошел бить червя.

Помощь Хранителя

Рано. Подождать с помощью.

Т А Г А Р

Да, вся природа прекрасна. Особенно хорошо об этом помнить, когда ты уже целый квинт бредёшь по раскалённым солнцем пескам. Вот недавно я об этом забыл, и природа дала о себе знать. В качестве напоминания о «прекрасном» выступил тагар. Для тех, кому неизвестно что это такое, я сейчас объясню.

Тагар — это такой чешуйчатый червь-переросток. Правда, если его кольцами сложить, то горка получится величиной с небольшую баню. Также стоит сказать, что всё туловище этой прелести полыхает, как будто его маслом облили и подожгли. А в остальном червячок как червячок.

В общем, тварь не просто опасна, а очень и очень. Если тебе ещё с виями тяжко, то тагар для тебя — это однозначная смерть. Тут даже о везении рассуждать не стану. Обычный охотник для этой твари — просто еда, которая и трепыхаться-то не умеет.

Лялислав Бездомный«Записки путешественника»

Из Бестиария Пандоры

Перед моим глазами в очередной раз проносилась вся моя жизнь. К сожалению, эпизода «На сеновале с тремя гоблинками» я опять не дождался...

Помощь Хранителя

Рано. Подождать с помощью

Смотреть карту

Проселок вел через лес, к маленькой деревушке. Я подскакал к самому крайнему дому. Во дворе, на деревянной лавке, сидел упитанный гоблин. Он подшивал хомут, но и внимательно следил за дорогой.

Красуясь, я поднял коня, легко перескочил невысокий забор и оказался во дворе. Гоблин и глазом не моргнул, продолжая орудовать иголкой. Я спрыгнул в пыль, подошел и сунул ему под нос серебряный ярлык «Важняк». Через мгновение во дворе шуршало с полдюжины гоблинов. Один забрал моего коня и увел его охлаждать, другой вывел свежего, третий тащил седло, четвертый – кадушку с водой и свежее полотенце, пятый гремел посудой, шестой интересовался на счёт бани, лекаря и припасов в дорогу...

Я покинул двор гоблинов сытым, бодрым и на свежем коне. На Истароском тракте мне делать было решительно нечего, разве что нарваться на Серых, поэтому, я поскакал по просёлкам, в обход Истароста. Без приключений (нельзя же назвать приключением пару подстреленных мимоходом Эльриад) вышел из леса на тракт в Тролльхейм.

Ехать в Тролльхейм

Смотреть карту

Конь подо мной был быстрый, верткий и с ровным ходом. Всю дорогу до Тролльхейма я развлекался стрельбой навскидку, на полном скаку, по монстрам. Монстров было немного, попадал я хорошо. Из одной приблудной Керы в три мгновенья ёжика сделал. Встречный караван аплодировал.

В промежутках между этими развлечениями я размышлял о своем деле. Получается, Серые обо мне не только знают, но и имеют мой словесный портрет, во время сшибки на тракте меня по любому «срисовали» В Тролльхейме Серым не рады, и их там нет, вот только всех их шпионов не выловишь. Так что шпион Серых вполне может ждать меня у городских ворот, проследить и сообщить – выехал из города, ловите-хватайте. А мне такое надо? Мне же не Орден надо искоренять, а пакет донести. Значит, мне бы лучше исчезнуть...

В ворота Тролльхейма я въехал поздним вечером. Осмотрелся – на роль шпионов годились все, любой прохожий, путник, торговец, даже и стражник... Поехать ночевать в Торговое представительство Джай-Лу? Не хочу. Там меня отследить совсем просто.

Нанести визит Семье

Я просто еду вместе с этим караваном. Они мне никто. Они не полезут из-за меня в драку с Серыми. Мы на это не договаривались.

Да. Победитель того самого Дракона.

С третьего раза, но зато в одиночку.

Есть свидетели.

Смотреть карту

Я подъехал к старшему караванщику и попрощался. Развернул коня, поскакал обратно по тракту. Через пару верст свернул на запад и углубился в горы. Где-то через час я нашел нужную мне тропу в обход Гориндора. Этот путь протоптали те, кто предпочитает не встречаться с городской стражей и не платить пошлины за провоз товаров.

В горах быстро стемнело, но мне это не мешало. Уже давным-давно я одинаково хорошо вижу и в темноте, и при свете — магические цацки и колдунство. Ехал я все равно медленно, тропа узкая, только-только двум верховым разъехаться; петляет влево, вправо, вверх, вниз, то по узости, то по краю крутого склона. Не разгонишься.

Один раз пришлось остановится. За мной увязался Стухач, я засек его без всякой магии, просто почувствовал вонь. Подпустил поближе, аккуратно прострелил ему колено, он крутанулся, упал и скатился по склону куда-то в темноту.

Тропа расширилась, но теперь она шла по краю крутого обрыва и была вся усеяна крупными булыжниками, как после камнепада. Тут только ноги лошадям ломать. Я слез с седла и повел коня в поводу. И тут нас накрыла, непонятно откуда взявшаяся, туча ос. Конь заржал, тряхнул крупом, вырвал повод из моей руки, и унёсся вперед по тропе.

Это были неправильные осы — размером с палец, и злющие, как фурии. Они колотились по моей броне и пытались залезть под шлем. Я глупо от них отмахивался, старался спасти глаза. А потом до меня дошло, что это не случайность, а чужая магия.

Закрыл лицо рукавицами и колданул прямо себе под ноги небольшую «Вспышку». Осы посыпались на землю мелкими угольками. Открыл глаза — а на меня уже бегут Серые. Обернулся — сзади тоже. Грамотная засада получается, тут пехота, где-то на склоне прячется маг, а то и несколько. При таком раскладе, отбиться можно только чудом…

Сражаться!

Прыгнуть с обрыва

Ну какое тут нахрен биться? Узкая дорожка, маневра нет, с двух сторон пехота лезет, сверху маги поливают... Валить отсюда надо! Валить!

Сражаться!

Прыгнуть с обрыва

Смотреть карту

Я был последним, кто въехал в Гориндор, за мной ворота закрылись. Было уже темно, и по городу раздавался стук колотушек ночных сторожей и требование тушить огни. Значит, выбора нет, до утра ворота не откроют, надо быстро становиться на ночлег, скоро по темным улицам будут расхаживать надоедливые патрули городской стражи. Здесь вам не вольница.

Заехал на первый же постоялый двор, в ответ на гундеж хозяина: «Ваше благородие, местов совсем нету» пообещал ему набить рыло, сунул несколько монет и потребовал ужин в комнату. Все нашлось – и стойло в конюшне, и крошечная комнатка, похожая на чулан, и эль, и блюдо тушеной баранины.

Быстро поел, сходил на конюшню, проверил коня, снял броню, и повалился, не раздеваясь, спать – мне вставать затемно.

Спать!

Смотреть карту

В темноте пересек тракт, показалось, что со стороны Дюн движет какой-то отряд. Серые? Значит, успел проскочить вовремя.

Вот и Великая Пустыня. Я геройствовал здесь больше полувека, мне тут дом родной. Только дом этот суровый. Ветер усиливается. Конь с утра не поен, а до воды еще далече. Мне даже не надо смотреть на звезды, направление нюхом чувствую. Взял курс на Горелый колодец. А вот если у колодца еще какое племя орков окажется, то это совсем в масть.

Темно, неба не видно, но чувствую, что с запада идет буря. Скоро накроет. Надо где-то пересидеть. А вот если Серые за мной сунулись, то им хуже моего придется, и это радует.

Ветер все крепчал, в воздухе висел песок, но я продолжал движение до самой последней возможности. Потом выбрал небольшой бархан, слез с усталого коня, расседлал, заставил его лечь с подветренной стороны, сел рядом с ним, накрыл ему голову попоной, сам накрылся плащом. Оставалось только ждать.

Ждать

Смотреть карту

Бурю мы с конем пересидели. На рассвете я выбрался из под песка, поднял и заседлал коня. Развязал мех с водой, налил в шлем, в два захода его напоил. Мало, но это лучше, чем ничего. Остатки воды допил сам. Сел в седло и тихим ходом направился к Горелому колодцу.

Верст через пять обнаружил, что погоня Серых не отстала. А еще через пару верст понял, что дело плохо. Не знаю как, но их число увеличилось, и среди них я различил орков. Они выделялись ростом, лошадями и посадкой в седле. А это значит, меня догонят. На замореном коне мне не уйти. Придется драться.

Чтобы орк оказался в рядах Серых фанатиков – это что-то невозможное. Может быть, это наемники? Может быть. Скоро узнаю, и даже топором попробую. Я торопил усталого коня, биться прямо здесь было невыгодно.

Ближе к полудню я добрался до Горелого колодца. Собственно говоря, это была невысокая, приземистая башня из когда-то красного кирпича. Колодец был внутри нее. За этот колодец дрались неоднократно. Башня вся почернела от «Огнешаров», но стояла непоколебимо.

В башню

Я встал с песка и убил их всех. Потом обошел кругом и убил всех раненных. Потом обошел все еще раз и убедился, что живых не осталось. Обшарил их позиции. Собрал съестные припасы, фураж и подобрал себе оружие. Вернулся в башню. Набрал воды. Покормил и оседлал коня. Вывел его из башни. Солнце уже взошло. Потрепал коня по уху и угостил сушеными сливами:

– Сегодня, лошадка, Абтай так и не дождался тебя на своем зеленом небе. Но у нас в Сольвейге, не хуже, чем у Абтая. Тебе понравится.

Сел в седло и поскакал домой, на северо-запад.

В Сольвейг!

В Сольвейг я въехал без шума и помпы. Точнее, незаметно проник, как лазутчик. Мне так было надо.

Послал Гхазан шифрованную записку, вызвал её на секретную (дважды подчеркнуто) встречу в неприметный домик на Косом переулке.

* * *

Взвизгнули, намеренно несмазанные, дверные петли, заскрипели половицы. Шурша соболями, она вошла в маленькую комнатку.

– Присаживайся. – Я указал ей на трехногий табурет у стола.

– Как ты? – она села.

– Бывало и лучше, – я поставил на стол граненый пузырек синего стекла. – Это тебе.

– Что это? – Гхазан посмотрела пузырек на свет.

– Очень хороший яд, – ответил я.

– Зачем? – она удивленно подняла брови.

– Умри с достоинством. Потому, что если я тебя убью, мне придется все рассказать, а я этого хочу избежать.

– Тебе придется рассказать что?

Пойти трактир «Три сома»

Осторожно съехал с берега в воду. Я знал, что дно реки здесь твердое и не илистое, глина. Конь спокойно шел через реку, вода дошла ему до коленок, я задрал свои ноги ему на холку – не хотелось мочить сапоги. Через несколько шагов конь погрузился в воду на полкорпуса. Течение было слабое, глубина больше не увеличивалась...

Краем глаза я заметил, как нечто темное и длинное метнулось под поверхностью воды. Конь дико заржал, я кубарем полетел в воду, что-то располосовало мне бедро. Попытался встать на ноги, но рваная нога не слушалась, а шестьдесят фунтов брони и оружия тянули ко дну. Глубина тут была мне по плечи, я вытащил саблю и, опираясь на неё как на клюку, поковылял к берегу. Споткнулся, нога подвернулась, упал, ушел под воду, встал на четвереньки и почти пополз. Наглотался воды, но из реки вылез.

Оно уволокло коня вниз по реке. Что это было? Я не знаю. Сколько же в нем силы, чтобы так утащить коня целиком? В ушах стучало, бедро было распорото почти напополам. Вытащил из кошеля запасную тетиву и перетянул ногу. Колданул заговор на кровь, стало полегче.

Отдышался. Снял шлем и кирасу. Примотанный кушаком к пузу пакет, несмотря на то, что был упакован в вощеную кожу, безнадежно размок. Да что там, практически превратился в кашу...

Хранитель вспомнил обо мне только через сутки, когда я уже дополз до Калинова моста, переполз на северный берег, и прополз, драть твою триста сявка в душу, в гробину мать, до хрена верст, попутно придушив голыми руками койота...

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Всего восемь букв. Не запомнилось? Печально.

Смотреть карту

Вскоре мы достигли Карнгард и, не останавливаясь, пошли на Кель-Абан.

Только в Юн-Жуте я понял, что мой план провалился. Орден за нами не пошел, и не стал нас искать. Серым было достаточно знать, что пакет не доставлен в Орду. Они просто выставили посты по границам с Ордой и спокойно ждали моего появления. А я без толку крутился по востоку, как цветочек в проруби.

Стыдоба...

Вторжение в Сольвейг состоялось, я узнал об этом в Тадморе...

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Смотреть карту

В Штиле все прошло формально, но быстро. Я доехал до городской ратуши, стража передо мной расступилась. Приморозил свирепым взглядом очередь просителей. Рукоятью нагайки отодвинул в сторону секретаря и вошел к Мастеру Кхидир без доклада и без стука. Положил на стол пакет. Потребовал расписку. Потребовал заверить расписку печатью. Звякнул шпорами, развернулся и ушел. Вышел из ратуши, сел на коня и поскакал обратно, в Сольвейг.

В Сольвейг

Трактир «У Хогарта» – самое старое питейное заведение в городе. Даже более того — самое популярное и знаковое место Сольвейга в его бытность первоначального поселения. Рос город — росла и респектабельность трактира. Долгое время постоянная клиентура и установившиеся традиции делали его почти клубом, местом постоянных встреч и общения единомышленников.

В 151 году Хогарт покинул Сольвейг и переселился в Таргард. Но, несмотря на это, трактир не потерял ни популярность, ни посетителей, ни своё название.

Зажал дозорному рот и ткнул его кинжалом в глаз, чтоб шкуру не портить. Это у нас шутка такая, орки всегда ржут. Придержал дернувшееся тело, и оставил его в сидячем положении.

Колданул простенькое заклятие на дверь, чтоб не скрипела. Открыл, вошел в просторные сени. В углу, на соломе, укрывшись попоной, спал Серый, совсем еще мальчишка, вестовой или оруженосец, наверное.

Прирезать оруженосца. Хороший Серый – мертвый Серый.

Заморозить оруженосца. Нефиг юшкой полы марать.

Оставить оруженосца в живых. То-то смеха будет, когда завтра хватятся офицера

Навел на дозорного перстень и колданул «Заморозка», в мгновение он побелел и покрылся инеем. Счастливчик, умер во сне и без мучений.

Колданул простенькое заклятие на дверь, чтоб не скрипела. Открыл, вошел в просторные сени. В углу, на соломе, укрывшись попоной, спал Серый, совсем еще мальчишка, вестовой или оруженосец, наверное.

Прирезать оруженосца. Хороший Серый – мертвый Серый

Заморозить оруженосца. Нефиг юшкой полы марать.

Оставить оруженосца в живых. То-то смеха будет, когда завтра хватятся офицера

Пусть живет. Пока. Завтра его Серые, все равно, повесят или на кол посадят, когда поймут, что он проспал офицера.

Колданул простенькое заклятие на дверь, чтоб не скрипела. Открыл, вошел в просторные сени. В углу, на соломе, укрывшись попоной, спал Серый, совсем еще мальчишка, вестовой или оруженосец, наверное.

Прирезать оруженосца. Хороший Серый – мертвый Серый

Заморозить оруженосца. Нефиг юшкой полы марать.

Оставить оруженосца в живых. То-то смеха будет, когда завтра хватятся офицера

Придавил оруженосца коленом, зажал рот и ткнул кинжалом в сердце. Дождался конца агонии. Я вас, гниды, давил и давить буду.

Прислушаться

Брякнула открывшаяся дверь. Голос дозорного:

– Слышь, Ивар, тут наши возвратилися, ты бы... – шаги, – Ивар! Ивар! Тут такое дело...

Я выскользнул в сени. Дозорный склонился над оруженосцем и тряс его за плечо. Он меня не услышал. Зажал ему рот, запрокинул назад голову и ткнул кинжалом за ворот кольчуги, в основание шеи. Кому суждено умереть от ножа, того не повесят...

Положил труп рядом с мертвым оруженосцем, накрыл краем попоны.

Пора уходить

Сладких снов! Надеюсь, завтрашний день ты проведешь увлекательно – допросы, пытки, казнь.

Прислушаться

Прислушался. Все тихо. Ворон на крыше успокаивающе каркнул. Прошел из сеней на скотный двор. Там стояло три не оседланные лошади. Выбрал ту, которая получше. Заседлал седлом, что побогаче. Смотал с себя тряпки, замотал лошади копыта, чтоб меньше стучали. Развязал скатку, надел серый плащ и повязал офицерский шарф. Забрал висящую на гвозде старую нагайку.

Как там на улице? Нащупал своей волей сознание Ворона, огляделся. Пусто. Открыл двери скотного двора и вывел лошадь на двор. Сел в седло и тихим шагом выехал на улицу, проехал через деревню. На околице ко мне было сунулся дозорный, цыкнул на него:

– Пшол на пост! – он и пошел. Тупая скотина, но зато жив остался.

Перешел на спокойную рысь, выехал на проселочную дорогу и растворился в ночи.

На тракт Ур-Тангал – Коркатталь

Навел на оруженосца перстень и колданул «Стужа», он даже не дернулся. Не ту сторону ты выбрал, мальчик.

Прислушаться

Город Сольвейг. Площадь Данет. Вид от городской Ратуши. Слева Посольские Хоромы.

