Авторизация
×

Логин (e-mail)

Пароль

Интерактивные истории, текстовые игры и квесты
Гиперкнига

Библиотека    Блог

Посетите наш новый сайт AXMA.INFO

Запустить

- Идём, Райвер, - позвал я его, вновь чувствуя, что взгляд никак не отвести от запредельно красивой звёздной россыпи портала. - Проверим, куда нас переместит эта штука.

Дальше

Жаль. Я со вздохом отвернулся от портала, наконец-то обратив внимание на окружающий мир, и какое-то время с интересом изучал окрестности.

Дальше

Наверное, так представляют ад - багровая, высохшая, потрескавшаяся земля, хмурое и затянутое красноватыми тучами небо, голые скалы, хаотично громоздившиеся где им возблагорассудится, угрюмый лагерь, ощетинившийся часовыми, и какие-то дикие взрыкивания невдалеке, словно кто-то был голоден, но не хотел связываться с людьми ценой слишком больших потерь. Немногочисленные обитатели лагеря не обращали на меня никакого внимания, словно навидались таких сотнями, что, в общем-то, могло быть правдой, поскольку я сюда попал, обнаружив непонятный портал в Оргриммаре, свободно висящий в одном из административных зданий. Никаких ограничений на нём не было, только сухая табличка «Выжженные земли», что, видимо, обозначало пункт назначения, и любой мог попасть сюда. Портала обратно не было, это была дорога в один конец, что, разумеется, не пугало, у любого путешественника всегда с собой был камень возвращения, способный телепортировать к месту, к которому был привязан. Техника создания этих камней была проста, и приобрести их можно было в любой таверне хоть на краю земли. Возвращали они к хозяину таверны, в моём случае - в Подгород. Но, разумеется, сначала мне любопытно было осмотреться здесь, я никогда не упускал случая разведать новые территории.

Дальше

- Вперёд, - я хлопнул ладонью по спине зверя, и тот, таясь и припадая к земле, устремился к видневшейся впереди неповоротливой туше.

Великолепный хищный прыжок застал монстра врасплох, позволяя моему питомцу нанести удачный удар, но я быстро понял, что крупные габариты твари вовсе не отменили ни её проворства, ни скорости реакции. Тварь раз за разом наносила страшные удары по моему питомцу, и хотя тот уворачивался с воистину кошачьей грацией, многие удары достигали цели хотя бы по касательной, а даже нанесённые вскользь они были опасны.

Дальше

- Пройдем мимо. - Мы начали идти медленно и осторожно, чтобы существо нас не заметило, но я не заметил, что подо мной стоит маленькая и незаметная кучка маленьких палочек, на которую я, черт меня дери, всей своей стопой от души наступил, что меня услышал бы весь Азерот.

Великолепный хищный прыжок застал монстра врасплох, позволяя моему питомцу нанести удачный удар, но я быстро понял, что крупные габариты твари вовсе не отменили ни её проворства, ни скорости реакции. Тварь раз за разом наносила страшные удары по моему питомцу, и хотя тот уворачивался с воистину кошачьей грацией, многие удары достигали цели хотя бы по касательной, а даже нанесённые вскользь они были опасны.

Дальше

На миг отвлекаясь от стрельбы и зачарования стрел на сильный удар, я, не выпуская лука, сосредоточился и послал импульс лечения своему питомцу за счёт моей собственной внутренней силы, но уже понял, что не справлюсь с монстром, пусть даже он и начал ослабевать. Пришлось приказывать Райверу отступать и самому сломя голову броситься под защиту лагеря, слишком силён оказался монстр, слишком много ран успел нанести питомцу, а я не обладал и половиной его ловкости и выносливости, так что удар на себя принять не мог. Охрана на воротах одарила меня злыми взглядами, но сидеть и ждать, пока тварь протопает за мной в лагерь, они не стали и открыли огонь. Они были неизмеримо опытнее и тренированнее меня, хватило трёх залпов их тугих, крепко сбитых степных луков, чтобы монстр прекратил преследование и, агонизируя, заскрёб страшными когтями иссушенную до твёрдости камня землю. От когтей оставались борозды, взвивалась мелкая пыль, взгляд твари ещё шарил по окрестностям в поисках врага, но вскоре подёрнулся дымчатой пеленой смерти. Я, наконец, вздохнул спокойно. Тварь напоминала крупного кабана, обладала гладкой кожей, достойной звания настоящей брони, пастью с двойным рядом зубов и впечатляющими загнутыми рогами, которые и представляли главную опасность, ибо стоило Райверу зазеваться хоть на секунду, и он был бы нанизан на эти рога, как на вертел. В сознании эхом отдавалась боль израненного Райвера, и я снова сосредоточился, посылая импульс лечения повторно - маги называли это заклинанием, но это было скорее нечто интуитивное и никак не связанное с магией, я просто ускорял регенерацию тканей Райвера за счёт своей жизненной силы, и только.

Дальше

- Предельно. - Я мрачно склонился в полупоклоне, уважая звание этого воина. - Прошу прощения.

Дальше

Орк в ответ резко кивнул и разом потерял ко мне интерес, направившись к широкому столу в центре лагеря, на котором была расстелена какая-то карта. Что ж, когда-нибудь я наберусь опыта, приду сюда уже защитником и смогу себе позволить не терпеть подобных отповедей... Без церемоний сев на ближайший пятачок сухой твёрдой земли, я плюхнул рядом походный рюкзак и уже через минуту молча вгрызся в куриный окорок, перебирая в уме все поручения, которые мне надо было на данный момент выполнить и за какое удобнее всего можно было приняться, оказавшись в Подгороде. Так или иначе, здесь мне делать было нечего, надо будет телепортироваться с помощью камня возвращения.

Дальше

Прерывая мои размышления, нетерпеливый рык показал, что я весьма опрометчиво принялся за обед, не накормив питомца. От голодного взгляда, обращённого на меня, могло бы передёрнуть, не знай я совершенно точно, что Райвер меня не тронет ни при каких обстоятельствах. Часть окорока немедленно были отправлена ему, и Райвер, довольно урча, принялся за трапезу, а я на ощупь начал обыскивать рюкзак в поисках камня возвращения, задумчиво смотря в сторону портала. Издалека он казался меньше, но всё так же привлекал внимание. Мне только сейчас пришло в голову расспросить местных о том, что это за штука и куда ведёт, но, вспомнив отповедь полководца, я передумал. Вернусь сюда позже опытным и состоявшимся охотником, чтобы никто не посмел указать мне на выход!