ПЛОЩАДЬ ДАНЕТ

Своё забавное название она получила из-за своего основного назначения. Здесь, перед зданием Ратуши, собираются все жители города или представители граждан Республики для принятия важных решений. С севера на юг, по центру площади выложена из красных гранитных плит разделительная полоса. При голосовании, те кто «за» отходят на западную часть площади, а те кто «против» на восточную. Это облегчает подсчет голосов, а в случае особо жарких дебатов очень удобно сойтись «стенка на стенку».

В 167 году городу Сольвейг исполнилось сто лет. В честь этого события на площади Данет был установлен первый городской памятник, бронзовая статуя, подаренная городу Героями.

ПОСОЛЬСКИЕ ХОРОМЫ

Это здание принадлежит Совету Города и предоставляется для проживания или резиденции гостям Города — посланникам городов, гильдий, представителям крупных торговых домов и прочим важным особам, которым, ввиду их особого статуса, несолидно и небезопасно останавливаться на обычных постоялых дворах.

Оркесса Гхазан бар Харгахай барр Роттаргар из Сольвейга, Мастер , член Совета Республики Сольвейг , весьма влиятельная персона

Гхазан Харгахаевна основоположник высшей школы верховой езды и создатель Кавалерийской Академии Республики Сольвейг. Это манеж площадью 1200 квадратных саженей, вспомогательные службы и конюшни на 90 лошадей. В этом комплексе опытные берейторы, под ее личным руководством, обучают всадников высокому искусству управления и взаимодействия с лошадью. Также производится обучение конному бою, стрельбе из лука и применению магии на различных аллюрах.

Побробнее

Разумеется, это был не я, а мой приятель Герой Карл, в моих шмотках и с наведенной личиной. А вот Лэстер, был самый взаправдашний Лэстер, и его заботой было никого ко мне близко не подпускать. Так, что для «крыс» я находился в Сольвейге.

Ну, да. Это и был я. Что меньше всего привлекает внимание на дорогах Республики? Почтальоны. Их можно встретить на дороге в любой день. Где уместно косая сажень в плечах, броня и оружие? У почтальона, служба у них опасная. Кстати, и жалование у них много больше, чем у городской стражи.

Главный Герой этой истории

* Раса – Человек.

* Пол – Мужчина.

* Происхождение – Аристократ.

* Внешность – Красавец.

* Возраст – В расцвете сил. Герои не стареют.

* Характер – Добродушный. По всякой ерунде не зверствует.

* Интеллект – Зашкаливает.

* Образование – Изрядное.

* Общая физическая подготовка – Богатырь.

* Боевая подготовка – В совершенстве. Включая такую экзотику, как фехтование скамейкой и прицельное метание гремлинов.

* Магическая подготовка – Все самое смертоносное. В первой сотне магов Пандоры.

* Геройский стаж – Большой. Лет сто.

* Гражданство – Республика Сольвейг.

Вообще то, Герои в Пандоре бывают разные...

МАСТЕРА

В городах обитает огромное количество людей, эльфов, дварфов, гоблинов, орков и представителей пока ещё не изученных рас. Но среди всего этого многообразия всегда выделяется несколько самых талантливых (и, от того, уважаемых и влиятельных) жителей, они и определяют облик города, влияют на все его параметры. Это могут быть талантливые ремесленники, умелые торговцы или просто хорошие люди. В малых городах их меньше, в больших — больше, но есть они в каждом городе. Традиционно, этих горожан называют Мастерами.

Мастера — это благословленные Хранителями лучшие представители смертных жителей Пандоры. Благословение заключается в отменном здоровье и «вечной молодости» (вечные 25 лет, вечные 50 лет, вечные 100 лет, в зависимости от возраста на момент инициации). Подобно героям, они обладают особыми чертами: выдающимся мастерством в своей профессии, стремлением к изменению мира, жаждой власти. Однако, в отличие от героев, они не бессмертны — их Хранители недостаточно сильны. Поэтому Мастера редко путешествуют и полагаются в своих делах на героев.

Управление городами стоит на Мастерах, потому что они лучшие. Простой смертный тоже имеет право участвовать в управлении городом, но часто такие прецеденты в итоге сводились к тому, что новый управленец оказывался нераспознанным Мастером.

Из Путеводителя по Пандоре

Первоначально, древний герой Абтай — легендарный коневод, один из чтимых орками предков народа орков. По оркской легенде, самый первый в мире конь принадлежал именно Абтаю. Почитание Абтая пришло из Великой Пустыни вместе с орками и прижилось в Сольвейге, известном своими лугами, степями и гигантским поголовьем лошадей.

В 40 день Сухого месяца в Сольвейге празднуют День Коня и покровителя лошадей Абтая.

–-

Статуя АбтаяИзвестнякРанняя Забручанская культура. Около 270 года Первой ЭпохиХрам Всех Богов. г. Сольвейг

Считается единственным сохранившимся прижизненным изображением Абтая.

И не стоит выражать в этом сомнение в присутствии Орков. Целее будете.

Всезнающий и всепонимающий Хранитель призадумался:

А это точно Герой?

А достоин ли он бессмертия?

А, может быть, этой меркантильной особи более пристало быть...

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

ГОРОД БЕЛОВОДЬЕ

История Беловодья ведет начало со 143-его года, когда на берегу реки Белой сольвейгцами была возведена сторожевая башня для защиты южных рубежей. Со временем население острога увеличивалось, а сама деревенька расширялась и расширялась, обретая все большую самостоятельность. В конце концов это закончилось объявлением независимости в 176-ом году и появлением самостоятельной Республики.

Нахождение почти у самых диких земель, постоянные опасности для жизни, и поток приезжих в первую очередь из свободолюбивого Сольвейга, все это определило судьбу города и его характер — гордый, бурный и чересчур вольный даже по сравнению со своими соседями.

И хоть в середине прошлого столетия Беловодье сотрясали бесчисленные катаклизмы, народные волнения и бунты (последствия широты местной души), на сегодняшний день город находится на пике своего процветания.

Я направился в городскую Ратушу и разыскал там советника Альсекора. Он во все эти игры с конспирацией и переодеванием играет уже с полвека. Поэтому, он спокойно закрыл дверь своей комнаты, убедился, с помощью магии, что нас никто не подслушивает, уселся в кресло, указал мне на соседнее и изобразил на своем лице полное внимание.

– Мне нужна помощь, – начал я, – но я могу тебе сказать об этом деле, только два слова: «Серый Орден».

– Понятно. Что нужно?

– Во-первых, простая подмена. Я не притащил за собой хвоста, но нет гарантии, что в Беловодье нет шпионов Ордена. Поэтому сегодня к вечеру, я зайду в трактир «Три сома», а выйти из трактира, ближе к ночи, должен кто-то, похожий на на меня, в этих шмотках почтальона. Он должен пойти ночевать в Почтамт, а завтра с утра уехать в Сольвейг.

– Это выполнимо.

– Во-вторых, к ночи, мне нужно тайно покинуть город.

– Легко.

– В-третьих, подымай своих шустриков, ищите шпионов Ордена и всех их в речку. Не до игр.

– Все так серьезно?

– Как кости лягут. Предупреди служак на заставе Березовка, чтоб повнимательнее были. Это все.

– Тогда до встречи в «Трех сомах».

Мы попрощались, и я покинул Ратушу.

Гоблин Джай-Лу, торговец из Сольвейга, Мастер , член Совета Республики Сольвейг , весьма влиятельная персона.

Потомственный торговец, но начинал с самых низов, без капитала.

К шестнадцати годам он заплатил за Цепь Подмастерья, собрав на неё деньги сам. Он обошёл все дороги Пандоры из карты деда и нарисовал свою. Подержал в руках все артефакты и весь хлам Пандоры, продал, купил и продал вновь, извлекая прибыль. Научился читать выражения лиц любых рас и возрастов, по малейшей пробежавшей тени отслеживая настрой и предугадывая реакцию. Довёл свою убедительность до такого совершенства, что мог продать песок орку, камень дварфу, и мясо эльфу. Да так, чтоб при этом бы они оказались в восторге от совершенной сделки.

В 149 он году поселился в городе Сольвейг.

Свое тридцатилетие Джай-Лу встречал Почётным Горожанином и членом Городского Совета. В Сольвейге у него был свой, большой и красивый дом. Монополия на торговлю. Контракты на поставку эля. Фонд поддержки начинающих торговцев Северо-Запада. Сольвейгский филиал Всепандорского гоблинского банка.

Подробнее

Смотреть карту

В пятнадцати верстах от Штиля, на прямом участке тракта, я увидел отряды Серых. Их было действительно много. Мне вспомнилась веселая улыбка златокудрого Ассана: «Разве мясника пугает количество овец?». Не пугает.

Той же неспешной рысью я сближался с серыми шеренгами. Тракт был пуст, только я и они. По рядам Серых прошло волна, они к чему-то готовятся. Это все не важно. Я выбросил из головы последние мысли, чувства и выпустил из нутра то, что лучше бы держать на крепкой цепи. Моё «Я» исчезло...

Помощь Хранителя

Смотреть карту

Старший заставы попытался что то выяснять. Я на него многоэтажно рявкнул, в лучших традициях казармы, сунул под нос бумагу на эльфийском с печатью ордена, поставил по стойке смирно, пообещал доложить приору... В общем, проскочили.

К обеду караван был уже в Коркаттале. Я распрощался с попутчиками, снял ненавистный серый плащ и направился в таверну, потолковать с путниками с востока.

Как я и ожидал, Штиль был обложен Серыми по самое не могу. Мышь не проскочит, дракон не прорвется. Ловят особо опасного некроманта-инкуба – мужчину моего роста, сложения и внешности. Даже картинка есть, очень страшная. И всем командует Магистр Ордена, куча приоров и толпа офицеров. Такие дела.

Соваться в Штиль сломя голову было глупо. Поэтому я направился в самое дорогое заведение города, снял самые дорогие апартаменты с ванной, заказал роскошный обед и пообещал искалечить любого, кто меня побеспокоит. Мне надо было спокойно подумать.

В Штиль!

Вид на город Штиль.

Если кто не понял, Штиль внизу, слева.

Знаю я тут одну таверну, «Кружка и волынка», там всегда есть человек Семьи. Можно сходить потолковать, расспросить о Серых.

Пойти в кабак

В Тролльхейме опасно не мне, а Серым. Брать с собой охрану не буду, понадеюсь на латы и Хранителя. Я назначил старшего по каравану на время моего отсутствия и вышел в город.

В «Кружке и волынке» сидело только несколько полуночников. Я прошел к стойке и сказал, скучающему за ней пожилому гоблину, «правильное» приветствие. Он мне тоже «правильно» ответил. Его ничуть не удивил ни мой визит, ни то, что я не поднял забрало шлема.

Ничего нового я от него не узнал. В Тролльхейме и в округе Серых практически нет. До Йоля можно ехать спокойно. В самом Йоле их тоже не много, в основном шпионы, а вот в районе Гориндора у них большой гарнизон и там уже можно серьезно нарваться.

Я его поблагодарил, попросил передать привет Семье и извинения, что не посетил лично, положил на стойку монету и покинул трактир.

Вернуться в представительство торгового дома Джай-Лу и лечь спать.

А зачем нам крыса?

Да пошел он...

Сломать дверь не удалось ни силой, ни колдунством. Кроме того, похоже, что ее забаррикадировали снаружи. Мне не нужно было думать, что делать. Подобный вариант я предусмотрел. Сел на бочонок и стал спокойно ждать. Вытащить меня отсюда мог только Хранитель, но видимо, ему было не до меня, или он не желал вмешиваться.

А потом пришло ощущение чужой магии, и подвал начал заполняться едким туманом. Время вышло. Я щелкнул пальцами, вызвал магическое пламя, сжег пакет и развеял пепел по погребу. Встал на бочонок, чтобы быть, как можно выше ядовитого тумана, и как можно ближе к перекрытию, закрыл глаза, сконцентрировался и начал творить «Огненный Шторм» над своей головой, выше перекрытия, на первом этаже постоялого двора.

И все-таки я бессмертен.

Мой Хранитель вспомнил обо мне, извлек из под руин сгоревшего постоялого двора, и я вернулся в Сольвейг.

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Золотая монета

Аверс

Золото 23 С.

1/8 oz.

Монетный двор Республики Сольвейг

Золотая монета

Реверс

Золото 23 С.

1/8 oz.

Монетный двор Республики Сольвейг

Эльф Альсекор, вор из Беловодья, Мастер , член Совета Республики Беловодье , весьма влиятельная персона.

Профессиональный вор. Точнее – Вор. Авторитет. Разумеется, мелочь по карманам на базаре не тырит, а занимается более серьезными делами – охраной торговцев, скупкой товаров неизвестного происхождения в особо крупных размерах, контрабандой, коммерческим и политическим шпионажем, решение деликатных проблем.

Нет ничего удивительного, что вор входит в правительство города, вызывает удивление, когда член правительства не является вором.

Болеслав!

Дело особой важности. Мне нужно, чтобы в полночь, за городом, на южном берегу Белой, у развилки на Дехново, меня ждала хорошая лошадь и дорожные припасы.

Эмблема почтовой службы

Республики Сольвейг

Мне хотелось сказать:

Я бессмертный Герой.

Я геройствую уже более ста лет.

Я убил тысячи различных существ.

Я потерял счет своим подвигам.

Что это за гребаная хрень – отнести какую-то там писульку?

Я тебе, что, мальчишка на побегушках?

Но я только ласково улыбался.

1. Засада Серых пришла из Истароста, больше неоткуда.

2. Раз они пришли из Истароста, там у них есть гнездо.

3. Связь у Серых отлаженная, и есть шанс, что нас там уже ждут или даже едут навстречу.

Зачем нам лезть в ненужную драку?

Помощь быват разная...

Вообще-то, герои часто доставляют письма...

Смотреть карту

Интересно, какую ложь Орден сочинит, чтобы оправдать это свое преступление – нападение на караван с целью захвата чужой корреспонденции? Что нам вменять в вину? Торговлю с каннибалами, транспортировку некромантов, похищение младенцев, прелюбодеяние с демонами, массовые утопления котят? Потом узнаем.

Они что себе думают? Мы просто сдадимся? Мне даже не нужно было командовать, подобный расклад с вояками давно обсуждался, все знали, что нужно делать и были на своих местах.

Я слез с Цыпы, достал из сумки и надел черно-красное сюркó цветов моей гильдии с эмблемами на груди и на спине. Для полной ясности. Влез на передний шестиход и встал в полный рост. Я заорал так, что со склонов посыпались мелкие камешки:

– Освободите тракт!

Серые шеренги не двинулись, мне никто не ответил. Ну что же, вот и конец переговорам.

Я поднял лук и пустил в их сторону огненную стрелу – традиционное, последнее предупреждение. Стрела воткнулась в дорогу перед их строем. Теперь все. Формальности соблюдены.

Атакуем!

Смотреть карту

До позиции Серых было немного больше полета стрелы. Это расстояние шестиход пробежит минуты за две. Две минуты – это сорок-шестьдесят выстрелов из лука, или шесть-десять выстрелов из арбалета, умноженное на количество стрелков. Только столько не будет. В передней линии стоят щитоносцы, а не стрелки.

Я влез на передний шестиход, уселся на место возчика и поднял перед собой, окованный просоленной кожей и железом щит с узкой прорезью для глаз. Клал я на ваши мышиные стрелы... Позвоночник словно пробило холодом, это на меня наложили «Астральную преграду». Клал я на вашу мышиную магию... В глазах полыхнуло, это было «Могучее колдунство». Заложило уши – побочка от «Отклонение». Смертный от такой смеси сдохнет на месте. Я тоже сдохну, но минут через пять.

Шестиход рванул с места, разгоняясь до максимальной скорости. С интервал в пятьдесят саженей за мной пойдут всадники и остальные шестиходы, по два в ряд. Я не смотрел по сторонам, но услышал, как на левом склоне, что-то рвануло – видимо маги кого-то засекли и выбили.

В бою отряд на отряд самое сокрушительное это сконцентрированный магический удар, и сейчас капитан Серых судорожно решает, куда бить. По мне? Или ждать, пока в зону поражения войдут всадники и остальные шестиходы. А мне думать не надо. Как только я вышел на расстояние удара, то накрыл Серых «Тучкой-Вонючкой» на опережение. Даже если не помрут от яда, то на время ослепнут. Сработало. В ответ прилетел не концентрированный удар, а несколько стрел, парочка хилых «Огнешаров» и что-то еще маловразумительное. Щит и «Астральная преграда» выдержали, шестиход не пострадал.

Справа от меня пространство рассек поток магической энергии, но наша «Кислота» была отражена их «Подушкой». С позиции Серых что-то пыхнуло, и по крутой дуге полетело в нашу сторону. Похоже на большой «Астральный молот» или какое-то подобное колдунство. Я не увидел, но услышал и почувствовал – попадание, кого-то из наших накрыло наглухо. Все-таки успели...

Их боевой порядок был смят, и я второй раз колданул «Вонючку» вглубь их построения. В тридцати саженях от противника отбросил щит, перевалил через борт, упал плашмя на тракт и вжался в землю. Надо мной пронеслись ноги шестихода. Я встал на одно колено. Шестиход на полном ходу врезался в строй Серых. Послал в ему в корму простенький «Огнешар»...

Вспышка! Обычное осветительное масло высшего качества. Шесть бочек. Шестиход, конечно, жаль, но зато Серые так горят, что любо-дорого. Я прикрыл глаза латной рукавицей, поудобнее перехватил шестопер и побежал вперед. Убивать.