Дальше

Умерив вспышку надменности, типичную для эльфов крови, я тряхнул головой и раздражённо дёрнул поношенную ткань рюкзака: камень возвращения не желал находиться сразу. Проинспектировав внимательнее небольшой карман, где должен был лежать камень, я обнаружил, что он разодран чьими-то когтями, и судя по состоянию ткани, разодран уже давно, зияя небольшой прорехой как раз под размер артефакта. Терзаемый очень нехорошими предчувствиями, я поднял голову и осмотрел лагерь на предмет ветрокрыла или, на худой конец, таверны.

Дальше

Ни одной...

Отбросив церемонии, я вскочил на ноги и обратился к первому попавшемуся орку, но все как один пожимали плечами с чем-то вроде равнодушного сочувствия, ибо они понимали, что я без камня возвращения обречён, однако ничем не могли помочь: смерть ходит тут настолько близко каждый день, что они просто к ней привыкли.

Дальше

- Рано паникуешь, эльф, - буркнул один орк, отдыхавший под небольшим навесом. Судя по впечатляющему количеству шрамов и испещрённым вмятинами доспехам, это был бывалый ветеран, участвовавший не в одной сотне боёв. - Сюда иногда попадают опытные воины, можешь попросить, чтоб проводили тебя с равнины Выжженных земель на север, в Болоте Печали есть наш лагерь, Каменор. Там должна быть таверна. Судя по твоей одёжке, - он скептически осмотрел мои кожаные доспехи, - твой уровень мастерства оставляет желать лучшего, и денег у тебя тоже мурлок наплакал, но если будешь красноречив... - Он усмехнулся, видимо, представив, что я буду делать, если эту местность посетит опытный воин, ведь его явно будет трудно уговорить снизойти до какого-то там охотника, не набравшегося ещё должного опыта.

Дальше

- И часто такие тут появляются? - спросил я, приподнимая длинную бровь. Ветеран пожал плечами, но у меня слегка отлегло от сердца: всё-таки это был выход, пусть и не слишком надёжный, не в моём положении привередничать.

Дальше

Однако звёзды сегодня явно были ко мне неблагосклонны: позади меня - он что, специально подкрадывается? - снова раздался мрачный голос орка-полководца:

Дальше

- Хурт, не мели ерунды, этому остроухому придётся самому добираться до Каменора. Ты прекрасно знаешь, что ждать гостей тут гиблое дело, а наши припасы ограничены, вдобавок этот хлюпик даже на страже постоять не сможет. Его содержание не наши проблемы.

- Но он же...

- У нас тут не лагерь милосердия. Если он настоящий воин, он справится. - Высказавшись, полковник снова направился к центру лагеря изучать карту, а ветеран только пожал плечами, глядя на меня: приказы есть приказы.

Дальше

- Можешь попробовать двигаться в стороне от этих тварей, ты ж охотник, почуешь их, - предположил он, но в его голосе не звучало особой уверенности. Он уже терял ко мне интерес, и я его понимал - нельзя привязываться к смертникам, да и если изо дня в день балансируешь на грани жизни и смерти, невольно сместится система ценностей, так что лучшее, что я мог сделать - это быстрее уйти. Нет, я ни в чём не обвинял полковника, наоборот, от такого его поступка моё уважение к нему только возросло, ибо обречь кого-то на смерть, чтобы не ослаблять своих, требует известной доли решительности и мужества. Его жестокий выбор был тактически правильным, из меня аховый воин в здешних землях, а ему нужны бойцы...

Дальше

Только умирать мне тоже совсем не хотелось, и что-то, похожее на беспросветную тоску, начало потихоньку подбираться к сердцу. Чувствуя моё настроение, мне в бок ткнулся лбом Райвер, непонимающе смотря на меня, и я с облегчением обнял его за мощную шею, зарываясь в густую пряную шерсть. Может быть, я рано паникую? В конце концов, если судить по взрыкиваниям и лаю, доносящимся со стороны равнин, твари не стоят сплошной стеной, как-то у меня должно получиться проскочить, если буду осторожен. Нажил же я приключений себе на голову! Я всегда говорил, что магия до добра не доведёт, тем более непонятные порталы, ведущие неизвестно куда, вот же проклятая тяга эльфов крови к магии!

Дальше

Неяркий всполох впереди привлёк моё внимание, и я поднял голову, присматриваясь получше. Пф, лёгок на помине – точно в том же месте, где после портала появился я, стоял гость, человек, с любопытством осматривающийся вокруг. Осмотрелся, обернулся - и в восхищении замер, увидев захватывающий воображение портал, раскинувшийся между двумя статуями... Судя по тканевой хламиде, в которую он был одет, и по такому же скромному тканевому капюшону, это был маг. Или это не маг, а священник? Чёрт их разберёт, одёжки у них с первого взгляда одинаковые. Интересно, насколько он опытен? Может, он расшвыряет всех тварей, а я просто пройду следом по расчищенной колее?

Дальше

Убедившись, что портал не работает, маг осмотрелся вокруг внимательнее и затем поступил в точности как я - отправился на разведку, вскоре скрывшись в каньоне, ведущем из лагеря в неизведанные пустоши. Через секунд двадцать раздался отдалённый гром, с неба упала золотистая молния, замелькали солнечные всполохи, и я уже было воспрял духом - может, удастся-таки пройти вслед за магом, пока твари не очухались? - но дальнейшее развеяло мои надежды, ибо из каньона показался спешно удирающий от монстров маг, на бегу сотворив какой-то бледный ореол защиты вокруг себя и изо всех сил стремясь добраться до лагеря как можно быстрее. За ним показалась тварь, похожая на ту, которая обратила в бегство меня, она двигалась довольно неуклюжими, но дьявольски быстрыми скачками, настигая жертву. Часовые на сей раз наградили того, кто привёл им тварь, не только убийственными взглядами, но и отборнейшей бранью, однако монстра всё же атаковали, спасая мага от неминуемой расправы. Через буквально несколько секунд всё было кончено, а потрёпанный, но несомненно живой маг переводил дух, плюхнувшись около первого попавшегося костра и судорожно глотая из фляжки воду. Вода восстанавливала его внутреннюю энергию, которую обычно коротко называют маной. Видимо, только за счёт своего колдовского умения да маны он и спасся, поскольку я видел, как один удар твари точно достиг цели, но полупрозрачный щит вокруг мага, перед тем, как лопнуть, прогнулся и погасил удар.

Дальше

Оказалось, что моя догадка была верна: после четвёртого обстоятельного обследования своего рюкзака и карманов мантии, маг, судя по мрачному лицу, констатировал отсутствие камня возвращения. Странно, что он ещё не ушёл порталом - или он ещё не умеет ими пользоваться? Впрочем, окончательно отчаяться маг себе не позволил, а поднялся и направился к центру лагеря, как раз туда, где сейчас орк-полководец яростно с кем-то спорил.