Это был не бой, а свалка. Я проломился сквозь обожженных и отравленных воинов, сокрушая шестопером всех, кто подвернулся под руку, успел догнать и пришибить нескольких Серых магов... Тут-то меня скрутило, свалило и порвало – настигла расплата за избыток магии. Я умер. Мучительно.

Помощь Хранителя.

Смотреть карту

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Гориндор обошли без столкновений, в смысле, с Серыми. Несколько мелких монстров на нас вылезло. Я сам вел караван, снова скакал на Цыпе, конструкт пережил прошлый бой практически без царапинки.

Мне то что, умер – воскрес здоровым, отдохнувшим и полным сил. А вот смертным было тяжко. Бой и вторые сутки на ходу, на сухом пайке. Мы выбросили всё, что могли, из шестиходов и смертные спали в них вповалку.

На ночном тракте встречные не попадались, и мне некого было расспросить, о том, что там впереди, а высылать вперёд дозорного было бы убийственно для дозорного. Так и ехали – положившись на удачу и с хреновой боеготовностью.

Горы уже закончились, вокруг нас лежали пустыни. До Красных Дюн, в просторечье «Три топора» , оставалось часа четыре ходу.

Приближение Серых я просрал. Я лично. Меня не оправдывает то, что час до рассвета самое тяжелое время. И то, что тракт петляет между дюнами. Мы вылетели на конный отряд Серых лоб в лоб. Раскручивая на пальце пламя заорал:

– Всем уходить на запад! В Ур! – и швырнул «Огнешар» в Серых.

Шестиходы и всадники свернули с тракта на запад, в пустыню. Я забросил в противника еще «шарик» свернул на восток и погнал на максимальной скорости. Отряд Серых повернул за мной. Вот и славно.

Через десяток саженей, я понял, что влип. Стрелы в меня не летели – стрелять с седла на ходу, это вам не монетки у смердов отнимать, этому учиться надо. Колдунства тоже не наблюдалось – видимо, просто воины. Беда была в том, что Цыпа вяз в песке. Ну не приспособлен конструкт для пустыни. А значит, меня скоро догонят...

Помощь Хранителя

Конструкты – это не только транспорт...

Для визита к смотрящему Семьи время слишком позднее, поэтому я направился в таверну «Кружка и волынка», там всегда есть человек Семьи.

Всю дорогу я крутил головой, и несколько раз менял направление движения, но слежки так и не обнаружил.

В таверне сидело несколько полуночников с весьма суровыми лицами. Я прошел к стойке и сказал, скучающему за ней пожилому гоблину, «правильное» приветствие. Он мне тоже «правильно» ответил. Для начала я поинтересовался обстановкой.

Ничего нового я от него не узнал. В Тролльхейме и в округе Серых практически нет. До Йоля можно ехать спокойно. В самом Йоле их тоже не много, в основном шпионы, а вот в районе Гориндора у них большой гарнизон и там уже можно серьезно нарваться.

Дальше я перешел прямо к делу, и мы быстро договорились. Я его поблагодарил, попросил передать привет Семье и извинения, что не посетил лично, положил на стойку столбик монет. Гоблин смахнул монеты, провел меня в заднюю комнату таверны и передал какому-то чумазому мальчишке. Этот мальчишка повел меня через длинные темные коридоры, лестницы, склад, темный двор, дверь, коридоры, подвал, лестницу, чердак, крыши... Наконец, мы оказались в маленькой комнате, где-то на чердаке. Я зажег свечу. Тут была койка, умывальник, кривой табурет и дощатый стол. Малец ненадолго исчез, вернулся с пузатым кувшином, кружкой, караваем хлеба и толстым кругом колбасы. Положил все это на стол, пожелал спокойной ночи и исчез.

Спать!

Смотреть карту

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Этим утром шпионы Ордена меня не дождались. Конь, на котором я приехал, спокойно стоит в конюшне таверны, а я из таверны так и не вышел. А через южные ворота Трольвиля выехал ничем не примечательный караван – три арбы и четверо орков-охранников на косматых лошадях. Если у тебя все стати геройские, то прикинуться странствующим подмастерьем, менестрелем, или там, священником, немного проблематично, шкафообразность мешает. Применять серьезную магию для изменения внешности и сложно и ненадежно. А вот затеряться среди орков можно запросто. Всего то и нужно – переодеться, лицо подзелинить и надеть полузакрытый шлем.

Так что я спокойно рысил правым задним стражником, и ничего не делал. Нам свезло, тракт только что кто-то основательно зачистил: тут и там попадались порубленные монстры. Я оценил качество реза, прикинул силу удара – очевидно, что перед нами шел один из сильнейших Героев Пандоры. Именно шел, потому что я различал на дороге отпечатки его сапог. Подскакал к старшему караванщику и посоветовал ему прибавить ходу, чтобы пристроиться к этому Герою поближе.

Через несколько верст мы его нагнали. Еще издали я его узнал – это был Фенрис «Победитель Дракона». Он настолько силен, что валит любого с одного удара, на крайняк – с двух, но тогда он бывает собой очень недоволен, и горе тому монстру, который подвернется ему следующим. В нескольких саженях позади него шла бардесса, она всегда за ним таскается, может быть одна и та же, а может быть и разные... Я сам много раз подумывал, чтобы завести себе персональную бардессу. Это и престижно, и красиво, и ладная девица всегда под рукой... Но по какому-то злому року, бардессы не ездят верхом. Вообще. Никогда. Вера у них, что ли такая? А я терпеть ненавижу ходить пешком. Вот так и все жду и надеюсь, что когда-нибудь, встречу бардессу-наездницу, понимающую толк в лошадях... фигуристую... ростом к шести футам... умеющую громко играть бодрые марши... и чтоб без этих дурацких слезливых песенок... Мечты, мечты!

К сожалению, я не мог поприветствовать Фенриса, поболтать с ним, выпить по стаканчику... Меня же здесь нет, здесь есть самый обычный дикий орк-охранник, которому ручкаться с самым-самым из Героев не положено. Поэтому, я поплотнее устроился в седле, расслабился и занялся медитацией.

Так мы и ехали в полной безопасности, еле-еле поспевая за неторопливо идущем Фенрисом до самого Йоля.

В Йоль

Смотреть карту

Мне везло. Как только наш караван покинул Йоль через южные ворота, я понял, что Фенрис идет в Гориндор впереди нас. Значит, мы будем ехать быстро и безопасно. Я глазел по сторонам, рассматривал встречных путников, оглядывался, и неторопливо размышлял: как же это так получается, что пеший Герой Фернис со своей бардессой передвигается быстрее, чем конный караван?

Солнце садилось, до Гориндора оставалось верст пятнадцать, когда я заметил впереди на тракте какое-то шевеление. Колданул простенькое заклинание и разглядел, что это патруль Ордена стоит на тракте и осматривает всех путников. Уж не знаю, как получилось, что эти Серые везунчики избежали встречи с мечом Фенриса, но вот, стоят, живые. Интересно, каким враньем они объясняют путникам свои действия? Спасают мир от безумного некроманта-педофила?

Надо быстро решать, что делать:

Попробовать проскочить через заставу Серых

Оставить караван, свернуть с тракта и обойти заставу Серых по горной тропе

В принципе, вся Пандора – это Герои, города и дороги...

Я обменял пакет на бриллианты. Потом вернулся в Сольвейг и рассказал Гхазан красочную историю, как я геройствовал, геройствовал, геройствовал, и как пакет сгорел в бою с Серыми...

Она мне не поверила.

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Этого орка зовут Хагтерхо, племя Краснорукие. Он мне не просто знакомый, а, по Степным обычаям, свояк, формально родственник по линии своего отца. И не такое бывает, если лет пятьдесят погеройствуешь в Великой Пустыне. Кроме того, его ближайшая родня живет в Республике, и все они имеют неплохой бакшиш от «безтаможенной и беспошлинной торговли» с Беловодьем.

Короче, я могу ему доверять.

Самый обычный орк

Смотреть карту

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Ранним утром я покинул Сольвейг через Восточные ворота и поскакал по тракту в Истарост. Пакет Гхазан я заложил в шелковый кушак и намертво примотал себе на живот, под колет и кирасу. До Истаростского леса простирались земли Республики Сольвейг, Серые сюда не совались, здесь они считаются законной добычей для всех и каждого.

А вот на землях Истароста Орден уже присутствовал. Но я был уверен, что они просто не успеют перекрыть тракт. Даже если "крыса" засекла мой отъезд, то пока сообщит (даже магией) пока доложат, пока примут решение, пока заседлают... Не успеют.

Меня нес ходкий скакун Анивальдской породы, мне совершенно не нужно было экономить его силы – в Истаросте я просто сменю его на свежего коня, и дальше меня тоже будут ждать сменные лошади. Маршрут на Штиль хожен-перехожен, мне известны все опасные места, каждый поворот дороги, каждый трактирщик, стражники, конюхи... Да хрен вы меня тут догоните.

Свежий ветерок мало-помалу выдувал из моей головы хмель Хогартсонова эля и утреннюю опохмелку. Я мимоходом смахнул башку выскочившему на тракт тощему медвежуку и, не останавливаясь, поскакал дальше, по практически прямой, но все-таки, слегка вихляющей дороге.

За очередным неглубоким поворотом я увидел наискось стоящую длинную повозку, груженную бочками и двух дварфов, возящихся с соскочившим колесом. Визгливо ругалась какая-то эльфийка на обшарпанном ездовом варане, которой эта повозка мешала проехать, лаяла собака...

Я придержал коня.

Залп из восьми арбалетов накрыл меня вместе с конем. Болты в четверть фунта весом вынесли меня из седла почище удара турнирной лансой и порвали кирасу в клочья. Я умер еще до того, как упал на землю.

Помощь Хранителя

Разумеется, я воскрес. За пару часов до заката.

Разыскать похитителей и вернуть пакет было уже невозможно.

После такого позорного провала вернуться в Сольвейг было немыслимо.

Я сменил имя, изменил внешность, придумал себе новую биографию и отправился на юго-восток, на противоположный край мира, как можно дальше от этих мест.

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

У меня есть этот день и целая ночь. Надо подготовиться к рейду.

Фигня, прорвемся. Надо как следует повеселиться перед походом, а то в дороге – если спать, то в полглаза, если есть, то всухомятку, если пить, то и не пить. А лучшее место для веселья, это трактир Хогарта.

Пойду, пожалуй, в таверну Хогарта

Да крутил я всех Серых на копье! Перед рейдом надо выспаться и помедитировать.

Пойду в Обитель Героев

А нет энергии.

Вся потрачена.

Герой «У Хогарта» эль жрал, песни орал да девок тискал, а о Хранителе даже не вспомнил.

Ждать

Засада, это самый результативный способ поимки в полевых условиях. Если поднапрячь извилины и все хорошенько организовать, даже из такого примитива можно сделать конфетку!

Е.Т.

Смотреть карту

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

С утра я вальяжно сидел на балконе второго этажа заведения «Матушка Медоуз и девочки». Компанию мне составлял Герой Лэстер. Мы выпивали, закусывали, оживленно беседовали и даже отвечали на приветствия наиболее уважаемых горожан, проходивших по площади Три Пастушки. Далеко после полудня мы покинули балкон и приступили к долгому обеду в буфетной заведения...

Если кто и проследил Гхазан до храма Всех Богов, то внутрь войти не рискнул. У статуи Атбая она была одна. Вообще-то, она часто бывает именно у этой статуи, ничего необычного в этом нет. А я в Храм вообще не заходил – я же еще с ночи гулял в заведении матушки Медоуз.

А вот с заднего входа в храм зашел обычный почтальон Сольвейгской почтовой службы. Тоже дело обычное – принес письма, забрал письма, ну не по чину первосвященнику самому на почту бегать, к нему по три раза на неделе почтальоны ходят.

Потом этот почтальон прошел, не торопясь, по Чучельной улице, свернул на Хана Туана, пресек проспект Свободы и скрылся в здании Почтамта, что на Караванной. Слежки за ним замечено не было. А вскоре со двора Почтамта выехало с дюжину почтальонов, все здоровые, высокие, крепкие мужики (только такие и служат на почте), все при броне и оружии, и поскакали они на все четыре стороны – к разным городским воротам. Попробуй, отследи...

Три почтальона покинули город через южные ворота, поехали на юг, но через пару верст они разделились и разъехались в разные стороны. Один из них продолжил скакать на юг, в город Беловодье.

В Беловодье!

Смотреть карту

Тракт на Беловодье не долгий и достаточно безопасный. Разогнал стаю койотов и немного провозился с Пожирателем плоти. Пришлось управиться одним мечем, без колдунства, как самому обычному почтальону.

В город я въехал в середине дня и сразу направился в местный Почтамт, сдать почту. Да, самую настоящую почту из Сольвейга.

Пойти в дварфский квартал

Пойти на главную площадь

Смотреть карту

Ночью, после закрытия городских ворот, Альсекор тайком вывел меня из города через подземный ход и перевез на северный берег реки Белой. Оказалось, что у развилки на Дехново, с лошадью, меня ждет Герой Мадж.

– Ты, это, в Ур? – поинтересовался Мадж.

Я кивнул и проверил подпругу.

– Значит, поедешь через Смородину.

– Ну, да, – ответил я.

– Тогда, на вот, возьми, – Мадж сунул мне пару вязаных носков, – около Калинового моста положи их на белый камень, тогда Савелий тебя пропустит.

– Вообще то, я собирался через Выдрин брод, так короче.

– Не надо через брод, дождей много было, речка разлилась.

– Лады! – Я сел в седло. – Удачи тебе!

– Ну, ты там, это, поаккуратнее...

Я помахал ему рукой и пришпорил коня.

Ехать к Калинову мосту

Ехать к Выдрину броду

Смотреть карту

Выдрин брод находится восточнее Калинова моста, и через него путь до Ур-Тангала заметно короче. Я скакал без дороги, между холмов. Верст через пять на меня натолкнулись двое, побежали наперерез. Разбираться было некогда, пять стрел, два трупа. Наверное, это были разбойники, или сектанты, или пожиратели, или изгнанники, да мало ли сброда по холмам прячется.

К середине ночи я добрался до речки, она действительно разлилась. Выдрин брод совсем не походил на брод, вода стояла высоко. Пожалуй, выше пуза коня будет. Придется замочить ноги.

Преправиться здесь.

Вернуться к Калинову мосту

Смотреть карту

Речка Смородина течет с запада на восток почти по границе Беловодских и Ур-Тангальских земель. Места тут дикие и мало кто отваживается здесь жить или ездить. По какой-то непонятной причине через Смородину есть только один мост – Калинов. Никакой другой мост на этой речке долго не просуществовал, либо разрушался, либо куда-то исчезал. А этот – стоит и стоит.

Местные утверждают, что Калинов мост опекается особым «мостовым» троллем. А Герой Маджи много раз мне рассказывал, что он с этим троллем лично знаком, и величал его Савелием.

Я скакал без дороги, между холмов. Дважды натыкался на Изг, и сбегал без боя – лошадь им просто не догнать. К середине ночи я добрался до речки, она действительно разлилась, но Калинов мост был на месте.

За годы геройства я перебил разных троллей немерено. В «мостовых» троллей не верю. Не бывает никаких мостовых троллей. Все это чушь.

Положить носки на белый камень

Да пошли лесом все эти суеверия!

Я проскакал мимо белого камня и выехал на мост. Неожиданно, на самой середине, конь взвился на дыбы, как будто чего-то испугался. Я рванул на себя повод, но конь неловко крутанулся на задних ногах и мы грохнулись с моста в реку.

При падении свалился с седла, но одна нога застряла в стремени, и я повис в воде вниз головой, под брюхом барахтающегося на глубине коня. Я трепыхался, как рыба на удочке, конь меня куда то волок за собой, пока, наконец, нога не выскочила из стремени. Я тут же пошел ко дну. С шестьюдесятью фунтами брони и оружия особо не поплаваешь. На дне реки я встал на ноги, попробовал подпрыгнуть к поверхности, чтобы глотнуть воздуха. Пару вершков не хватило. И тогда, я просто пошел под водой, с трудом вытаскивая ноги из топкого ила, к берегу.

Я дошел. Высунул голову из воды, глотнул воздуха. Дальше было проще. Выбрался из реки. Моего коня видно не было. Ускакал? Снял шлем и кирасу. Примотанный кушаком к пузу пакет, несмотря на то, что был упакован в вощеную кожу, безнадежно размок. Да что там, практически превратился в кашу...

Мне пришлось вернуться в Сольвейг и посмотреть в глаза Гхазан...

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Прямо на ходу, бросил носки на белый камень, попал точно по центру. Проскакал по мосту, матернулся, и все-таки, обернулся.

На белом камне никаких носков уже не было. Я опять матернулся. Не бывает никаких мостовых троллей. Не бывает. И точка.

В Ур-Тангал!

Смотреть карту

Все-таки, надо было слушать Маджа! А теперь лишних верст пять наматывать. Поскакал вдоль речки на запад. Объезжая холм заметил Друджи. Он тоже меня заметил и резво сбежал. Везунчик.

Вскоре я разглядел поворот речки и мост.

Речка Смородина течет с запада на восток почти по границе Беловодских и Ур-Тангальских земель. Места тут дикие и мало кто отваживается здесь жить или ездить. По какой-то непонятной причине через Смородину есть только один мост – Калинов. Ни один другой мост на этой речке долго не просуществовал, либо разрушался, либо куда-то исчезал. А этот – стоит и стоит.

Местные утверждают, что Калинов мост опекается особым «мостовым» троллем. А Герой Маджи много раз мне рассказывал, что он с этим троллем лично знаком, и величал его Савелием.

За годы геройства я перебил разных троллей немерено. В «мостовых» троллей не верю. Не бывает никаких мостовых троллей. Все это чушь.

Положить носки на белый камень

Да пошли лесом все эти суеверия!

Я уже прикончил завтрак, размером с хороший обед, лежал на кровати, задрав ноги на ее спинку, и медитировал. В дверь деликатно постучали. Я привычно напряг палец с перстнем «Мороз», прицелился в дверь, затем отодвинул телекинезом засов и произнес:

– Войдите!

В комнату прошмыгнул неизвестный мне эльф, отвесил поклон, запер за собой дверь, еще раз поклонился...

Пришлось встать.

– Что вам угодно? – он был у меня под прицелом «Заморозки», и вообще, я прямо сейчас был готов убить его шестьдесят тремя способами, это если по быстрому...

Он в третий раз поклонился:

– Я к вам по чрезвычайно деликатному делу, и с очень выгодным предложением.

– Тогда присаживайтесь.

Мы сели за стол, друг напротив друга, руки на столе. Никакой особой магией от этого эльфа не фонило.

– Прошу вас без церемоний, формальностей и прочих реверансов. Сразу к делу.

Эльф вздохнул и согласно кивнул головой:

– Я уполномочен предложить вам весьма значительную сумму, – он показал на пальцах цифру.

– Красивая цифра, и что вы хотите?

– Всего лишь пакет, который вы везете из Сольвейга. Предложенная вам сумма в несколько раз большее, чем гонорар, который вы получите за эту поездку.

Отказаться

Отказаться в грубой форме

Согласиться взять деньги

Убить этого шпиона Ордена

Смотреть карту

Надо резко исчезнуть. Можно, конечно уйти в Великую Пустыню, но без лошади и без запаса воды я там много не набегаю. Серые знают, что я поскакал в Дюны – значит, разумно вернуться в Ур. Пусть мотают версты.

Я положил пику и тюрбан на тело павшего коня. Отошел в сторону: четыре колдунства и вместо трупа остались пепел, куски обгорелых костей и сажа... Хрен поймешь, кто кого тут спалил. На тракте таких гарей – на каждой версте. Ищите, Серые, ищите...

Я вывернул плащ подкладкой наружу, чтобы его цвет изменился, извалял в пыли, надел, накинул на голову капюшон и зашагал на юго-запад, в Ур.

Где-то через пол версты, на проселке, ведущем к траку, я заметил мула с тележкой. Может быть, это ты обо мне вспомнил, Хранитель? Отлично. Я остановился и подождал. Владелец тележки, немолодой дварф, оказался понятливым и сговорчивым. Угрожать не пришлось, хватило нескольких монет. Он быстро со мной согласился, что отвезти свои горшки в Ур – прекрасная затея. Я уселся на тележку, и мул затрусил по тракту.

Через пару верст нам навстречу вылетел отряд Серых, копий тридцать, на взмыленных конях. Закидали нас пылью и унеслись в сторону Дюн. Я разочарованно вздохнул – и это все? Меня не ценят... Устроился поудобнее и занялся медитацией.

В Ур-Тангал!

Яд – это дублирующий вариант. Если прокатит подкуп, сдохший конь ничего не изменит. А если я не куплюсь, то конь падет, я останусь на своих двоих, а тут-то погоня меня и настигнет. Значит, пока я тут стою, Серые сюда уже скачут...

Врешь, не возьмешь!

Смотреть карту

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ

Коркатталь я покинул поздним утром. Ехал ровной рысью. Я никуда не спешил. Вырядился, как на парад. Был выбрит до синевы и благоухал дорогущими духами. Начищенные сапоги разбрасывали солнечных зайчиков. Блеск шпор резал глаза. На мне был новый, муха не садилась, отпаренный до хруста, шикарный черный плащ. На шлеме – черный шелковый намет. Подо мной был самый лучший конь, которого я только смог купит. Черный конь. На левом плече восседал черный Ворон. До полного «офигеть» мне не хватало только черного пса и черной бардессы. Вот это было бы, действительно, стильно.

Я был настроен на победу. Нет, не так. Я верил в победу. Неторопливо собирал в единый кулак свою волю, дух, разум и чувства. Мироздание вокруг меня поскрипывало. Все попутные-встречные-поперечные боязливо жались к обочине.

Перед Штилем меня ждали силы противника численностью от полка полного состава, до «дохрена и больше». Серых слишком много, и они слишком много знают. Никакие хитрости и выкрутасы тут не помогут. Поэтому я шел на них в открытую. Сила на силу. Лоб в лоб.

Мне совершенно не важно, сколько там этих Серых. Сотня, полк, армия. Да хоть все Серые за все века со всех концов мира. Это уже не существенно. Своими скудными мозгами они не понимают, что обречены, что они уже проиграли этот бой. Не потому, что они слабее, глупее или бездарнее. Нет. Они обречены, просто потому, что собрали здесь такие непобедимые силы.

Их здесь столько, что я могу их победить только чудом. И поэтому, это Чудо произойдет. Здесь и сейчас. Иного не дано.

В Штиль!

Я проснулся уже в темноте, ночью. Разрезал плащ на полосы. Обмотал сапоги, чтобы не стучали, кирасу и саблю, чтоб не брякали. Попрыгал – ничего не гремит. Колданул на себя простенькое "Тень" – мелочь, но не помешает. Надел на шею амулет «Глаз Хищника». Скомандовал Ворону:

– Сквайр, извольте выдвинуться и занять позицию на коньке вон того дома! Там обитает офицер враждебных нам сил. Я прибуду следом за вами. Работаем в стиле «Призрак».

Ворон высокомерно задрал клюв и вылетел в окно.

Деревушка спала. Я беспрепятственно дошел до нужного мне дома. На ночь на крыльцо выставили дозорного. Похвально. Боец сидел на крыльце, прислонившись спиной к стенке и внаглую спал. И эти кулемы хотят нас победить?

Прирезать дозорного. Хороший Серый – мертвый Серый

Заморозить дозорного. Ибо, изречено было: «Не спи – замерзнешь».

Оставить дозорного в живых. То-то смеха будет, когда завтра найдут вскрытую тушку офицера

Смотреть карту

– Ка-р-р-р! – сказал Ворон и уселся на борт тележки.

Вот и чудненько! Значит, Хранитель одобряет мой план. Я протянул руку и Ворон перебрался мне на перчатку.

– Итак, дружище, – я посмотрел в желтые глаза птицы, – меня интересует проселок, который натоптан тридцатью всадниками. Он где-то на юго-западе отсюда, но не дальше Ура. Лети, ищи.

Не верьте шарлатанам. Ворон человеческую речь не понимает. Я с ним говорил просто для удовольствия. А вот простые мысли Ворон воспринимает неплохо, и он меня понял. Каркнул и поднялся в небо. Он будет искать, а я могу, как бы, смотреть его глазами. Как бы, это потому, что это только похоже на зрение, но оно отрывочное, мутное и путанное, как в плохом сне. И, что обидно, только на небольшом расстоянии, до полверсты.

На ближайшее время, у меня есть три занятия – одним глазом следить за трактом, другим «глазом» смотреть через ворона, и не свалиться с тележки.

К лагерю Серых

Смотреть карту

Тележка катила в сторону Ура, а меня посетила интересная мысля:

1. Серых в Уре не было, но они быстро появились – значит, у них где-то здесь есть лагерь.

2. Серые пошли в погоню, и их было приблизительно тридцать – значит, в лагере их осталось всего ничего, бойцов пять.

3. Лагерь находится где-то рядом с городом, а тридцать всадников точно натоптали на проселке, по которому выехали на тракт.

4. В лагере может быть что-то, связанное с «крысой». Например, приказ от Ордена, донесение шпиона...

5. Вероятность того, что всадники вернутся в лагерь до завтра мала. Можно рискнуть.

Вывод – было бы неплохо посетить лагерь Серых.

Итак, как мне быстр найти Лагерь Серых, и не попасться самому им на глаза?

Помощь Хранителя

Смотреть карту

В конюшне мне подвели свежего коня и я спешно покинул постоялый двор.

Мне было ясно, что меня кто-то сдал Ордену со всеми потрохами. Ну не могли меня выследить, ни в поле, ни магией, никак не могли! Меня ждали именно в том городе, куда я ехал, и именно в том постоялом дворе. Проклятая «крыса»! На меня прямо сейчас не навалилась толпа Серых бойцов, только потому, что здесь их не любят. Соваться в Ур им просто опасно.

Разумно и логично, что из Ура я поеду в Коркатталь. А вот хрен вам. Жд-и-и-и-и-те! Не хочу, но поеду через Дюны. Я свернул на кривую улочку, и в случайной лавчонке обменял свой шлем на тюрбан, сменил плащ и попону коня, приобрел пику с ярким флажком. Это, конечно, мелочи, но они работают.

После полудня я уже скакал по тракту к Красным Дюнам. Сложность была в том, что я не хотел ни ночевать, ни даже заезжать в этот город, а до Озерного доберусь только сильно за полночь, к закрытым воротам и на уставшем коне... Надо думать, где сменить коня и поспать хотя бы пару часов.

Конь сбился галопа и повалился на бок, я рефлекторно отбросил пику, сбросил стремена и спрыгнул с седла. Приложился о дорогу плечом, перекатился, поднялся на ноги. Вроде цел. Подбежал к лежащему в пыли коню. Его били судороги, из пасти текла зеленая пена, глаза закатились... Не сразу, но я понял – это яд. Суки!

Прости, лошадка, не сберег. Я вытащил кинжал. Все, что могу. Прощай, лошадка, Абтай встретит тебя на ваших зеленых небесах, и когда-нибудь, ты снова вернешься в наш мир...

Думать

– Деньги при вас? – я твердо посмотрел в глаза эльфу.

– Разумеется, нет, – улыбнулся эльф, – но я готов передать их вам через несколько минут.

– Тогда поспешите.

Эльф выпорхнул из комнаты. Я подошел к окну, посмотрел во двор, там ничего подозрительного не было, и эльф во двор тоже не вышел. Интересно, где он заныкал столько золота и как он его допрет? Это же очень-очень толстый мешок...

Я успел повернуться к двери до того, как эльф вошел. Он развязал и положил на стол небольшой замшевый мешочек:

– Прошу!

Я мешочке были небольшие, хорошо ограненные бриллианты, общепринятая валюта фартовых личностей и темных сделок.

– Прекрасно! – Я широко улыбнулся. – Это вполне достаточно и карман не тянет.

Отдать пакет

Убить эльфа

Герои в Пандоре бывают разные...

Пойти в дварфский квартал

Невозможно рубиться с окружившей пехотой, и одновременно кидать колдунство в прячущихся за камнями магов. Пока я отмахивался от Серых, в меня попали «Заморозкой», пока я выбирался из «Заморозки» – меня кромсали в четыре руки, как только выбрался – попал под «Молот». Сразу же воскрес, отхватил две «Кислоты», бердышом по ногам, и меня, лежачего, забили...

В общем, когда я воскрес, то валялся голышом в какой-то расщелине. Пакет пропал вместе со всем моим барахлом. Босиком и без оружия я выбирался из этих гор восемь дней...

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Дороги в Пандоре очень разные...

Смотреть карту

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Еще затемно караван покинул представительство торгового дома Джай-Лу. Возле ворот какой-то старенький гоблин ухватился за мое стремя и стал упрашивать разрешить ему присоединиться к каравану. Мол, ему позарез нужно в Гориндор, доставить лекарство больному племяннику. Предложил двойную цену.

Разрешить гоблину присоединиться к каравану.

На выезде из города ко мне подошли две смазливые эльфийки, которым срочно надо было попасть опять в Штиль. Строили глазки, облизывали губки и обещали отблагодарить. Прямо вдвоем.

Разрешить эльфийкам присоединиться к каравану.

Вслед за эльфийками ко мне обратился степенный дварф. Он вместе со своей большой семьей переселяется на юг. Обещался, что нас нисколько не замедлит, так как едет на собственной повозке с парой механических мулов.

Разрешить дварфу с семьей присоединиться к каравану.

Наконец мы выехали за городские стены.

Двигаться в Йоль

Ну в самом деле, чему их в Ордене учат?

Преимущество:

1. Нам атаковать в «гору», им атаковать «под гору».

2. Фланги прикрыты.

Недостатки:

1. В узости численное преимущество сходит на нет. Большинство их бойцов будет не драться, а стоять, или создавать давление на передние шеренги.

2. Стрелять через своих не получится – уклон для этого мал. А вынести стрелков на фланги некуда, слишком узко.

3. Поставить стрелков на эти склоны – неэффективно. Осыпи и углы обзора маленькие. Да много и не постреляешь, если противник будет двигаться.

4. Устроить камнепад не выйдет, тракт ухоженый и прикрыт валунами и глыбами, как раз на случай камнепада.

5. Использовать численное преимущество и устроить охват с флангов технически невозможно.

6. Чтоб маги хорошо сработали, им нужна прямая видимость на цель. И куда их ставить? В первую линию? На убой? Или послать по осыпям скакать, и еще дать воинов для прикрытия? Они на этих склонах будут отличной мишенью, там не поманеврируешь.

Смотреть карту

В Йоль мы не вошли – лишний риск. Обогнули город по проселочным дорогам, и дальше, по тракту, к Гориндору. Шли спокойно, не разгоняясь. В пятнадцати верстах от Йоля я объявил привал: уставшие и голодные смертные воюют плохо. Я чувствовал приближение боя и даже предположил, где нас ждут Серые.

С местом я ошибся верст на двадцать. Серые выбрали себе не лучшую позицию: видно издали, тракт идет в гору, слева скалы, крутой склон, справа скалы, крутой склон, крупные валуны и глыбы вдоль тракта. Шеренги Серых перегораживали дорогу. Тупая примитивка. Как у них назначают в командиры? По степени невежества?

Я быстро прокрутил возможные варианты , разумных было всего два:

Атаковать

Отступить

В этом городе есть целых три плахи и три Мастера-палача – ответственный, трудолюбивый и коварный.

Пренеприятное место.

Смотреть карту

Мы вернулись к позиции Серых.

Они продолжают удерживать тракт.

Готовиться к атаке

Смотреть карту

Я принял решение в бой не ввязываться – в Йоле свернуть на Карнгард, и двинуться в обход, через восточные земли. Возможно, Серые не сразу среагируют. Может быть, их шпионы в Карнгарде вообще о нас не информированы. Пока Орден сообразит, куда мы подевались, мы успеем уйти далеко. Серым придется искать нас по всему востоку и оттянуть силы от центра. А мы можем разделиться и исчезнуть... Пусть ищут, пусть тратят силы и средства. Пока они меня не перехватят, вторжения в Сольвейг не будет. Слишком велика для Ордена угроза получит по тылам от Орды.

Свернуть на Карнгард.

Мать-премать, воскрес внутри червя. Какая же тут вонь... Барахтаюсь в жиже из блевотины и кислот. Дышать нечем. Оружия в руках нет – осталось валяться на песке, есть только кинжал на поясе, а он для Тагара как заноза. Ну, не убью, так хоть исцарапаю, надо, и зубами рвать буду! Умудрился встать на колено и кромсаю кинжалом бочину.

Смотреть карту

Истарост мы миновали после полудня, а верст через десять устроили краткий привал – перекусить, осмотреть магомехи, и все такое. Не кашеварили. Хотелось добраться до Тролльхейма, как можно быстрее. Я разделил смертных на три смены, назначил время сна и бодрствования. Удобно, когда в отряде большинство – опытные вояки, все знают, все умеют, и магов к порядку подтянут. Всегда бы так.

Недостаток каравана в том, что от монстра не сбежишь, приходится их, по любому, бить. Вот и били. Дорога была легкая, монстров попадалось немного. Я даже маленько поспал и посидел помедитировал. Из примечательного попался только Комол-переросток, но маги, в три руки, его крепко приморозили, а я разок шарахнул шестопером. Хватило.

Окончательно стемнело верст за пятнадцать до Тролльхейма. Для меня не важно двигаться днем или ночью. Днем активны одни монстры, ночью другие, так на так получается. То, что ночью плохо видно – это проблемы молодых и глупых. Учите магию, покупайте нужные цацки и будите видеть ночью лучше, чем днем. А конструкты вообще день от ночи не отличают, этим тупым железкам оно без надобности.

К запертым городским воротам мы подошли уже далеко за полночь. Я шепнул привратнику нужное слово и нас впустили в город.

Разместиться на постой в представительстве торгового дома Джай-Лу.

Смотреть карту

Тракт на Йоль был практически безопасен. Йоль – перекресток, и это приносит ему хорошие деньги. Местные власти держат дороги в хорошем состоянии, а Герои их «зачищают».

Цыпа стучал лапами, седло поскрипывало, а я размышлял. Мне нужно было решить, куда двигаться дальше.

Я не сомневался, что в районе Гориндора нас уже ждут, что Серые стянут туда все силы, какие только смогут собрать. Малой кровью не обойдется. Даже если мы прорвемся, то до Штиля больше суток пути на хорошей скорости. Придется бросить раненых. А там нас встретят еще раз. Мы сможем выдержать еще один бой? Я не уверен.