Дальше

Я скептически выгнул бровь, не веря, что этот альянсовец надеется чего-то добиться от ордынского руководителя, но оказалось, что я просто был невнимателен: собеседником орка-полководца был человек, серьёзный пожилой мужчина в видавших виды, но ещё очень крепких доспехах. Раздражённо смотря на орка, он покрутил рукой у виска, что-то коротко сказал и указал на карту, упрямо сдвигая густые брови с редкими седыми волосками. Альянс и Орда редко действовали сообща, но иногда приходилось объединяться против очень сильного врага, и я очень не завидовал тем, кому приходилось налаживать контакт - каждому в огромном Азероте было известно, что язык противоположной фракции выучить невозможно. Не потому, что языки были слишком сложны, а потому, что действовал древний закон магического вмешательства, который исправно проводился ковеном магов каждой фракции. Во избежание хаоса и предательства на каждого новорождённого ребёнка накладывалось заклинание, искажающее понимание языка противоположной фракции, и никакими ухищрениями это было не обойти. Даже если посадить этого человека перед собой, указать на табуретку и сказать «табуретка», он, разумеется, сможет запомнить последовательность звуков, которую услышит, но когда ему второй раз скажешь «табуретка», он услышит уже совершенно другое. Общаться можно было, только если прихватить с собой опытного мага, который будет поддерживать возможность понимания друг друга, а делалось это в довольно редких случаях. Нужен был по-настоящему сильный маг. Заклинание искажает понимание как речи, так и письменности, хотя с письменностью всё гораздо сложнее - что-то вроде пиктограмм и рисунков способны понять обе фракции, но я никогда не стремился узнать подробности сложных взаимоотношений двух фракций. Я не питал дружелюбия к Альянсу, но и ненависти во мне не было, скорее стойкая неприязнь и нежелание связываться, в Азероте есть проблемы куда более серьёзные, чем визиты разудалых альянсовских бездельников в Оргриммар.

Дальше

Я оказался прав: после речи полководца-человека маг слегка побледнел, но искренне отдал честь и коротко что-то ответил - похоже, пожелал удачи, на что полководец серьёзно кивнул. Орк, наблюдавший эту сцену, мрачнел с каждой минутой разговора, и, наконец, нетерпеливо кашлянул, скрещивая руки на груди. Кашель, правда, был похож больше на гром отдалённого рычания, но зато это возымело эффект - человек поморщился и чуть отстранил мага, показывая, что разговор окончен, после чего со вздохом вернулся к расстеленной на плоском камне карте. Видимо, переводчик то ли временно отсутствовал, то ли вообще не подразумевался тут быть, и общение у полководцев проходило с большими трудностями.

Дальше

Маг, к слову говоря, неплохо держался - то ли пропаганда Альянса возымела действие, то ли он обладал достаточно крепкими нервами, но он не паниковал совершенно, хотя всё ещё был бледен. Подойдя к одной из пустых палаток, он аккуратно сел на землю, ухитряясь не запутаться в подоле собственной хламиды, поставил перед собой рюкзак и принялся в очередной раз в нём копаться, видимо, желая знать, какими ресурсами он располагает, оказавшись без пополнения припасов на враждебной территории. Периодически в его руках мелькал то моток верёвки, то какие-то фляги, то туго свёрнутые рулоны ткани, пару раз я заметил даже полудрагоценные камни, которые маг покатал по ладони, вздохнул и положил обратно. Я не сдержал усмешки: да уж, любой, вынужденный выживать в одиночку в пустыне, рано или поздно понимает, что деньги съесть нельзя, а в этом лагере еда намного ценнее каких-то мелких малахитов, так что драгоценные камни здесь полностью бесполезны. Впрочем, мой собственный рюкзак был немногим лучше: в большинстве своём там были наскоро снятые с убитых животных свёртки кожи, ржавые кинжалы, клубки грубых ниток, баночки краски и прочая мелочь, которая кажется полезной, но на деле только занимает много места. В условиях экстремального выживания я мог похвастаться только огромным запасом еды, я всегда следил за тем, чтобы она не заканчивалась, поскольку Райвер был разборчив в вопросах питания и не всегда мог есть мясо убиваемых диких зверей.

Дальше

Тем временем, удовлетворившись пересмотром своих вещей, маг поднялся, внимательно огляделся вокруг, остановил взгляд на мне, несколько секунд оценивая мой потрёпанный рюкзак и такие же истёртые кожаные доспехи, не менее внимательно глянул на моего Райвера, задремавшего от бездействия, после чего направился прямиком ко мне. Та-ак, а это уже интересно... Слишком близко маг подойти не смог, дрёма моему питомцу не помешала приоткрыть глаза и недвусмысленно зарычать, прянув ушами, но нападать маг не собирался, остановился метрах в пяти. Я, сидя рядом с тёплым боком Райвера, на всякий случай положил руку на густую шерсть.

Дальше

- Nevren, - повторил он, указал на себя, потом на меня, и снова на выход. Значит, вместе предлагает пойти? Я скептически оглядел его тощую фигуру, усмехнулся:

- А если я, - я показал на себя, - пойду туда, - указал на выход, - а ты мне в спину пуф-пуф? - указал на него и изобразил метание файерболов в сторону выхода. Маг понял верно, вернул мне скептический взгляд, после чего отрицательно покачал головой. Я, конечно, слышал много историй о том, что Альянс порой помогал Орде и наоборот, но рисковать, находясь на крайне враждебной местности с ничтожно крайними шансами выжить, было бы слишком большой роскошью. У меня не было никаких гарантий, что этот маг не использует меня в качестве живого щита, бросив при первой же возможности, закон джунглей ещё никто не отменял.

Дальше

- Если согласен, сделай сюда шаг. - Видя, что он не понимает, я пошевелил указательным и средним пальцами, имитируя схематичные шаги, и снова указал на землю. На сей раз жрец меня понял, я был удостоен красноречивого скептически-раздражённого взгляда, но два шага до указанного места он сделал. Мда, нам явно придётся разрабатывать систему жестов... Представив, сколько времени может уйти на понимание банального «стой-иди-прячься-бей-лечи», я только поморщился, но выбора у нас всё равно особого не было. Так, теперь второе условие: я снова поднял вверх указательный палец, после чего проговорил, надеясь, что хоть интонация как-то сможет поспособствовать правильному восприятию:

- Мы с тобой попробуем пойти вместе, - я снова указал на него, на себя и на выход из лагеря, - но... - тут я запнулся в попытке изобразить время. Не придумав ничего лучшего, я попытался очертить руками песочные часы, но по медленно округляющимся от шока глазам жреца понял, что мои жесты с тем же успехом можно было расшифровать как понятие «женщина», то есть грудь-талия-бёдра. Даже не пытаясь представлять, как лекарь меня понял, я раздражённо хлопнул ладонью по лбу, но затем меня осенило, и я упрямо повторил: - Мы пойдём вместе, - снова указание на нас и на ущелье выхода, - но только короткое время, - я показал на солнце, затем медленно прочертил короткую линию на небосводе по траектории его движения, после чего остановил руку. - Понял? - я вопросительно посмотрел на него. Жрец нахмурился, затем указал в ту точку на небосводе, где я остановил движение, и дочертил её до горизонта туда, где предполагался заход солнца.

Дальше

- Ivi anelara? - вопросительный взгляд.

- А потом посмотрим, - отрезал я. Из жестов я не нашёл ничего лучшего, как пожать плечами. Проклятье, нам просто жизненно необходимо нормально пообщаться, хотя бы совсем недолго, чтобы успеть договориться об условных знаках и прояснить свои намерения, иначе мы просто часами будем буксовать на одном месте!

Дальше

- Идём, - сказал я жрецу, нетерпеливо махнув рукой на себя, потрепал по голове Райвера и решительно направился к столу переговоров.

- ...А я тебе говорю, они этого не сделают! - услышал я гулкий и грубый голос орка по мере моего приближения к нему. - Там нет ни одной удобной дороги для поставки провизии, и...

Его перебил полководец Альянса, я ни черта не понял, но орк, судя по всему, прекрасно воспринял эту речь, потому что отрезал:

- Я не буду посылать людей на смерть только из-за твоих догадок!

Я безбоязненно положил руку на тяжёлый мифриловый наплечник, орк резко повернулся, мрачно нахмурился:

- Что тебе нужно? Я совершенно ясно сказал, что помощи предоставить тебе не могу. Уходи.

- Мне нужен переводчик, - чётко сказал я, стараясь показать в тоне и во взгляде как можно больше решительности. - Здесь застрял жрец Альянса, и мы собираемся вместе пытаться пересечь здешние земли. Для координации действий мне нужно поговорить с ним, хотя бы на короткое время, это может спасти наши жизни.

Как я и предполагал, орк отказывал мне в помощи просто потому, что у него не было ресурсов мне её предоставить, помощь же переводчика ничего ему не стоила - если, конечно, у самого переводчика не было возражений, до сих пор я как-то не интересовался их правилами и обязанностями. Полководец пристально посмотрел на меня, затем так же пристально на жреца рядом со мной, и проговорил, тяжело роняя слова:

- Ты знаешь принцип работы переводчика?

Так я и знал. Я явно чего-то не учёл, и с переводчиком будут проблемы.

- Я ничего о них не знаю. Кроме того, что они обеспечивают понимание двум фракциям при своём непосредственном участии, - слухи о переводчиках и свои догадки я решил не озвучивать. Орк, не ожидая другого ответа, пояснил:

- Для перевода им нужно настроиться на тех, кто будет говорить, и настройка занимает несколько дней. Переводчик может держать связь только с теми, на кого настроился, подключение ещё хотя бы одного человека снова потребует столько же времени.

Проклятье. Он не сможет подарить мне столько дней, им нужно решать свои дела, они не могут позволить себе такую роскошь, как отпуск на недельку...

- ...Есть быстрая настройка, - продолжил орк, и во мне снова вспыхнула надежда. - Она не требует отмены предыдущей работы и делается за минут десять без потерь того, что было налажено. Но и действует она минуты три-четыре, не больше. Используется обычно для военных советов в полевых условиях.

Я решительно кивнул:

- Нам хватит.

- Тогда идите к моему шатру, - орк махнул рукой в сторону мерцающего портала, недалеко от него располагался большой купол из туго натянутых на костяной каркас шкур. - Я договорюсь с магом.

- Спасибо, - искренне сказал я, не пытаясь скрыть облегчения. Теперь у нас со жрецом и впрямь есть какие-то шансы выжить вместе, если он будет достаточно вменяем в нашем походе. Орк сдвинул брови и пророкотал:

- Лучшей благодарностью будет то, что тебя не сожрут эти твари за стенами лагеря. Выживи, наберись опыта и возвращайся, нам нужны хорошие бойцы.

Дальше

- Спасибо за помощь, - поблагодарил я. Жрец тоже что-то сказал, видимо, благодарность. Переводчик аккуратно поднялся, коротко кивнул нам обоим и направился обратно к столу переговоров, а я, вздохнув, поднялся следом, подхватывая потрёпанный рюкзак.

- Идём, - произнёс я, махнув Рэнфу рукой. Мой питомец, не дожидаясь такой же команды, поднялся, встряхнулся и плавно зашагал рядом со мной, подстраиваясь под мой темп шагов. Узкое ущелье, которое служило единственным выходом из лагеря, было неприятно тёмным, и мне совершенно не нравилось то утробное рычание, которое слышалось в отдалении со всех сторон, но у нас не было большого выбора. Труп оттащенного в сторону от входа в лагерь убитого монстра энтузиазма не добавлял: сейчас тварь уже не казалась такой большой, пожалуй, ненамного крупнее моего питомца, но на её застывшей оскаленной морде было сосредоточено столько нечеловеческой злобы и ярости, что немудрено было её представить и вовсе великаном. А ведь дальше их будет только больше!

Дальше

Впрочем, в таких моментах, как сейчас, я не колебался: было совершенно очевидно, что бездумный бег по пересечённой местности сильно повысит риск оказаться обнаруженным, и напасть может кто-то пострашнее уже виденной мной твари. Тёмный каньон, по которому мы осторожно шли, постепенно выводил нас на плато, но я остановился до того, как склоны слева и справа станут совсем пологими и незаметными. Подняв ладонь, что означало на нашем с жрецом языке жестов «стой», я спокойно сел на землю и закрыл глаза, сосредотачиваясь. Пару секунд мне мешали шорохи жреца, который, кажется, ходил вокруг меня, но, наконец, он догадался затихнуть, и я смог прислушаться к своим внутренним ощущениям. Через минут пять вдумчивого сосредоточения я, не открывая глаз, почувствовал Райвера рядом с собой, затем трёх тварей достаточно недалеко, одну слева и двух справа, причём одна из тех, что справа, постоянно двигалась, словно патрулируя местность, и делала она это по чересчур правильному, не логичному с точки зрения животного маршруту. Чуть нахмурившись, я попытался перестроиться с поиска животных на поиск гуманоидов, они ощущались совершенно по-другому, и одновременно на всех я настраиваться ещё не умел. Моя догадка оказалась верна: с патрулирующей тварью, которую я про себя окрестил гончей, был кто-то разумный, и, похоже, управлял ей. Помня, насколько сильна тварь в одиночку, я не горел желанием встречаться с тем, кто её приручил, и поэтому собирался подождать, пока они отойдут подальше. К сожалению, чувствовать живых существ я мог только на расстоянии метров трёхсот от себя, и на ходу это делать было сложно, поэтому после этого патруля надо было ориентироваться очень быстро. Наконец, тварь с укротителем отошли достаточно далеко от выхода из ущелья, и я открыл глаза, резко поднимаясь с места. Обернувшись на Рэнфа, я беззвучно чертыхнулся: этот священник воспользовался паузой и сидел на земле с совершенно лишённым эмоций лицом и закрытыми глазами, полностью уйдя в медитацию. От души тряхнув его за плечо, я сделал зверское лицо, но он, очнувшись, только пожал плечами - дескать, я же не знал, сколько ты сидеть собираешься. Отложив разбирательства на потом и чувствуя, как уходит драгоценное время, я приложил палец к своим губам, требуя тишины, и махнул рукой вперёд, обозначая следование за мной. Райверу никаких команд не нужно было, он прекрасно чувствовал мой настрой и припал к земле, собираясь двигаться бесшумно и незаметно.