Есть другой вариант – в Йоле свернуть на Карнгард, и двинуться в обход, через восточные земли. Возможно Серые не сразу среагируют. Может быть их шпионы в Карнгарде вообще о нас не информированы. Пока Орден сообразит, куда мы подевались, мы успеем уйти далеко. Серым придется искать нас по всему востоку, оттянуть силы от центра. А мы можем разделиться и просто исчезнуть... Пусть ищут, пусть тратят силы и средства. Пока они меня не перехватят, вторжения в Сольвейг не будет. Слишком велика для Ордена угроза получит по тылам от Орды.

Я устроился в седле поудобнее и ушел в медитацию. Решение не пришло. Знамения от Хранитель тоже не было.

До Йоля осталось меньше пяти верст. Пора решать.

Свернуть на Карнгард.

Двигаться на Гориндор.

Герои в Пандоре бывают разные...

Смотреть карту

Свернул с тракта на запад, в пустыню. Поглядим, как вы меня промеж барханов ловить будете. Для этого орки нужны, а я их что-то среди вас, мышата, не заметил. Да и нарваться тут на всякую бяку можно уже не по-детски.

На песке гонки-скачки не устроишь, копыта вязнут, даже на быстрой рыси лошадь скоренько выдохнется. Я сильно надеялся, что Серые азартно за мной погонятся, заморят лошадей, растянутся на пару верст, и я их поодиночке легко перестреляю. Видимо, в этот раз, среди двадцати всадников случайно затесался один умный – они отстали больше, чем на полторы версты, но размеренно скакали плотной группой.

Прикинул скорости. Так они меня не догонят, но и я сильно далеко не оторвусь. Ну, ладушки, значит таким манером и поедем, а там видно будет.

Вовремя заметил крупную Гюрзу и благополучно успел проскочить мимо. А вот Серым будет подарочек.

За несколько часов я ушел к западу верст на двадцать, Красные Дюны остались где то на юго-востоке. Стал заворачивать к югу, но понемногу, чтобы погоня не сообразила и меня не подрезала. Скоро стемнеет и это будет мне на руку. А еще вроде погода меняется, ветерок чувствуется, если раздует, то они меня точно потеряют.

Я уже скакал почти точно на юг, когда из песка вылез крупный Джудцгу и кинулся мне наперерез. Успел уклониться и приложить его топором. И опять сбежал, пусть Серые разбираются.

Уже в темноте я выехал к тракту Дюны – Ур. Патрулей не видно. В Ур мне не надо, а в Дюны – тем более. А рвану-ка я прямо в Штиль, напрямую, через пустыню. Безумие? Разуметься, безумие, особенно на таком хреновом коне. Но только по тракту я точно не пройду, там Серых, как дерьма в свинарнике. Хранитель не выдаст, свинья не съест!

На юг, в пустыню

Смотреть карту

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Портал перенес меня на тракт к Красным Дюнам. Жаль, что не прямо к Штилю... Я злорадно подумал о том, как Серые будут обшаривать ущелье, патрулировать горы, а меня там уже нет. Ку-ку, мышата!

Солнце уже всходило, и на тракте были ранние путники. Топать пешком мне не хотелось, поэтому я стал приглядываться, у кого бы мне разжиться транспортом. Только я, скрепя сердце, направился к какому-то смерду, ехавшему на муле, как из-за поворота выскочил всадник. Я его сразу определил – Охотник за головами. В общем, вместо мула за полновесные монеты, я получил коня за два молодецких удара топором, да еще плащ и шлем в придачу.

Проверил сбрую, подогнал стремена и двинул рысью к Дюнам. Ехал я совсем не по-геройски: старательно сбегал от всех встречных монстров. Через час нагнал торговый караван. Не слезая с седла, но за двойную цену, купил флягу вина, мех с водой и пожрать. А за совсем несусветные деньги сторговал у стражи лук и две связки стрел. Встречу их еще раз – ограблю, до подштанников раздену!

Перекусил на ходу, просто перевел лошадь на шаг. До Красненьких было уже рукой подать, и тут верховая прогулка резко закончилась. Из-за поворота, мне навстречу вывернули Серые всадники и парочка телег с пехотой. Я сделал морду булыжником и чинно проскакал мимо, помаленьку ускоряясь. И опять почувствовал на себе чужую магию. Я еще надеялся проскочить по-тихому, но всадники развернулись... Пошел в отрыв. Но подо мной был не кровный скакун, а так, серединка на половинку. Если у мышат окажется пара-тройка приличных лошадок и умелых ездоков, они меня настигнут.

Свернуть с дороги

И был я услышан.

Предо мной раскрылся хорошо знакомый мне портал.

Спасибо, Хранитель!

В портал!

Смотреть карту

Не дожидаясь Серых, спрыгнул с обрыва. Пролетел с дюжину саженей и приложился о каменный склон. Почему-то не помер и даже не поломался. Покатился по склону, стукаясь всеми частями о камни, и оказался на самом дне ущелья. Кольчуга в дырах, налокотники всмятку, шлем треснул – у меня сломался ноготь и царапина на губе. Спасибо, Хранитель!

Серые за мной вниз не попрыгали. То ли струсили, то ли резко поумнели. А жаль. Я не стал ждать, пока они сюда спустятся, а им точно придется сюда как-то добраться: офицеры погонять – вдруг, тут мой труп валяется. Стараясь особо не топтать, зашагал на юго-запад, в обход Гориндора и в сторону Великой пустыни.

По тропе было особо не разогнаться, а по дну ущелью я вообще еле тащился. Дорогой обдумывал, как это Серые додумались устроить засаду на этой тропе? Или им кто-то помог? Кто?

Углубившись в размышления, чуть не налетел на Механического голема. Пока бил-долбил его топором, многоэтажно поминал того дварфа, который эту пакость собрал и за ней не уследил. Я этих големов уже разломал с полсотни, а они все мне попадаются и попадаются.

Ближайшее будущее оптимизма не прибавляло. Пока я тут с камушка на камушек перескакиваю и двигаюсь со скоростью полторы улитки, Орден вполне может перекрыть выходы из гор. По тракту они меня всяко обгонят, да и по пустыне тоже. Делов-то – выставить патрули в нескольких местах. Так что мне, совсем на запад поворачивать?

Помощь Хранителя

Я проснулся уже стоя, с топором в руке. Выскочил в темный коридор, пнул сапогом в коленку какого-то вояку, доработал топором, схватил его меч и полез в драку. У меня не было ни малейших сомнений, что это пришли за мной. Если я, все же, ошибся, то потом разберемся. Проблемы надо решать по мере поступления, сейчас важно остаться в живых.

Теперь я разглядел противников, это были городские стражники и парочка Серых. Я без особого труда (так, несколько царапин, я же, мать-перемать, без брони) пробился по трупам в главную залу. Тут супостаты внезапно закончились. Осторожно выглянул в щелку ставней – весь двор заполнен стражей, среди них мелькают серые плащи. Похоже, постоялый двор окружен. Недооценил противника, а они меня, все-таки, нашли. Прислушался, несколько голосов кричали о кровожадном демоне-оборотне. Такая, значит, у Серых сегодня легенда. Соваться в здание пока никто из них не решался, видимо, я малость охладил их пыл.

А куда же делись все постояльцы? Похоже, их успели тихонечко вывести, когда я спал, или они разбежались, пока я убивал стражу. Я выбил оконные ставни и заорал:

– Я Герой из Сольвейга! Требую представителя магистрата!

В ответ прилетела «Заморозка», все верно, магов тоже подтянули.

Я не смог продолжить переговоры – с черного хода ввалились латники. Под их натиском отступить в кухню, а потом вниз по лестнице, в погреб. В погреб они за мной не сунулись.

Хлебнул вина из бочки, закусил ветчиной и стал соображать, как отсюда выбираться. Тут же понял, что меня загнали в ловушку. Сейчас сюда подойдет парочка ушлых магов и они просто траванут меня в этом погребе «Кислотой», «Вонючкой» или любой подобной пакостью, как лису в норе.

Попробовать сломать дверь погреба

Герои в Пандоре бывают разные...

Пойти трактир «Три сома»

Смотреть карту

Сильный поток ветра подхватил меня вместе с конем и понес вперед, к Истаросту. Я исхитрился развернуться в седле и швырнуть с левой руки, в суетящихся у телеги ряженых, «Яд» – авось кто и сдохнет.

Астральный ветер нес меня над трактом, а я возносил хвалу Хранителю. Редкие путники поднимали головы и провожали меня скучающим взглядом – экая невидаль, ну летит Герой по небу, баловень! Кто-то помахал мне рукой с подводы, может быть, знакомый? Не до того мне, всматриваюсь вперед, как можно дальше, что там, впереди? Две засады на одном тракте – невероятно, но чем боги не шутят...

Полет был не долгий, версты четыре, от силы. Но и это хорошо, потому как оставшиеся сзади на тракте Серые (я же их не перебил) меня не догонят. Разрыв в четыре версты, они лопнут, но не сократят. А вот соваться в Истарост мне совсем расхотелось.

Да и вообще, как-то это странно получается. Чтобы устроить засаду, Серые должны были выехать из Истароста еще до рассвета, еще до того, как я забрал пакет и покинул Сольвейг. Так когда же, мать-перемать, им «крыса» на меня стукнула? Еще вчера? А откуда «крыса» это могла узнать? Это хороший вопрос... Будем думать!

Монстры на тракте попадались редко и мелкие. В нарушении Геройской традиции (ну не до того мне!), я их не убивал, а просто уворачивался, используя скорость и ловкость коня, объезжал и скакал дальше. Правда, парочку голов прямо на ходу снес, ну это так, покрасоваться.

До Истароста оставалось верст пять, а путь мне туда заказан. Значит, пойдем по запасному варианту, благо маршрут мной езжен, хожен, беган...

Свернуть на юг, на проселок

Рассказывают, что когда то давным-давно, город Истарост был основан древними эльфийскими магами, Истом, Аром и Остом.

Это был огромный город, размером в десяток верст, построенный из чистого белого золота. Город парил, без какой либо опоры высоко над поверхностью земли.

А в самом городе был обширный парк с редкостными деревьями и растениями, и даже искусственная река, протекающая через весь город.

Когда меня спрашивают об Истаросте, я всегда подтверждаю, что так оно все и было. И добавляю, что в реке ловились золотые рыбки, а на волшебном дереве в парке росли пряники. И под большим секретом рассказываю, что монетный двор города Сольвейг, до сих пор работает на том самом золоте, которое в тихоря добывалось с днища парящего Истароста...

Я поднял руку и подал условный сигнал «Не атаковать». Попробуем сделать вид, что мы самый обычный караван – вдруг они поверят...

Четверо здоровенных орков спешились, неспешно ухватились за заднюю ось и, не обращая внимание на протесты дварфов, развернули повозку вдоль тракта. Я отдал команду, и головной дозор, а за ним и часть стражи, двинулись вперед, минуя затор. Караван и арьергард последовали за ними. Засада в кустах лежала тихо, как мышки, «ряженые» на дороги тоже не делали резких движений. Ай, молодца!

Двигаться к Истаросту

Смотреть карту

Лично я не люблю конструкты. Они бездушные, безмозглые, неповоротливые, медленные, шумные... Воевать на них неудобно.

Но у них есть ряд неоспоримых преимуществ:

Во-первых, конструкт не боится ранений и не чувствует боли. Пара стрел в боку или горящая голова не помешают ему продолжить движение или бой.

Во-вторых, убить конструкт сложно – его нужно расчленять, чтобы он потерял подвижность, а потом ломать, чтобы добраться до источника энергии. Либо валить серьезной магией.

В-третьих, конструкту не требуется отдых, он будет двигаться пока не кончится магическая энергия или пока в нем что-нибудь не сломается.

Именно поэтому караван был укомплектован исключительно конструктами. Мы могли практически не останавливаться. Конструктам пить, жрать и отдыхать не нужно. А смертные могут посменно спать в одном из шестиходов – он не загружен, и оборудован, как большая кибитка кочевников. Все что нам нужно, это короткие остановки, чтобы с удобством поесть, оправиться, размяться, осмотреть и смазать конструкты.

Вот и получается, что на короткой дистанции всадник нас догонит и перегонит, а на маршруте в несколько дней никакому всаднику за нами не угнаться. Ну разве что Бессмертному Герою, который может несколько дней не спать, и то, если у него будут сменные лошади, а его задница выдержит такую скачку без отдыха. Так что хлопот у Ордена прибавится.

До Истароста осталось несколько верст – пора решать заехать в город или обойти его по проселкам и двинуть прямо в Тролльхейм.

Ехать в Истарост

Обойти Истарост, двигаться прямо в Тролльхейм.

Смотреть карту

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Ранним утром мы покинул Сольвейг через Восточные ворота. Мы – это я, ездовой конструкт тип Цыпа, караван из шести грузовых шестиходов и отряд стражи на композитных конях.

Если знающему человеку сказать, что за полдня и ночь можно организовать такой караван – он покрутит пальцем у виска. И это действительно так, если только ты не знаком с Джай-Лу. А у Джай-Лу нет слово «невозможно», у него есть только: «ваши финансовые возможности этого не позволяют». А его собственные финансовые и организационные возможности позволяют ему укомплектовать хоть десять караванов за один день.

Бессмертный Герой, сопровождающий караван на дорогах Пандоры, дело обычное, и лишнего внимания не привлекает. Так что если Серые будут искать по дорогам одинокого всадника, то у нас есть шанс проскочить... Нет такого шанса. Потому, что в Магистрате сидит «крыса», и эта крыса стукнет. Но у Серых возникнут большие сложности. Во-первых, грабить караваны – это откровенный разбой. Может быть, в открытую они на это и не решатся – они же, мать их, охрененные защитники порядка, а не разбойники. Во-вторых, малыми силами, с налету, им с нами не справиться, надо готовить серьезную операцию.

Караван выглядит как самый обычный торговый караван. Выглядит. Но две дюжины всадников не обычные наемники, а отборные вояки из гвардии Сольвейга, с тройным жалованием. В основном орки, но есть и несколько людей и даже три эльфа. Возчики – маги. А в помощниках у возчиков – ударные маги и маги поддержки. Несколько людишек, как бы «прибившихся» к каравану, тоже не просто так. А кем на самом деле является маленькая девочка, едущая на одном из шестиходов – лучше вообще не знать, спать крепче будешь. Я тут прикинул, что наших сил хватит, чтобы мимоходом снести небольшой городок. Как-то так.

Мы неторопливо двигались через лес к Истаросту. Те немногие монстры, что осмеливались сунуться к каравану, скоренько помирали. Рутина. Я даже сумел немного помедитировать.

Из-за поворота тракта раздался свист головного дозора – условный сигнал «Внимание!». Шестиходы остановились. Стражники, как-то сами собой оказались на своих местах, без суеты и спешки. Возчики сидели расслабленно и лениво о чем-то переговаривались. Я напряг все свое нутро, но не почувствовал вокруг них никакой концентрации магической энергии. Мастера, мля!

Я и группа стражников выехали вперед. За поворотом тракт перегородила наискось стоящая длинная повозка, груженная бочками. Два дварфа возились с соскочившим колесом. Визгливо ругалась какая-то эльфийка на обшарпанном ездовом варане, которой эта повозка мешала проехать. Лаяла собака... Без особого труда, я засек засаду в кустах справа – от шести до десяти тушек.

Атаковать засаду и «ряженных»

Не атаковать. Сделать вид, что не заметили засаду

Смотреть карту

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Ранним утром я покинул Сольвейг через Восточные ворота и поскакал по дороге в Истарост. Пакет Гхазан я заложил в шелковый кушак и намертво примотал себе на живот, под колет и кирасу. До Истаростского леса простирались земли Республики Сольвейг, Серые сюда не совались, здесь они считаются законной добычей для всех и каждого.

А вот на землях Истароста Орден уже присутствовал. Но я был уверен, что они просто не успеют перекрыть дорогу. Даже если "крыса" засекла мой отъезд, то пока сообщит (даже магией) пока доложат, пока примут решение, пока заседлают... Не успеют.

Меня нес ходкий скакун Анивальдской породы, и мне совершенно не нужно было экономить его силы – в Истаросте я просто сменю его на свежую лошадь, и дальше меня тоже будут ждать сменные лошади. Маршрут на Штиль хожен-перехожен, мне известны все опасные места, каждый поворот дороги, каждый трактирщик, стражники, конюхи... Да хрен вы меня тут догоните.

За очередным неглубоким поворотом, я увидел наискось стоящую длинную повозку, груженную бочками и двух дварфов, возящихся с соскочившим колесом. Визгливо ругалась какая-то эльфийка на обшарпанном ездовом варане, которой эта повозка мешала проехать, лаяла собака...

Я потрохами почуял чужое присутствие в кустах, справа от тракта...

Не целясь, колданул по засаде «Кислотой», махнул нагайкой и, низко пригнувшись в седле, погнал анивальдтца вперед. Перед самой повозкой, я дико, по степному, взвизгнул и поднял коня в прыжок. Под копытами мелькнула повозка, и отчетливо донесся лязг арбалетов и удар болтов в пустые бочки... Сверху увидел, что эльфийка на варане судорожно что-то колдует – в меня, что стоящий за телегой гоблин простер посох – тоже в меня...

Помощь Хранителя

Ради чего?

1. А если это не Серые и засада не на нас?

2. Бой без потерь бывает? Как часто?

3. Атакуем, а если кто-то уйдет живым? Например, тот тихарь, который сидел на ветке, наблюдал за дорогой, увидел нас и дал отмашку начать спектакль?