Дальше

Первые полдня запомнились смутно - огромное напряжение, обострённые до предела охотничьи инстинкты, резкие рывки по каменистой местности, нервные оглядывания на жреца, вынужденного повторять все марш-броски шаг в шаг, - всё это невероятно выматывало. К тому же, обнаружилась проблема, о которой я не подумал: если я планировал в таком темпе двигаться без перерыва весь день, не рискуя останавливаться подолгу на оном месте, то мой попутчик был на это не способен. Нет, с его адекватностью мне повезло, он действительно следовал моим молчаливым указаниям неукоснительно и за весь марш-бросок он не проронил ни слова, но я видел, что он выдохся. Этого следовало ожидать, я с самого начала обучения бегал по лесам и развивал ловкость с выносливостью, а жрецы, небось, всё свободное время сидят в своих храмах и медитируют, но я как-то выпустил это из виду, когда планировал маршрут. Мне совсем не улыбалось в критической ситуации оказаться в бою с какой-нибудь тварью, когда за моей спиной лекарь падает от усталости, поэтому пришлось срочно искать место для отдыха. Ситуация немного осложнялась тем, что я выбирал маршрут без расчёта на возможные убежища, и теперь мы оказались на практически голой равнине с редкими глыбами камней, а горная гряда, на склонах которой я планировал переночевать, виднелась ещё слишком далеко, чтобы её можно было принимать во внимание. Оставалось выбрать ближайший достаточно большой камень, в тени которого можно разместиться максимально незаметно, и я вновь сосредоточился для того, чтобы чувствовать живых существ в округе. До сих пор нам везло, я выстраивал траекторию движения так, чтобы все твари оказывались от нас достаточно далеко и не успевали нас почуять, но я не обольщался: рано или поздно нас кто-то заметит, и придётся вступить в бой. Тогда и проверим, насколько опытен Рэнф и насколько он будет полезен в критической ситуации.

Дальше

- Мы пройдём до того камня, - тихо произнёс я, указав на выбранный обломок скалы, иссушённый солнцем до насыщенно-бордового цвета горной породы. - И там отдохнём. - Я не стал изображать отдых, а то жрец ещё решит, что мы располагаемся прямо здесь, и просто махнул рукой, указывая следовать за собой. Минут пять быстрого бега, и мы на месте, около выбранной скалы было подозрительно тихо, я не чувствовал ни одного живого существа даже в отдалении. Это немного настораживало, но, с другой стороны, мы и не планировали задерживаться здесь надолго.

- Привал, - возвестил я, скидывая с плеч рюкзак и бросая на землю. Рэнф понял этот жест правильно, аккуратно снял свой и прислонил его к скале в тени, и только после этого сел рядом, в изнеможении закрывая глаза. Я снисходительно посмотрел на него, затем, повинуясь мелькнувшей мысли, потянулся к его вещам. Рэнф тут же наградил меня подозрительным взглядом, напрягшись, но я только приподнял рюкзак, оценивая его тяжесть. Руку неприятно оттянуло, я поставил его на место и вздёрнул бровь:

- У тебя там что, всё медной рудой забито?

Рэнф только плечами пожал, видимо, правильно трактовав интонации, но не испытывая желания объясняться, однако я не успокоился: жрец и так не тренирован ни черта, куда ему ещё такую тяжесть таскать на плечах, он же сложится посреди дороги!

- Открывай, - сказал я, садясь напротив него и указывая на рюкзак. Рэнф отрицательно покачал головой, но я сам дёрнул рюкзак к себе, игнорируя гневный возглас жреца. Тот дёрнул его за лямку себе обратно, вскакивая на ноги, но наш спор решил Райвер, он отреагировал на резкие движения и угрожающе зарычал, привставая на лапах. Что-то мелькнуло в глазах Рэнфа, что-то... совсем не светлое, моё чувство опасности сигнализировало об угрозе, но он справился с собой и отпустил рюкзак, сев обратно на землю.

Дальше

- Raene, - решительно, как отрезав, сказал он и вперил в меня пристальный взгляд.

- Раенэ, раенэ, - успокоил я его, передразнив странно звучащий для меня всеобщий. - Я не собираюсь у тебя отнимать твои вещи, но твой рюкзак надо сделать легче. - Я расстегнул ремни, заглядывая внутрь, хоть и знал, что дно всё равно затеряется в темноте, зачарованные сумки вмещали в себя предметы намного больше собственного объёма, и в большинстве своём приходилось содержимое перебирать на ощупь, потому что искажение пространства мешало зрению. Я смог различить только толстый моток верёвки, лежавший сверху, и какие-то бурдюки под ним, остальное тонуло во тьме.

- Верёвка пригодится, - я вытащил её и положил поближе к жрецу, только бы он успокоился быстрее. Правда, это не помогло ему расслабиться, он, похоже, решил, что я его вещи на двоих делить собираюсь. Хотя, с другой стороны, с чего бы ему доверять мне? От лагеря мы уже достаточно далеко, обратно он сам не доберётся, а у меня есть крепкий лук и очень-очень зубастый питомец... Было с чего беспокоиться.