4. Нам очень надо громко объявить Ордену: «Мы не обычный обоз! Мы крутые вояки! Присмотритесь к нам внимательно!»

5. И дадим Серым прекрасный повод открыть на нас официальную охоту – мол, «злобные разбойники перебили мирных жителей»

6. А если они нас не опознали? Мало ли на тракте караванов и Героев, а я ношу закрытый шлем.

7. Взять языка? И что он нам расскажет? Что Орден начал охоту на пакет? Мы это и так знаем. А «крысу» в магистрате он нам не сдаст, ему о шпионах знать не положено. Что, вообще, нам может рассказать рядовой боец, ну хорошо, капитан Ордена? Количество бойцов и оружия в его кордегардии? Это нам сильно поможет? Особенно, если учесть, что у Ордена стандартное вооружение и численность подразделений.

Да ну, нафиг!

Гхазан стояла у окна своего кабинета в здании Кавалерийской Академии. Дверь без стука отворилась, и она удивленно обернулась. В комнату, приволакивая ногу, вошел Герой. Без сомнения, недавно ему крепко досталось – голова забинтована, половина лица покрыта струпьями ожога, виден только один глаз, броня побита и в окалине.

Гхазан тихо охнула.

– Не повезло, – прохрипел Герой, с трудом выговаривая слова сожженными губами. – Серых было слишком много. В общем, твое послание в Орду сгорело. Напиши еще раз, я попробую прорваться.

Она подбежала к Герою, положила ему руки на плечи, заглянула в лицо и прошептала:

– Тебе очень больно?

– Ерунда. Заживет. Пиши письмо, я...

Он не договорил, согнулся пополам от сильнейшего удара коленом в пах. Гхазан ловко ухватила его одной рукой за волосы, другой за поясной ремень, и с рычанием, гулко приложила головой об стену. Удар тяжелым, бронзовым шандалом по затылку свалил его окончательно.

Она наступила упавшему сапогом на горло, наклонилась и жестко усмехнулась:

– Неплохая попытка. Интересно, а кто ты на самом деле?

В комнату вбежало несколько курсантов Академии, привлеченных криком и шумом.

– Зовите стражу! – распорядилась Гхазан, – Этого в подвал, в кандалы! Будем разбираться, кто, что, откуда, зачем...

Смотреть карту

До лагеря Серых я дошел пешком к середине дня. Он располагался в небольшой деревушке на юго-западе, рядом с Ур-Тангалом. Я неторопливо обозревал его глазами ворона, с расстояния сажень двести, лежа на гребне дюны.

Крестьян я заметил всего нескольких. Жители попрятались, сбежали, или их вырезали? Не понятно. Серых в деревушеке было совсем мало, офицер и несколько бойцов, всего с десяток. Боеготовность у них была ужасная. Где таких придурков разводят? Всего два дозорных на въездах в деревню, ни патруля, ни дозорного на какой-нибудь вышке... Над ними ворон круги нарезает – ноль внимания... Бойцы слоняются без дела... Приходите, люди добрые, убивайте нас, пожалуйста....

Атаковать деревню днем и в полный рост я мог, но не хотел. Всегда возможно не учтенное «Вдруг!». Лучше дождаться ночи и на мягких лапах... Кроме того, спать охота. Можно терпеть, но зачем? Спать прямо тут, на дюне, не дело. Можно не проснуться, а воскреснуть. А вот в спать в деревушке вполне безопасно.

Я присмотрел пустой сарай для скота на окраине (кстати, куда делся скот? На выпасе, или Серые подсуетились?), встал во весь рост и открыто пошел к нему, нимало не беспокоясь о дозорных. Слепая зона, мать вашу, во-я-я-я-я-ки!

Деревенский частокол, в две сажени высотой, задержал меня на несколько мгновений. Если сломать, а не перелезать, было бы еще быстрее. В скотном сарае я поднялся по приставной лестнице под крышу, на сеновал. Выбрал себе угол, постелил плащ, снял шлем и кирасу, отцепил саблю, устроился поудобнее.

Вот она, жизнь Героя: нормально не жрал, вокруг враги, под боком старая солома, двумя саженями ниже благоухают залежи навоза... Интересно, а как там сейчас Гхазан ? Это же по ее милости я оказался в этом захолустье.

В слуховое окошко влетел Ворон. Я угостил его копченым мясом, налил в латную перчатку воды. Назидательно сказал:

– Я буду спать. А ты бди, – повернулся на бок и заснул.

Проснуться

Смотреть карту

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Еще затемно я выехал на тракт, недалеко от северных ворот Ура. Я был цел и невредим, а вот парочка мелких монстров нашла свою смерть. А вот нефиг на Героя кидаться. Около города было сравнительно безопасно, и я решил не гнать сломя голову, дождаться утра и первых караванов. Слез седла и устроился на гребне песчаной дюны. Занялся медитацией.

Как только рассвело, ворота открылись. Я выехал на тракт и с первой попытки пристроился к небольшому торговому каравану. Договор был такой: я бесплатно следую с ними до Коркатталя, если случиться что-то серьезное, то помогаю в защите каравана. На заставе Серых, отмазываю их от долгих проверок и досмотров, я же вам не хвост собачий, а целый Офицер Ордена Серых Плащей.

Всю дорогу я практически дремал в седле. Охрана каравана, в авангарде тележка с дварфами-арбалетчиками, по сторонам четверо закованных, по самые брови в сталь, дварфов на таких же бронированных, по самые уши, композитных битюгах, успешно валили всех встечных-поперечных монстров.

Верст за десять до города нас встретила застава Серых. Они ловили особо опасного некроманта-инкуба – мужчину моего роста, сложения, и внешности. Я выехал вперед и назвал пароль:

«Гасхотор»

«Гостехор»

«Гестахор»

– Дурочку не валяй! – ткнула меня черенком косы Смерть , – чего разлегся-то? Во-о-о-о-н той толпе срок пришел. За дело!

– Сей секунд, ваше высокопревосходительство! В лучшем виде предоставлю!

В нашу сторону действительно бежали Серые бойцы с северной и южной позиций. Я продолжал лежать, прикидываясь мертвым – пущай подойдут поближе, а я пока колдунство раскручу до самого-самого-самого-кранты-вам-всем-суки.

Вжался в песок и колданул «Шквал Яда». Отдачей меня чуть не сплющило. Досчитал до десяти, схватил чей-то меч, вскочил на ноги и кинулся дорезать полумертвых. Через минуту понял, что с колдовством перестарался, сейчас мои легкие через глотку вываляться. Собрал всю волю и легкие внутри себя удержал. Не помогло, свалился...

Помощь Хранителя

Она такая разная...

В Гориндоре строгие порядки и сильный гарнизон. Ночью никто нам ворота не откроет. Ждать под стенами не безопасно. Во-первых, монстры, во-вторых, можно дождаться отряда Серых – тут перекресток.

Смотреть карту

Я высунулся между зубцами и заорал на степном диалекте:

– С войной или с миром?

Орки придержали коней и удивленно уставились на меня.

– Что, узнать не можете? – снял шлем, – А так? Что, не знали, чей след топчете?

Они удивленно переглядывались.

– Вы с какого бодуна с этим серым навозом связались? Разве волк служит крысе? Что подумают поколения ваших предков? Зачем вы позорите род ваш?

Я орал на пол-пустыни, но уже понял, что это напрасно. Передо мной была банда изгоев. Это подонки без чести и совести, изгнанные из своих родов и племен, любой может их убить, не боясь кровной мести. Но и им плевать на все, живут одним днем.

Один из орков поднял лук и пустил в меня стрелу, я уклонился и покрыл их всех совершенно непристойными степными проклятиями. В меня полетели стрелы. Спрятался за зубец и колданул на них «Кислоту». Лошади взбесились, они такую дрянь не любят, стали вставать на дыбы. Высунулся и прицельно снес чью-то башку «Ледяной стрелой».

Орки повернули коней и поскакали прочь от башни. На песке остались двое убитых и один раненый. Неплохо. Но я-то надеялся на дуэль с шаманами, и быстрое их уничтожение. Не получилось.

Ждать и наблюдать

Смотреть карту

В башню вел узкий низкий вход. Двери не было. Я слез с коня и завел его внутрь башни. Быстро задвинул вход изнутри специально для этого предусмотренным каменным диском, кстати, тоже изрядно побитым и закопченными. Любопытно, это какой по счету будет бой за Горелый колодец? Кто знает...

Достал из колодца воды, залил в поилку и наполнил свой мех. Взял топор, лук, стрелы и поднялся на боевую площадку башни. Вовремя. Орки были уже саженях в трехстах, а остальные Серые приотстали. Шансов до меня добраться у них было не много. Но и думать мне было некогда, надо было быстро принять решение.

Вступить в переговоры с орками.

Огнешар!

когда за кладкою кирпичной

лежишь невидимый для всех

не стоит сильно расслабляться

смерть точно знает что ты там

Я в очередной раз летел к светящемуся тоннелю, но громкий голос прервал мой полет:

– Не сегодня!

И опять я в пустыне, в руках меч, а передо мной Тагар.

Я основательно пропорол червяку бочину, но у него практически нет жизненно важных органов. А у меня, к сожалению есть. Как-то, не получается продолжать бой со сломанным позвоночником.

Помощь Хранителя

Рано. Подождать с помощью.

Таргар целиком заглотил мое искалеченное тело, и, не обнаружив больше ничего съедобного, исчез в глубинах песков залечивать свои раны.

Серым достался только конструкт Цыпа и неподъемный двуручник «Хвостосек». Куда попал я вместе с пакетом они так и не поняли.

И всетаки я бессмертен.Не скоро, но мой Хранитель вызволил меня из недр песков, и я вернулся в Сольвейг.

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Очень удачно, что у червяка нет зубов. Очень неприятно, когда тебя пережевывают. А так, ра-з-з-з, проглотили и я уже в желудке.

Помощь Хранителя

Рано. Подождать с помощью.

С чавканьем и чмоканьем Таргар заглотил мое мертвое тело, и оно упокоилось в его желудке.

Никогда, никому об этом не расскажу!

Помощь Хранителя

Рано. Подождать с помощью.

– Привет! – ласково улыбнулась мне Смерть, – ты-то мне и нужен. – Всегда к услугам вашим, сударыня, – я звякнул шпорами. – Верно ли, что у вас в Сольвейге, на Малоцеховой, торгуют черным кружевом тончайшим, по четыре сольва за локоть? – В тех кружевах, суда...

И тут я почувствовал – все. Отпрыгался. С рук и ног кусками слезала кожа вместе с мясом, глаза жжет дикой болью, пробило на кашель – с юшкой и шматками легких. В голове гудит, ноги разъезжаются...

Как это мерзко, упасть и захлебнуться вонючей жижей!

Помощь Хранителя

Рано. Подождать с помощью.

Два великих войска выстроились для Самой-Самой-Последней Битвы. Весь в черных латах, на черном коне, в черном плаще с багряным подбоем я спешу занять свое место в строю рыцарей, в строю великих Героев, моих друзей и предков, дабы силой духа и силой оружия, раз и навсегда, решить извечный спор...

И тут я почувствовал – все. Отпрыгался. С рук и ног кусками слезает кожа вместе с мясом, глаза жжет дикой болью, пробило на кашель – с юшкой и шматками легких. В голове гудит, ноги разъезжаются...

В этот раз ну просто отвратительная смерть !

Помощь Хранителя

Подождать

Какая нелепая смерть...

МИР ПАНДОРЫ

* Название мира — Пандора.

* Флора и фауна (за исключением явно упомянутых в лоре) соответствуют текущим на Земле.

* По уровню развития цивилизация соответствует примерно Европе 14-15 веков.

* Основные расы: люди, орки, дварфы, эльфы, гоблины — сосуществуют мирно, большинство поселений мультикультурны. У существ разных рас детей не бывает.

* Широко распространены магия, механика и их сочетание — магомеханика — механические устройства, приводимые в движение магией.

* Магия делится на колдовство и «научную» магию.

* Колдовство занимается наделением вещей свойствами живых существ по принципу подобия. Например, шаман может заставить бумажную птицу летать, придав ей свойства поведения настоящей птицы.

* «Научная» магия занимается получением и передачей энергии с помощью устройств и кристаллов.

* Магомеханика объединяет научную магию, колдовство и механику, чтобы создавать конструкты — «живые» механические предметы.

* Химия в зачаточном состоянии, пороха и прочих взрывчатых веществ нет.

* Мир игры — огромный магический механизм, с изменяющимся ландшафтом (построенный на лугу город, может со временем оказаться на горе).

* Мир населён большим количеством опасных монстров, обычные смертные с ними справиться не могут, относительно безопасно только около поселений.

* Чтобы помочь смертным, магические существа — Хранители — берут под опеку смертных, превращая их в героев и Мастеров. Хранители существуют вне мира смертных.

* Герой — бессмертный авантюрист-путешественник, в случае смерти воскрешается Хранителем через некоторое время. Постоянно занят опасной работой вне поселений.

* Героями становятся только после первой смерти. Хранители не мешают прожить смертным нормальную жизнь.

* Мастер — нестареющий политик и гениальный ремесленник, может быть убит. Занимается в городах интригами и своим ремеслом. Ремесло Мастера может быть любым: от фермера и плотника до мага, барда и даже вора или картёжника. Но у Мастера всегда есть ремесло.

* Кроме Хранителей из могущественных духов следует выделить демонов. У Хранителей и демонов одинаковая природа, но разные цели и методы действия.

* Центрами цивилизации являются города-полисы (текущая карта). Кроме городов существуют различные мелкие населенные пункты — села, деревни, хутора.

* Формы правления в полисах могут отличаться, но обычно есть совет, состоящий из знатных, богатых и/или уважаемых жителей города (часто из Мастеров).

* Большинство полисов чеканит свою монету.

ОПИСАНИЕ РАС

* Эльфы выглядят, как эльфы у Толкиена (или как эльфы Forgotten Realms). Чуть ниже людей.

* Дварфы – толкиеновские гномы, краснолюды у Сапковского или дварфы (не гномы) Forgotten Realms. У женщин нет бород. Чуть ниже эльфов.

* Люди – европеоиды.

* Орки – как полуорки Forgotten Realms, широкоплечие, сильные. Кожа зелёных оттенков. Чуть выше людей.

* Гоблины – усреднённые гоблины разных вселенных. Ниже дварфов, худощавые, длинные носы, длинные заострённые уши. Кожа зелёных оттенков.

Со Смертью у Героев отношения сложные...

– Когда ты отправишься в Штиль? – спросила Гзахан.

– Герой всегда здоров, Герой на все готов... Завтра.

Я ненадолго задумался:

Да бивал я этих Серых и на дорогах, и в поле! А в далеком 132 году, когда Сольвейг был еще похож на деревушку, мы разбили Орден в тряпки и выставили всех мышат за пределы этих земель. Я тогда привел из Великой Пустыни орков, и мы выжгли все их кордегардии, до которых только смогли дотянуться.

– Подготовь пакет и деньги, сколько сможешь собрать. Жди меня в Ратуше.Завтра, на рассвете, я зайду к тебе за пакетом в Ратушу.

Но, с другой стороны, врага не стоит недооценивать. Кордегардии Ордена есть почти по всей Пандоре. У них хорошо налажена связь – гонцы, голуби, магия. У Серых есть свои люди почти в каждом городе, и как выяснилось, даже у нас в Магистрате, есть их шпион. Они способны послать на мои розыски несколько сот подготовленных бойцов.

Зачем мне облегчать им задачу? Совершенно незачем.

– Подготовь пакет и деньги, сколько сможешь собрать. Что-то не хочется мне светиться в Ратуше. Оденься неприметно и жди меня завтра у статуи Абтая в храме Всех Богов. Завтра, на рассвете, ты передашь мне пакет в храме Всех Богов.

У меня есть этот день и целая ночь. Надо спокойно все обдумать, помедитировать и подготовиться.

Пойти в Обитель Героев, подготовиться к рейду

Есть тут одна интересная идея, но без помощи мне не обойтись. А помочь мне может Джай-Лу .

Пойти на улицу Десяти Мастеров, просить помощи

Город Сольвейг находиться на северо-западе, на самой границе с дикими землями, на фронтире. Город ведет свою историю с 105 г. Третьей эпохи. По легенде город вырос из поселения, основанного магами из города Истароста на месте таинственного исчезновения мага Айвэ и загадочных событий с этим связанных.

Эта давняя история и интерес учёных умов Пандоры не могли остаться незамеченными: к деревеньке потянулись любители необычного и неизведанного, что впоследствии и определило характер, да и судьбу, города. В результате сложилось сообщество, в котором совершенно диким, но до странного гармоничным образом увязались строго научные и практично-прикладные устремления. Город же, как ни странно, от этого только выиграл — вырос, расцвёл и похорошел.

На сегодняшний день город значительно вырос и является столицей Республики Сольвейг и одним из значимых городов Пандоры.

Подробнее

Смотреть карту

ДЕНЬ ВТОРОЙ

С рассветом я выбрался на тракт Ур-Тангал – Красные (они же Кровавые) Дюны. Отсюда мне было без разницы, как добираться до Штиля, через Дюны на юге или через Коркатталь на севере, расстояния практически одинаковые. Ехать в Дюны мне не хотелось, кроме того мало вероятно, что Орден ждет меня с северной стороны, а вот южные дороги они точно перекрыли.