Дальше

- Ну и дурак, - заключил я после своих размышлений, благо Рэнф всё равно ни черта меня не понимал. - Так, что тут у нас ещё... - Я взял один из замеченных мной ранее бурдюков, отвинтил маленькую крышку, принюхался, вопросительно посмотрел на жреца. Тот саркастично поднял брови, всем своим видом выражая «о, неужели ты поинтересовался моим мнением?», но сделал вялый приглашающий жест, и я осторожно глотнул. Тут же почувствовал себя полным идиотом, потому что это была обычная вода, о чём я мог бы и сам догадаться: для жрецов это предмет первой необходимости, сотворение заклинаний у них вызывает сильное обезвоживание, и если воду не восполнять, они быстро истощатся. Грубо говоря, вода - это источник их маны, так что тяжесть рюкзака была вполне оправдана, но я всё же решил перепроверить вещи Рэнфа до конца, раз уж взялся. Аккуратно закрыв бурдюк, я положил его поближе к жрецу, туда же отправились все остальные бурдюки, несколько плотных рулонов бинтов, на ощупь шерстяных; все найденные обрывки ткани я тоже оставил, понимая, что они могут пригодиться для перевязки, а вот дальнейшее выглядело далеко не таким нужным. Вытащив длинный узкий кинжал, основательно проржавевший и плохо сбалансированный, я наградил жреца скептическим взглядом и отложил это недоразумение кузнечного дела подальше от него. Туда же кинул какие-то обрывки кожи (а они-то у него откуда?), шесть мумифицированных небольших лап какого-то трёхпалого животного, большой пуховой клок чьего-то хвоста, четыре больших загнутых рога, похожие на те, что носят вепри (как он их в рюкзак вообще запихнул? я с трудом вытащил), и старую, практически разваливающуюся в руках кольчужную рубашку. Я уже понял, что он планировал это всё продать, так делали абсолютно все, кто начинал идти вверх по лестнице опыта, потому что даже пара серебряных лишней не бывает, но в нашей ситуации это просто мёртвый груз. А ещё я понял, что я осёл, потому что эту проверку нужно было делать в лагере перед началом путешествия, хорошо хоть сейчас занялся, пока не слишком много сил ушло на таскание тяжестей. С другой стороны, в лагере мне жрец вполне мог бы и не позволить такой вопиющей наглости, как перебирание его вещей, так что, может, и к лучшему, что я забыл это сделать.

Дальше

Найденные драгоценные камни, кстати, приличный запас, я тоже с чистой совестью отправил в кучу ненужных вещей, и это даже не вызвало никакого протеста: похоже, до Рэнфа, наконец, дошло, что я не собираюсь его грабить, а просто облегчаю рюкзак. У магии, которая уменьшает вес в походных сумках, тоже были свои ограничения, а нам любой лишний грамм был опасен. Также я вытащил две запасных мантии, выглядевшие ещё беднее, чем та, что на Рэнфе, и мягкие туфли из очень плотной зачарованной ткани, это всё я решил оставить, зная, как быстро изнашиваются вещи. Найденные на дне рюкзака четыре чёрствых сухих лепёшки вызвали у меня здоровое подозрение, но осознав, что рюкзак уже пуст и больше еды у жреца с собой нет, я оставил и их.

Дальше

Солнечно-жёлтая вспышка, расцветшая на моей раненой ноге, была просто благословением с небес, разорванные сухожилия на глазах срастались, боль перестала застилать сознание туманной пеленой, и я рывком вскочил, вновь подхватывая лук вместо кинжала.

- Райвера тоже! - крикнул я, быстро вскидывая вверх указательный и средний палец - обозначение, что надо лечить питомца. Гиена тяжело повела головой, поворачиваясь к начавшему читать заклинание Рэнфу, но тут же получила стрелу в незащищённый бок и злобно тявкнула на меня. - Даже не думай, - отрывисто бросил я ей, зло натягивая на тетиву следующую стрелу. - На меня иди давай, тварь!

Дальше

Выход из лагеря был только один – мимо укреплений к узкому ущелью, пройдя по которому немного вперёд, я вынужден был остановиться, поскольку на дороге замаячил невнятный силуэт кого-то большого и, кажется, очень голодного. Какое-то время я осторожно подбирался ближе, сдерживая Райвера, чтобы не рванулся в бой, и присматривался к непонятному зверю, похожему на деметродона. Я читал, что такие водятся где-то очень далеко, в кратере Ун'Горо. Интересно, смогу ли я его убить? Крупногабаритные монстры не обязательно были сверхсильными, многие имели слабые стороны, но выяснить, смогу ли я пройти, я мог, только напав на него.

Напасть

Не нападать

Отдышавшись, маг спрятал фляжку в свой походный рюкзак, покосился на меня, наблюдающего за ним, и спокойно принялся копаться в своих пожитках. Однако чем дольше он копался, тем более нервными становились его движения, а вскоре нервозность переросла в некоторое подобие паники. Да не может этого быть! Я что, не один такой растяпа, который никогда не проверяет, есть ли у него с собой камень возвращения?!

Дальше

- Гораздо лучше, - прокомментировал я, отдавая ему пустую сумку. Тот буркнул что-то, очень похожее на нецензурное, но рюкзак принял и начал укладывать свои бесценные бурдюки с водой обратно. Я же тем временем потянулся к своему рюкзаку и угнездил его перед собой, собираясь на всякий случай точно так же его перетряхнуть. К счастью, перед Рэнфом мне не придётся выглядеть идиотом, выкладывая всякие рога и копыта, но не потому, что я их не собираю, а потому что перед тем, как перейти порталом, я по счастливой случайности успел всё продать. Так что теперь я с умным видом раскладывал на земле аккуратные свёртки кожи, моток грубых ниток с толстой костяной иглой, плотные бумажные пакеты с едой и запасные детали кожаных доспехов. Лишней оказалась только удочка, которую надо было вытаскивать из зачарованного мешка очень осторожно, а то она норовила обрести реальные размеры вся сразу, чем выколола бы мне глаз. Её я сначала хотел без жалости отправить к куче мусора, благо стоила она сущие гроши, но затем передумал: я пока не видел тут водоёмов, но что я знаю о здешних землях или тем более о Болоте Печали? Само название Болота Печали говорило о том, что вряд ли там сухая каменистая равнина, и, значит, рыбалка могла спасти нас от голодной смерти, если кончатся мои запасы. А вот поделки из кожи, которые я недавно мастерил и планировал выставить на аукцион, я всё же нехотя выкинул, понимая, что свои силы надо беречь, а гипотетические деньги мне не помогут. Эх, сюда бы мне сумки работников аукциона! У меня всегда захватывало дух представлять, какими немыслимо сложными чарами зачарованы их склады, раз туда влезает такая огромная орава вещей, список которых предоставляется всем желающим.