Свернул на юго-запад, проскакал верст шесть, остановился, чтобы развоплотить Иелю, напавшую на бродячего алхимика, и верст через десять въехал в Ур.

В городе, я немного покружил по узким улочкам, убедился, что за мной нет слежки, и отправился на скромный постоялый двор. Я был хорошо знаком с хозяином этого заведения, немолодым орком, и был уверен, что меня примут быстро, без вопросов, по первому разряду, и тут же навсегда забудут о моем визите.

За прошлые сутки я практически не спал и проскакал верст сто. У Героев здоровье, конечно, геройское, но нормально поесть и пару часов передохнуть не помешает.

Подняться в комнату на втором этаже постоялого двора

Смотреть карту

– Полагаю, ты едешь в Штиль?

Я есть. Я на тракте. Впереди изготовились отряды Серых. Слева от меня гарцует роскошный черный конь с отблесками пламени в глазах, не конь – мечта. В черном седле изящно сидит моя самая близкая знакомая – высокий рост, длинный черный плащ, черный капюшон, улыбка в тридцать два зуба, отточенная коса из тёмной стали.

Я с трудом проглотил более мне ненужное боевое безумие и вернулся в реальность. Отсалютовал и выдохнул:

– В Вашем обществе, Ваше Высочество, хоть за край мира.

– Вот и прекрасно, составишь мне компанию. – Она окинула меня оценивающим взглядом. – А ты сегодня непривычно элегантен.

– Это просто крошечный отблеск Вашего Величия, – я слегка склонил голову.

– Брось эти куртуазности, я знаю тебя лучше папы, мамы, друзей и всех твоих девок вместе взятых. Буквально, насквозь. – Она весело засмеялась своей не хитрой шутке. – Лучше развлеки меня чем-нибудь.

– Ты слышала вот это:

Орки живут недолго,

Эльфы – четыреста лет,

Герою отмерена вечность,

Хотел он того или нет...

Уши закладывало, наши кони шли ноздря к ноздре в бешеном галопе. Серые разлетались во все стороны, как тараканы от свечки. Все живое при её появлении впадает в дикий, безумный ужас и спасается бегством. Двуногие, четвероногие, пресмыкающиеся, разумные, астральные и даже нежить. Бегут все. Кроме Бессмертных Героев. Мы с ней часто видимся, привыкли.

Боги покинут небо,

Пески заростут травой.

Вечных на свете двое,

Смерть и бессмертный Герой.

– Это Володимир?

– Да какая разница. Послушай, в Штиле есть замечательный погребок, там подают, как-бы глинтвейн, но наоборот, он холодный и со льдом. Может быть зайдем, посидим?

Мне никто не ответил. Она исчезла.

В Штиль

Конструкт – это магомеханическое устройство.

В Пандоре Широко распространены магия, механика и их сочетание — «магомеханика» — механические устройства, приводимые в движение магией.

Магия делится на колдовство и «научную» магию.

Колдовство занимается наделением вещей свойствами живых существ по принципу подобия. «Научная» магия занимается получением и передачей энергии с помощью устройств и кристаллов.

Магомеханика объединяет научную магию, колдовство и механику, чтобы создавать конструкты — «живые» механические предметы.

Конструкты бывают очень разные

Грузовой конструкт «Шестиход». Говорят, что его прообразом послужил жук-скарабей.

Подробнее

С Е М Ь Я

О Семье практически ничего не известно.

Секретов о себе не разглашает, явки не сдаёт, свидетелей в живых не оставляет. Мотивы их туманны, цели не ясны посторонним.

В руки исследователей попал лишь истлевший, не пощаженный временем и несчастьями кусок кодекса Хренелли:

Помни, как только ты начнешь говорить . . . . .

тебя заставят замолчать. Навсегда . . . . .

Есть только одна причина покинуть . . . . . смерть

Тот, кто не может постоять за себя без помощи . . . . . .

Выдавать обидчиков демиургам . . . . . они угрожают тебе . . . . .

поскольку так ты не сможешь отомстить . . . . .

Обидчик одного . . . . . всех

Правосудие . . . . . только мы

Предательство карается вечной не . . . . . ны . . . . .

И пом . . . . . что выдавать секреты Хренелли посторонним — самое

страшное. . . . . подл . . . . .

• П А К Е Т •

А вот и отряд! Старший въехал во двор, окликнул дозорного, я услышал, как боец вскочил на ноги. Припал ухом к ставне:

– Спишь на посту, сукин сын!

– Я токо присел с устатку...

– Видел я, как ты присел! Плетей получишь! Доложи Кейведору!

– А словили того мазурика?

– Ушел. Как в песок провалился, поганец.

– Без дела, строго велено, до утра не беспокоить! Приказ такой!

– Ладно. Тогда до завтра.

Стук копыт.

Смотреть карту

Уже вечер, стемнело, Серые, наверняка, подустали, а на свое описание я сейчас совсем не похож. Бродить ночью по горным тропам совсем не весело. Попробую проскочить.

Я намеренно немного отстал от каравана, вроде как что-то там заметил в кустах и подъехал к заставе в тот момент, когда караван ее уже миновал. Свирепо рявкнул на подскочившего Серого на мало понятном степном диалекте, ткнул рукавицей в уходящий караван и попер, в наглую, вперед, рыча и ругаясь... И тут почувствовал магический контакт. Резко повернулся, так и есть: в стороне, рядом с Серым офицером, стоит маг. Еще оставалась крошечная надежда, что маг не почует, что я Герой и удастся проскочить без драки. Не сбылось. Маг поднял руку, открыл рот... Это он зря, мог бы жить и жить. Я засадил ему в лоб метательный топорик быстрее, чем он успел что-либо сказать. Выхватил боевой топор, снес башку ближайшему, оторопевшему от неожиданности, Серому, развернул коня и полетел убивать офицера.

Офицер успел выхватить свой клинок и парировал мой удар. Это был образец мастерского фехтования, вот только совершенно бессмысленного против богатырского удара топором, усиленного мощью коня. Был офицер, а теперь – расчлененка.

С другой стороны тракта в меня полетела «Ледяная стрела», увернулся. Еще один маг обозначился. Раскидал конем и топором нескольких бойцов и поскакал его поблагодарить. Серый шустро плел заклятие, но струсил (а как тут не струсить, когда на тебя несется забрызганный кровью, визжащий всадник, с в-о-о-о-такущим топором) и побежал. Нет ничего глупее, чем бежать от собаки или всадника – умрешь вспотевшим. Прощай, дурачок!

Без магов у Серых шансов выжить практически не осталось. После того, как полегло еще четверо, они это тоже сообразили и приняли единственно верное тактическое решение – побежали врассыпную. Самые глупые, бежавшие по тракту (и на какой ферме такую придурь разводят?), умерли сильно потными. А гоняться по кустам за остальными я не стал, не до того. Повернул коня и поскакал в Гориндор, даже не обобрав трупы.

В Гориндор

Тролльхейм для нас город безопасный, но, как говорится, на Хранителя надейся, а кольчугу одевай. Представительство торгового дома Джай-Лу, совсем не крепость, но стена, окружающая двор, высотой в четыре сажени, а ворота с надежным запором и охраной. Несмотря на это, я распорядился выставить своих караульных, и к воротам, и к стоящим в просторном дворе шестиходам.

Нанести визит Семье

Пойти в кабак

Спать

– Мне придется рассказать, что ты сдала меня Ордену. Это ты сообщила обо мне Серым, сразу же после нашего разговора, иначе они не успевали устроить засаду у Истароста. Ты сообщила Серым о тропе в обход Гориндора. Ты составила на меня описание. Ты «крыса» Серых, Гхазан.

– Значит, я дрался за дезу? – усмехнулся я.

– Да, и благодаря твой храбрости и решимости Орден убежден, что получил нечто крайне важное, – оскалила клыки Гхазан, – Они поверят, что у нас есть Договор с Ордой о военной помощи. Более того, теперь Орден безоговорочно верит своему шпиону в магистрате – он же передал им такую важную информацию. Мы можем сливать им через эту «крысу» любую нужную нам дезу, и Серые купятся. Ты, все-таки, спас Республику.

– Мы спасли. И об этом никто не узнает.

Повисла неловкая пауза.

– Ты злишься? – спросила Гхазан.

– Я даже не знаю, что более оскорбительно, то, что ты использовала меня втемную, или то, что ты рассчитывала на мое поражение.

– Прости, мой Герой. Но я знаю, как тебя утешить… – и Гхазан заглянула мне в глаза долгим кошачьим взглядом...

СПБ MMXVIII

Я смотрел сверху на обгорелую головешку – это все что от меня осталось. Был я, у меня был пакет… Был и весь вышел, дымком в небо...

– Не переживай! Все не так, как кажется, – шепнула мне Смерть! – Ужин за мной.

Ужин, действительно состоялся.

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Смотреть карту

Штурма не случилось. Серые встали вне зоны досягаемости моей магии и обложили башню с четырех сторон. Как удачно! Теперь я могу нападать в любом направлении.

Весь день я просидел на боевой площадке, ел, пил, медитировал и наблюдал за Серыми. Орки куда-то ушли, может быть совесть проснулась или умирать раздумали? Но и без них Серых набралось более полусотни. Хоть расстояние и великовато, но башня мне помогла – почувствовал присутствие чужой магии. Есть у них маги! Явно больше чем двое, пять-шесть, а может и больше.

Еще до наступления ночи, я понял, что они буду меня тут мариновать. Не знаю, что они ждут – прибытия командующего, подхода целого полка с требушетами, какого-нибудь могучего мага, или шило в задницу? Взять меня измором – глупость, я коня буду есть дней тридцать, да и в любой момент Хранитель может меня отсюда просто забрать, в мгновение ока.

Но, Хранитель никогда не сделает то, что Герой должен сделать сам. А я должен не сидеть в башне, а добраться до Штиля. Если Серые, что-то ждут, то мне это что-то ждать не надо. Значит, надо слезть с башни и всех их убить. Немедленно.

Я дождался середины ночи. Это лучшее время для резни. Противник может и задремать, а еще темно: а я-то в темноте вижу, а вот они нет. Наложил на себя заклятие «Гад ползучий», оно увеличит мне сопротивляемость к ядам и кислотам. Жаль, что больше ничего колдануть на себя не могу – хоть здоровье и богатырское, но точно порвет от избытка магии.

Тихо сбежать

Атаковать Серых на севере

Атаковать Серых на юге

Атаковать Серых на западе

Атаковать Серых на востоке

Я смотрел сверху на обгорелую головешку – это все что от меня осталось. Был я, был у меня пакет… Был и весь вышел, дымком в небо...

Рядом со мной возник силуэт, черный, как дыра в мироздании. Мне на плечо легла лапа, тяжелая, как сковородка:

– Ну, не получилось! Быват. Вернись и убей их всех!

Я поднялся из пепла. У меня в руках оказался длиннющий фламберг. Ночной мрак свернулся в клубок и развернулся в Астральную пантеру. Она хищно облизнулась и встала рядом со мной, нервно подергивая кончиком хвоста.

Я залил пустыню кровью.

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Я смотрел, как Серые торопливо обшаривают мой обезглавленный труп. Я смотрел, как маг забрал пакет. Я смотрел, как он и несколько бойцов стремглав убегали в темноту. Я смотрел, как Серые рубят в куски мое тело...

Рядом со мной высилась массивная фигура, черная, как ничто. Меня по плечу похлопала лапа, ласковая, как стальной лом:

– Верь мне. Так надо. Именно так.

Серые изрубили мой труп в рагу. Стоят, тяжело дышат, вытирают пот. Маг с моим пакетом, без сомнения уже скачет, где-то далеко-далеко-далеко...

И я снова слышу знакомый голос:

– Верь мне. А вот теперь, убей их всех.

Всех убить!

Меня что-то подхватило, вытащило из мешанины тел, из-под града и швырнуло на восток, прямо к позиции Серых.

Спасибо, Хранитель!

Вовремя. По недобитым оркам ударил «Медный таз». Ой, молодца! Второй раз, чтоб бы меня достать, по своим лупят.

Осмотрелся. С юга сюда бежали Серые. Это ничего. Главное, магов порешить. Я вскочил на ноги и бросился на стену серых щитов. Я не стал ломиться с сквозь щиты, а просто с разгона взбежал по одному из них и прыгнул через строй...

Прямо в воздухе словил головой «Заморозку». Неловко грохнулся на песок слепой куклой, что-то дзынькнуло и рассыпалось в мелкие осколки...

Помощь Хранителя

До южной позиции Серых, ближе, чем до восточной. Бегом туда. Ну, куда же они всех лошадей попрятали? Сел бы в седло, а так, на своих двоих, медленно получается.

На полпути увидел – мне навстречу бегут Серые. Видимо, на подмогу своим бросились. Похвально. Но есть один нюанс – я их вижу, а они меня нет, а это потому, что всякому сброду редкие амулеты в лапки не даются... Не переживайте, об этом, мышата, все равно сейчас умрете...

Когда противников одновременно меньше трех, это откровенно скучно... Поскучал три раза. Потом еще два. Потом сломался меч. Забрал другой у свежезаколотого... Ну и хватит. Враг деморализован и бежит. Повернул к востоку. И тут, откуда-то сбоку, с ревом, вылетели конные орки. Я бросил в них «Плевок Василиска», а меня снес охрененый «Огненный Шквал». С ними был шаман, который, похоже, нехило размялся грибочками...

Помощь хранителя

Пора окончательно разобраться с магами. Бросился бегом к башне. Она прикроет меня от восточной позиции Серых. Внезапно мне почудился стук копыт. Это еще кто? Вдохнул-выдохнул, представил себя охрененно большим Василиском с Ужасным Ядом. Резко выскочил из-за башни. Прямо на меня неслись конные орки. Ударил в них «Ядом», половина лошадей повалилась, оставшиеся, с диким ржанием, встали на дыбы. Я во весь дух помчался на них, врубился в толпу, не разбирая рубил по лошадям, по ногам, по рукам, и еще колданул «Яда», прямо вокруг себя...

И тут на нас посыпался «Ледяной Град». Я успел схватить какого-то траванутого орка, упасть на песок и накрыться его тушкой...

Помощь Хранителя

В полный рост бежал к позиции Серых. Маги не могут бить безостановочно, прямо сейчас у них пауза, надо успеть до них добраться. И в капусту! А от Магов на восточной позиции меня прикроет башня.

Прилетели редкие стрелы. Ерунда, я отмахивался от них, как от мух. Не знаю почему, но Серые не побежали, а сплотились и выставили щиты. И это было прекрасно! Не придется их догонять. С пятнадцати саженей я колданул в них «Ядом». Уп-с, не спасают щиты и латы от «Яда», и «Яд» очень хорош против скученных целей. Не знали, мышатки?

Их строй сломался. «Яд» – не стыд, враз глаза выест. С ходу срубил башку и проскочил по трупу сквозь строй, к магам. Хватило бы трех уколов на три мудрые тушки, но я малость увлекся... Слабонервным не смотреть.

Быстро достал ближайших ко мне бойцов. И хрен с ним, с остальными! Не сдохнут, потом дорежу, не торопясь, медленно и мучительно.

Кого теперь убивать?

Сбежать

Атаковать позицию Серых на юге

Атаковать позицию Серых на востоке

Я валялся на песочке – ручки ножки в стороны, полная расчлененка. Из ниоткуда возникла громоздкая Черная фигура, протянула мне посеченную лапищу:

– Вставай и дерись!

Я встал. Один среди кучи мяса.

Теперь мне ясно – маги Серых на западной и на восточной позициях.

Сбежать

Атаковать позицию Серых на западе

Атаковать позицию Серых на востоке

Спустил аркан с теневой стороны башни. Стараясь не стучать о кирпичную кладку слез вниз. Низко пригнувшись, временами опускаясь на четвереньки, двинулся к позиции Серых. Пока крался, представлял себя Василиском, и копил в себе «Яд». Подобрался незамеченным на дистанцию пятнадцать саженей. Не удивительно. Бойцы спали, завернувшись в плащи, бодрствовали только двое, но и они, похоже, о чем-то разговаривали.

Вложил в колдунство все, что мог, аж наизнанку вывернулся, и накрыл их облаком «Яд». И тут-же, пригнувшись, бросился вперед – убивать. Я успел свалить троих, бросил топор, подхватил чей-то длинный меч, добил еще одного...

И тут и меня и Серых накрыло «Ледяным градом», «Пронзающими стрелами», «Кислотой», «Медным тазом» и еще какой то магией. Какой не понял, потому что, умер. Проклятые Серые маги! Своих не пожалели. Сволочи!

Помощь Хранителя

Спустил аркан с теневой стороны башни. Стараясь не стучать о кирпичную кладку слез вниз. Низко пригнувшись, временами опускаясь на четвереньки, двинулся к позиции Серых. Пока крался, представлял себя Василиском, и копил в себе «Яд». Подобрался незамеченным саженей на двадцать, и тут меня заметили.

Серые вскочили на ноги, подняли щиты, сомкнули строй, затрубил рог... Прямо дети малые! Я, с чувством глубокого удовлетворения, накрыл их всех облаком «Яд», да так вложился, аж в блевать потянуло. Строй распался, а я бросился вперед, прямо в облако вонючего яда, валить всех, пока не очухались. Я их споро убивал, бросил свой топор, забрал с мертвяка длинный меч, все искал среди них магов...