Дальше

Что меня действительно озаботило, так это то, что из питья у меня было только крепкое вино, которое было абсолютно бесполезно, хотя неплохо утоляло жажду. И пёс с ней с координацией, хмель быстро выветрился бы из головы, и можно было выпить бутылочку, например, на ночь, но мой Райвер точно не будет пить алкоголь, а пить ему однозначно нужно, хоть и не так часто, как людям. На запас воды у жреца опять же рассчитывать нельзя, он не просто для красоты носит с собой такое огромное количество бурдюков, без них он сам сдохнет... Что ж, будем решать проблемы по мере поступления. Собрав свои вещи обратно в рюкзак, я глянул на жреца, который блаженно расслабился в тени камня, и усмехнулся: свою торбу он упаковал, но на сей раз отставил от меня подальше, видимо, это было сделано машинально и он не отдавал себе в этом отчёта. Забавные они, эти альянсовцы. Убедившись, что жрец отдыхает, я обратил внимание на питомца и немного сосредоточился, настраиваясь на его волну. Райвер лежал в тени, положив большую морду на лапы и прикрыв глаза, и я почувствовал, что с ним всё в порядке, ему только было жарко, а это значило, что скоро он захочет пить.

Дальше

Внезапно сильное напряжение питомца и тихий, едва слышимый рык словно обдали меня ледяной волной. Я подскочил на месте, срывая со спины лук и лихорадочно пытаясь настроиться на поиск живых существ, однако быстро понял, что уже поздно - нас нашли, причём сразу две твари, похожие на шакалов или гиен, они скалились, медленно выходя из-за камня, в тени которого мы расположились. И ладно бы они застали врасплох Райвера, поскольку зашли с подветренной стороны, но меня-то, меня с моей способностью чувствовать живность на расстоянии это не должно было это обмануть! Расслабился, рюкзаки сидел перебирал!

Дальше

Боль в позвоночник вгрызалась всё сильнее, Райверу становилось хуже, он проигрывал в силе, и даже отдача части моей энергии лечила его слишком медленно, но отвлекаться я на него не мог никак, мне пришлось опять отпрыгивать от своей гиены и уворачиваться от её броска.. Пропахав землю, гиена дезориентированно потрясла головой, в её поле зрения опять попал объятый золотым светом Рэнф.

Помочь Рэнфу

Помочь Райверу

Рэнф, тем временем, почти наполовину осушил один из своих бурдюков с водой, он пил безостановочно, залпом, почти захлёбываясь, судорожно дёргался кадык на сухой коже горла, но ему, несомненно, становилось лучше. Через минуту он осушил весь бурдюк до дна, отдышался, тяжело поднялся, снова начав читать свои заклинания, и меня наконец-то начала отпускать острая боль в позвоночнике - он лечил Райвера. Ощущая сильный прилив благодарности за то, что начал лекарь именно с питомца, я улыбнулся, забывая про собственную боль, и привалился к боку Райвера, который дышал уже более спокойно. Выбрались, чёрт возьми, всё-таки победили! Рано радоваться, конечно, это были первые ласточки, но если мы больше не будем так сильно терять бдительность, мы пройдём эти Выжженные земли, больше похожие на чистилище перед адом.

Дальше

Следующие пять минут жрец с любопытством наблюдал за моей вознёй высекания искр и попытки разжечь хоть какое-то подобие пламени, но мой наставник охотников вбивал в своих учеников знания на совесть. Вскоре разгорелся небольшой огонь, который тут же сильно задымил от высушенных лапок и плохо воспламеняющейся выделанной кожи.

- Отобьёт запах, даже если толком не будет гореть, - пояснил я, пряча кремень с кресалом и указывая на Райвера: тот недовольно сморщил нос и затем чихнул, отходя от нещадно дымящего костра подальше. Рэнф на сей раз явно меня понял, кивнул, быстро подхватил свой рюкзак и вопросительно посмотрел на меня. Я же, постоянно на периферии сознания сканируя местность на предмет живых существ, указал на горную гряду впереди нас:

- Туда. Райвер, нам пора. - Я был твёрдо намерен дойти до гор прежде, чем опустятся сумерки, и при этом избежать встреч с местной голодной фауной. Одного тяжёлого сражения, где мы чудом выжили, мне хватило.

Дальше

Что ж, стычек мы избежали, а вот с сумерками я погорячился: земля заметно пошла под уклон, когда уже совсем стемнело и вдалеке начали слышаться куда более странные и угрожающие звуки, чем тявканье гиен и ворчание гончих. Осознав, что в темноте мы не только беспомощны, но и рискуем откуда-нибудь сверзнуться, если примемся карабкаться по камням, я жестом остановил Рэнфа и тихо сел на землю. Показав на небосвод и прочертив там воображаемую траекторию движения солнца - уже устоявшееся у нас обозначение времени, а точнее просьбы подождать, я закрыл глаза, сосредотачиваясь. Если я ни черта не могу разобрать в темноте, у нас же есть тот, кто сможет, верно?

Райвер недовольно фыркнул и даже рыкнул на меня, когда понял, что я собираюсь сделать, он всё же успел устать за день и теперь ему вовсе не улыбалось открываться моему сознанию, но я обозначил в своей мысленной речи картинку спокойного отдыха, если мы найдём место для ночлега, и он нехотя согласился. Мир на мгновение качнулся, и ночь расцветилась причудливыми полутонами светло-серого, я не только видел глазами питомца, я мог непосредственно управлять им, моё сознание временно слилось со звериным, позволяя разведывать местность и при этом быть неуловимым, как кошка. В этом было только три минуса: первое - Райвер не любил, когда я так делал, второе - я не мог долго поддерживать такое слияние, третье - я совершенно не чувствовал своего собственного тела, и даже если мне воткнуть кинжал под рёбра, пока моё сознание слито с моим питомцем, я ничего не почувствую. Не имею понятия, что будет, если моё тело убить, пока я с питомцем, но проверять как-то не хочется.

Запоздало пришла мысль, что я оставил своё тело беспомощным на попечении совершенно незнакомого человека, вдобавок из Альянса, но я отмахнулся от неё и быстро направился вверх по горному склону, вертя пушистой мордой в поисках ближайшего удобного укромного места для ночлега. Если бы Рэнф хотел, чтобы я погиб, ему достаточно было меня не лечить или хотя бы после драки с гиенами не восстанавливать мне силы, в тот момент даже он бы справился что со мной, что с Райвером, так что временно я могу ему доверять. Вдобавок, жрец привык, что я периодически сажусь на землю и сосредотачиваюсь, он даже не заподозрит, что моё сознание покинуло тело.

Когда Райвер уже начал проявлять нетерпение, а я постепенно терял концентрацию, начав оступаться даже несмотря на мягкие лапы, укромное местечко наконец-то нашлось, и я облегчённо отпустил сознание зверя, открывая глаза уже человеком. Головокружение и тошнота, подступившие к горлу, были закономерны, я кое-как справился с этим, неуклюже поднимаясь. Всегда после таких экспериментов кажется, что ходить на двух лапах - это абсурд... то есть на двух ногах, да. Рэнф на сей раз медитировать не сел, стоял неподалёку, настороженно оглядываясь, словно пытался разглядеть подкрадывающихся врагов, и явно нервничал.