И тут и меня и Серых накрыло «Ледяным градом», «Пронзающими стрелами», «Кислотой», «Медным тазом» и еще какой-то магией. Какой не понял, потому что, умер. Проклятые Серые маги! Своих не пожалели. Сволочи!

Помощь Хранителя

Всем известно, что такое лошадь. Это домашнее животное из семейства лошадиных отряда непарнокопытных.

Разумеется, магомеханики разработали множество «лошадеобразных» конструктов.

Общеизвестны и широко распространены – Механический мул, Неподъемный осёл и Композитный битюг.

Композитный конь – это вариант композитного битюга. Он легче, быстрее, менее шумный, но имеет меньшую грузоподъемность и тяговую мощность. А так, практически, тоже самое – метал, дерево, четыре ноги, лошадеобразное тело, голова и хвост.

Смотреть карту

Я воскрес уже в шестиходе. Отряд Серых разбит и рассеян. Мы прорвались, но не все. Потеряно три шестихода (один спалил я, два других накрыли Серые), шесть композитных коней, есть убитые и раненые среди магов и вояк.

Сел медитировать – помощь Хранителя мне еще ой как понадобится. Кроме того, надо решать, что делать дальше. Уже стемнело, к Гориндору подойдем часа через три, к полуночи.

Остановиться в Гориндоре

Разделиться

Смотреть карту

Ради чего нам стоять ночью? Надо двигаться. Может быть, мы опередим Серых.

Раненых на одном шестиходе, под охраной нескольких вояк отправим на Восток, в сторону Нортина. Риск? Конечно, риск. Но с нами им еще опаснее.

А я с двумя шестиходами и остатками отряда обхожу Гориндор с запада и иду к Красным Дюнам.

Разделиться

Герои в Пандоре бывают разные

От копчика до ушей меня прошиб разряд энергии. Расползающееся тело вновь собралось в единое целое. Хранитель, тварь буду – отработаю! И я со свежими силами взялся за меч.

Черви не могут кричат. Им нечем. Но это этот, отвечаю, заорал, и судорожно рванулся куда-то вперед. Я намертво вцепился в рукоять, навалился грудью на навершее, стараясь удержать воткнутый, сквозь брюшину червя, в песок, меч.

Может быть за пол мгновения, а может быть и за полвека, но, судорожно дергающийся червь, сам себе распорол брюхо почти до задницы. Я не вылез, а просто из него вывалился.

Отдышавшись, я встал на ноги. Странно, но ноги меня держали, руки тоже были на месте, и голова цела. Я встряхнулся – болело все, но это нормально.

Вальяжной походкой победителя я направился к издыхающему Таргару, чтобы забрать свой новый меч – в пустыне без оружия как-то неуютно. Я нагнулся за мечом и тут же получил от червя сокрушительный удар хвостом. Даже не знаю, была это конвульсия агонизирующего организма или сознательная ответка.

Я опять убит.

Помощь Хранителя

Подождать

Нет энергии.

Эта история написана по мотивам вселенной игры

« С К А З К А »

https:the-tale.org

– Мне придется рассказать, что ты сдала меня Ордену. Только ты знала, что я поеду через Беловодье. Только ты знала о Хагтерхо. Это ты составила на меня описание. Ты «крыса» Серых, Гхазан.

– Деза? Как же удивился Кхидир, когда вскрыл пакет, – усмехнулся я.

– Ерунда! Уладим, – отмахнулась Гхазан, – все удачно сложилось. Орден знает, что ты доставил в Орду нечто экстраординарное. Мы нашли и прикормили их «крысу». Теперь Орден этому гаденышу безоговорочно верит. Мы сольем через «крысу» нужную нам дезу и Серые купятся. Ты, все-таки, спас Республику.

– Мы спасли. И об этом никто не узнает.

Повисла неловкая пауза.

– Ты злишься? – спросила Гхазан.

– Я даже не знаю, что более оскорбительно, то, что ты использовала меня в темную, или то, что ты рассчитывала на мое поражение.

– Прости, мой Герой. Но я знаю, как тебя утешить… – и Гхазан заглянула мне в глаза долгим кошачьим взглядом...

СПБ MMXVIII

Я смотрел откуда-то сверху на пустыню, на тушу убитого мной Тагара, на одиноко стоящего Цыпу, и на мое мертвое тело.

Подъехала почти сотня Серых, возглавляемая четырьмя офицерами и приором. Жаль, до целого полка с цельным магистром я не дотянул. Но и это неплохо. Приор, величественный эльф, лично осмотрел мой труп, всмотрелся в лицо, удивленно взвизгнул:

– Это не он! – и начал судорожно обшаривать тело в поисках пакета...

Да дрын тебе в глотку! Обманули дурака на четыре кулака! Купились! Вы, кулёмы безрогие, три дня не за тем гоняетесь, ночи не спали, войска перебрасывали, засады выставляли. И хрен поймали, только кучу своих положили! Если бы не этот червяк, вы бы меня ловили до прилета глиняных свиней на кудыкину гору.

Ёж с предподвывертом тебе в правую ноздрю, а не пакет! Пакет другой дорогой едет, пока вы тут пустышку тянете, чурбаны стоеросовые!

Я хохотал в голос, глядя, как обозленный приор пинает мой беспомощный труп. И этот убогий у них командир? С этими сиволапыми смердами нам воевать? Это чумазое быдло, никогда не знавшее, что такое честь, хочет навязать нам свой «Порядок»? Неужели до их осиновых мозгов не дошло, что Героя можно убить, но невозможно победить? Что прямо здесь и сейчас я, все вижу и слышу? Что я могу внезапно встать, и голыми руками свернуть его глупую, ушастую башку...

С громким хлопком и зелеными искрами мой труп исчез во внезапно открывшемся портале. Что ж, Хранителю виднее... Меня тоже повлекло, куда-то на запад, наверное, догонять мое телепортированное тело.

Ждите, я вернусь!

СПБ MMXVIII

Таргар целиком заглотил мое искалеченное тело, и, не обнаружив больше ничего съедобного, исчез в глубинах песков.

Серым достался только конструкт Цыпа и покоцанный шестопер. Куда попал я вместе с пакетом они так и не поняли.

И всетаки я бессмертен.Не скоро, но мой Хранитель вызволил меня из недр песков, и я вернулся в Сольвейг.

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Серый Орден

...Понимаешь, любой авантюрист, искатель приключений когда-нибудь, хоть раз, нарушал закон того или иного города. Очень уж они разные, законы эти. Сделают тебе предложение проследить за кем-то, или, к примеру, взять, караван проводить. И либо окажется, что следить за тем господином плохо, либо не устоишь перед соблазном, купец и так богат, с него не убудет и... ну как бы тебе... Возьмёшь, да и экспроприируешь у него денег. Немного.

И вот тут-то выходят на сцену члены Серого Ордена, или, как их ещё называют, серые плащи. Орден это древний, могучий. Их отделения везде есть, в окрестностях любого города. Этакие крепости-монастыри, где они бойцов своих воспитывают. Бессребреники-ортодоксы, охотники за преступниками. Профессионалы, натуральные звери. Я лично их не люблю, как любых фанатиков. А они самые, что ни на есть такие. Рыскают по городам и трактам, ищут тех, кто закон преступил. В полномочиях, гады, почти не ограничены.

Из бесед у камина со старым Переяром

Из Бестиария Пандоры

Фанатики?

Да это тоталитарная секта зомбированных на всю голову отморозков.

Борцы с преступностью?

Как же. Это только предлог.

Они желают навести в Пандоре порядок.

Порядок с большой буквы «П».

Их Серый Порядок.

Чтобы все всегда в ногу, строем, под Серым знаменем

и под чутким руководством их Серого Магистра.

Власти они хотят, власти над всем миром...

Дорог много, и не все дороги одинаковые...

Герои в Пандоре бывают разные...

Я предполагаю, что до этой картинки никто не доберется :-))))

Если вам удалось, по-честному, без копаний в коде, увидеть эту картинку, пожалуйста, черкните мне в комментах, или еще как.

Я сниму шляпу :-))))

Сладких снов! Надеюсь, завтрашний день ты проведешь увлекательно – допросы, пытки, казнь.

А вот и отряд! Старший въехал во двор, окликнул дозорного, присмотрелся:

– Тревога! Первому десятку осмотреть дом! Второй и третий – оцепление!

Серые бойцы пришли в движение.

Выскочил в сени и столкнулся нос к носу с проснувшимся оруженосцем. Ударил кинжалом, он даже не пикну. Вот, везунчик, избегнул мучительной казни.

Бежать!

Я пришел в себя, валяясь между дюн, полузасыпанный песком. Солнце стояло высоко. Какой сегодня день? Лошади нигде не было видно. Наверное, я просто свалился, а она умчалась. Не знаю, как получилось, что Серые меня не нашли, может быть, просто побоялись лезть ночью в пустыню.

Снял закопченную и местами прогоревшую кирасу. Пакета на мне не было – он превратился в пепел.

Подобрал чудом уцелевшую саблю.

– Кар-р-р-р! – сказал Ворон и уселся мне на плечо. Я потрепал его по перьям и зашагал на северо-запад, домой, в Сольвейг.

• НО ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ •

Бегом, но стараясь не греметь, я пробежал через сени, выскочил через дверь в скотный двор – там стояло три неоседланные лошади. Отвязал ту, на которой была уздечка, вправил удила, отодвинул засов на дверях, схватил висящую на гвозде старую нагайку.

В доме уже гремели башмаки Серых. Вскочил на лошадь, направил ее на дверь, гикнул и ударил нагайкой, лошадь рванулась с места и выскочила во двор. Серые заорали. Перескочил, с трудом удержавшись на лошади, через низенький забор, проскочил мимо бойцов, низко пригнулся в седле и перешел в галоп...

Я несся к выезду, но на узкой деревенской улочке мне наперерез вылетел какой-то взбалмошный всадник. Мы столкнулись, он вылетел из седла, моя лошадь встала на дыбы, закрутилась...

Меня накрыло парочкой «Огненных Шаров». Я полыхнул, как фейерверк в праздник. Лошадь обезумела и понесла. А я горел. На выезде, ко мне бросился дозорный, лошадь его просто сшибла. А я горел. Мы влетели на равнину и понеслись непонятно куда сквозь ветер. А я горел...

Помощь Хранителя

Сладких снов! Надеюсь, завтрашний день ты запомнишь надолго. До самой виселицы.

А вот и отряд! Старший въехал во двор, окликнул дозорного, присмотрелся:

– Тревога! Первому десятку осмотреть дом! Второй и третий – оцепление!

Серые бойцы пришли в движение.

Выскочил в сени и столкнулся нос к носу с проснувшимся оруженосцем. Ударил кинжалом, он даже не пикнул. Вот везунчик, избегнул мучительной казни.

Бежать!

Навел на оруженосца перстень и колданул «Заморозка», он даже не дернулся. Не ту сторону ты выбрал, мальчик.

А вот и отряд! Старший въехал во двор, окликнул дозорного, присмотрелся:

– Тревога! Первому десятку осмотреть дом! Второй и третий – оцепление!

Серые бойцы пришли в движение.

Бежать!

Придавил оруженосца коленом, зажал рот и ткнул кинжалом в сердце. Дождался конца агонии. Я вас, гниды, давил и давить буду.

А вот и отряд! Старший въехал во двор, окликнул дозорного, присмотрелся:

– Тревога! Первому десятку осмотреть дом! Второй и третий – оцепление!

Серые бойцы пришли в движение.

Бежать!

Придавил оруженосца коленом, зажал рот и ткнул кинжалом в сердце. Дождался конца агонии. Я вас, гниды, давил и давить буду.

А вот и отряд! Старший въехал во двор, окликнул дозорного, присмотрелся:

– Тревога! Первому десятку осмотреть дом! Второй и третий – оцепление!

Серые бойцы пришли в движение.

Бежать!

Навел на оруженосца перстень и колданул «Заморозка», он даже не дернулся. Не ту сторону ты выбрал, мальчик.

А вот и отряд! Старший въехал во двор, окликнул дозорного, присмотрелся:

– Тревога! Первому десятку осмотреть дом! Второй и третий – оцепление!

Серые бойцы пришли в движение.

Бежать!

Брякнула открывшаяся дверь. Голос дозорного:

– Слышь, Ивар тут наши возвратилися, ты бы... – шаги, – Ивар! Ивар! Тут такое дело...

– Ну, что тебе? – сонный голос, громкий зевок.

– Я же толкую, тут наши возвернулись, ты бы в горницу заглянул. Может Кейведор не спит, доложил бы...

– Ну, ладно, – опять зевок, скрип половиц.

Встал справа от двери, низко присел, прижался к стене. Дверь открылась. Вошел оруженосец, меня не увидел – я был на уровне его коленок. Бесшумно поднялся на ноги, сцапал его за горло, прижал к себе и ткнул кинжалом в сердце. Развернулся вместе с ним лицом к двери и уперся, глаза в глаза, в перекошенное от ужаса лицо дозорного. Отбросил труп, но не успел – дозорный сиганул на двор с диким криком:

– Тревога! Тревога! Тревога!

Бежать!

Брякнула открывшаяся дверь. Голос дозорного:

– Слышь, Ивар, тут наши возвратилися, ты бы... – шаги, – Ивар! Ивар!

Я скользнул к двери в сени, но не успел. Дозорный выскочил на улицу истошно вопя:

– Тревога! Тревога! Тревога!

Бежать!

ПРЕДИСЛОВИЕ

Это не игра, а гипертекст с банальной фабулой «дорога» и приключенческим сюжетом. Здесь нет локаций, NPC, диалогов, инвентаря, головоломок, кликанья мышкой и всего такого прочего. Я не по этой части.

Здесь есть много текста для чтения, несколько концовок, много пространных отступлений от сюжета (которые можно вообще не читать) и много моих картинок, расположенных в неочевидных местах.

© Рашап, текст, иллюстрации, 2018.

Все происходит в фэнтезийном мире Пандора.

Этот мир населен людьми, орками, эльфами, гоблинами и дварфами.

Основная особенность этого мира – бессмертные Герои, которым помогают их Хранители.

Вот о таком Герое и пойдет речь в этой истории.

Краткое описание мира Пандора

Читать

Если точнее, здесь есть двенадцать фрагментов карты и сорок шесть моих оригинальных картинок.

А одну картинку я так спрятал, что ее никто не найдет.

Или, все-таки, найдет?

Служить на почте трудно и даже опасно, но это почетная профессия! И пусть в дороге меня ждут монстры и ужасная погода — письмо будет доставлено вовремя!

Из дневника одного начинающего Героя

Итак, начнем

Эта история началась в 212 году III эпохи

в городе Сольвейг

Утром мальчишка-рассыльный принес мне записку – оркесса Гхазан хотела срочно со мной встретиться. И это было весьма приятно.

Более того, она назначила встречу не в здании городской Ратуши, а в одном из покоев Посольских хоромов, что на площади Данет. И это было весьма многозначительно.

Я на всякий случай сбегал в бани, что на Красной улице и переменил исподнее. Напрасно. Она позвала меня по делу. Ей было нужно, чтобы я поработал почтальоном – доставил пакет.

– Пожалуйста, повтори, что ты мне предлагаешь?

– Мне нужно, чтобы ты доставил важный пакет в Штиль, Мастеру Кхидир.

Я внимательно ее рассматривал и ласково улыбался:

– Шутить изволите?

– Послушай, мне действительно нужна твоя помощь, – она твердо посмотрела мне в глаза.

– Ты помнишь, сколько я беру денег? Дешевле нанять небольшую армию.

– А это вторая причина, по которой я обращаюсь к тебе, – Гхазан тяжело вздохнула, – денег нет. Городская казна практически пуста.

– Мало того, что носить писульки, так еще и забесплатно! – Я расхохотался.

– Все гораздо серьезнее, чем ты думаешь, – и она раздельно произнесла, – Серый Орден.

С Серыми у нас старые счеты. И это действительно серьезно.

– Орден готовит вторжение, – продолжила Гхазан, – Совет Республики договорился с Ордой о военной помощи, они готовы нас поддержать войском, но, разумеется, не бесплатно. Ты отвезешь в Штиль наши векселя, гарантированные Центральным Гоблинским Банком.

Еще дело осложняется тем, что в магистрате завелась «крыса». Кто-то стучит Серым. Значит, помимо монстров и прочих опасностей, тебя по всем дорогам и городам будут искать Серые. Если пакет попадет им руки, город может не выстоять.

Гхазан выдержала паузу:

– Так ты возьмешься отнести эту писульку?

– Нет. Я не желаю вкалывать за гроши.

– Да. Я сделаю это ради Республики.

– Сударыня, ради ваших прекрасных глаз, любая глупость...

смерть к лохам в саване приходит

а к резким дерзким мужикам

в изящьном платье с жемчугами

и на высоких каблуках

Я улыбнулся эльфу:

– Вот только, вы упустили две очень важные вещи.

– Какие же? – удивился эльф.

– Во-первых, вы пришли без белого флага.

– Какого флага?

– Белого флага парламентера, согласно Лориэнтской конвенции, а во-вторых...

Ударил его ребром ладони в кадык, прихватил за грудки падающее тело и заглянул в мутнеющие глазенки:

– А во-вторых, я не за деньги, и даже не за идею, а ради прекрасных глаз...

Эльф так ничего и не понял. Просто умер.

Я аккуратно положил его тело на пол, надел броню, забрал бриллианты, грустно вздохнул по поводу несостоявшегося отдыха и покинул комнату.

Пойти на конюшню

Герои в Пандоре бывают разные...