Дальше

- Идём, - тихо произнёс я, зная, что хоть Рэнф не поймёт моих слов, но речь привлечёт его внимание. Вверх по склону раздалось шуршание, вернулся мой питомец, и я направился на звук, махнув жрецу следовать за собой. - Райвер, веди.

Через минут двадцать беспрерывного карабканья и периодической тихой ругани мы достигли, наконец, небольшой сухой пещерки природного происхождения, и я с наслаждением плюхнулся на голый камень так, словно это была мягкая постель. А Райвером сюда добираться было куда проще и совершенно не напрягало!

- Можем смело ночевать, тут никто не живёт, - выдохнул я, прикрывая глаза. Заснул бы прямо сидя сейчас, если бы не хотелось есть, я проголодался так, будто меня три дня морили голодом. Пещерка была слишком мала для разведения костра, но я и не собирался сейчас возиться с дровами, у меня был большой запас вяленого мяса и куриных окорочков. Их я немедленно и начал искать в своём рюкзаке, стряхнув накатывающий сон. Уловив направление моих мыслей, ко мне подошёл Райвер, недвусмысленно облизываясь, и нетерпеливо ткнул носом меня под локоть.

- Да ищу я, ищу, - хмыкнул я, доставая, наконец, плотный свёрток с несколькими куриными окорочками. Одним немедленно захрустел питомец, во второй вгрызся я сам, блаженно прикрывая глаза. Я давно заметил, что любая, даже самая приевшаяся и пресная еда в долгом походе становится сказочно вкусной, и сейчас в общем-то нехитро приготовленное мясо казалось пищей богов.

Дальше

Рэнф, тем временем, достал одну из своих чёрствых хлебных лепёшек и очередной бурдюк с водой, аппетитные запахи копчёной курицы он старательно игнорировал, собираясь ограничиться тем, что у него есть. Что ж, по крайней мере, жрец попался толковый и вполне себе самостоятельный, это радовало. А вот вид его лепёшек отбивал аппетит даже у меня, и я пододвинул к нему оставшийся куриный окорок в промасленной плотной бумаге.

- Ешь, - коротко сказал я, привлекая его внимание. Рэнф повернул голову, увидел окорок, потом каким-то неопределённым взглядом посмотрел на меня, словно что-то решая в уме. Было такое ощущение, что первым порывом он хотел отказаться, но есть хотелось слишком сильно, и теперь он оказался перед довольно сложным этическим выбором. Я только поморщился:

- Да ешь, говорю! - никогда не любил этих условностей и зачастую не понимал их. Однако, Рэнф удивил меня: покопавшись в своём рюкзаке, он достал второй бурдюк с водой и пододвинул мне, после чего взял себе курицу. Я с сомнением посмотрел на воду, вскинул длинную бровь:

- Ты уверен? - воды на ближайшие двадцать миль может и не быть, а как жрецы выживают без неё, я не знал. Скорее всего, никак. Однако, Рэнф только бросил на меня взгляд, выражающий что-то вроде «не считай меня за идиота», после чего молча начал жевать копчёное мясо. Ну, если он всё рассчитал и решил, что может себе позволить выделить мне один бурдюк, препятствовать я не буду. Напротив, моё уважение к жрецу только возросло, я терпеть не мог попутчиков, которые полностью садились мне на шею. Кажется, мне с Рэнфом повезло больше, чем я рассчитывал.

Дальше

Подхватив бурдюк с водой, я отвинтил металлическую крышку и глотнул отдававшую некоторой затхлостью воду, еле сдерживаясь, чтобы залпом не выпить всё до дна, несмотря на то, что воды было литра три-четыре. Вода действительно очень быстро станет проблемой, особенно учитывая то, что для жреца уничтожить бурдюк-другой - дело одной минуты. Позволив себе выпить около полулитра, я подождал, пока Райвер догрызёт второй окорок, после чего уселся перед ним, озабочено потрепав шерсть между ушами с мягкими длинными кисточками.

Дальше

Что-то снова мелькнуло в его глазах, что-то очень странное и пугающее, как тогда, когда я без спроса принялся копаться в его вещах. Я опять ощутил смутную угрозу, словно в Рэнфе дремала какая-то сила, которую можно было разбудить излишним бесцеремонным обращением или намеренным оскорблением, но жрец справился с собой и молча взял бутылку, садясь с ней к ближайшей стене пещерки.

- Райвер, сторожи его, - сказал я, огибая своего рыжего зверя и выходя из убежища. - Наружу не выпускай!

Питомец не отреагировал, продолжая дремать, но я был уверен, что он прекрасно всё понял. Мне же предстояло полазить по склонам этих чёртовых холмов в поисках хоть чего-то, что можно было бы использовать в качестве топлива для костра, жрецу сейчас надо прогреться. Не приведи боги он заболеет, а он вряд ли уже настолько опытен, чтобы уметь излечивать болезни.

Вернулся я в пещеру, когда солнце уже поднималось из-за горизонта, окрашивая мир в багрово-красные тона, но утренний холод ещё не начал развеиваться. Свалив перед входом в пещерку охапку сухих сучьев, которые раньше были низкими и перекрученными ветром деревцами, я направился к своему рюкзаку, чтобы разжечь огонь. В пещерке ничего не изменилось, у входа по-прежнему дремал Райвер, а жрец сидел у стены, медленными глотками отпивая вино прямо из бутылки, он перестал вздрагивать от холода, что уже было хорошим признаком, и оставалось только развести костёр, чтобы окончательно разогреться. Подойдя к нему, я взял край его льняного покрывала и отхватил кинжалом небольшой кусок ткани размером с ладонь для растопки, хвороста было слишком мало. Я думал, Рэнф в очередной раз возмутится моей бесцеремонностью, но вместо этого он нахмурился и коснулся рукой моего предплечья, которое тут же заныло сильнее:

- Laver? - внимательный взгляд. Рану эту я получил по собственной глупости, споткнувшись на довольно крутом склоне и сильно ссадив кожу на руке до крови, так что напоминание о ней заставило меня скривиться:

- Не смертельно! Сейчас всё пройдёт, - я отнял у Рэнфа бутылку вина, плеснул прямо на ноющее предплечье, зашипел от острой боли, собрался плеснуть ещё раз, но бутылку у меня быстрым движением отобрали, выкрикнув что-то весьма повелительное и гневное. Я сдвинул длинные брови, пытаясь понять, что это за выкрутасы, но жрец выглядел по-настоящему разозлённым, он вскочил и повелительно указал мне на своё место, очевидно, заставляя сесть.

- С какой стати? - я едва удерживался от того, чтобы вспылить, моя натура эльфа крови давала о себе знать, я терпеть не мог, когда мне приказывали, тем более не по делу. Жрец непреклонно стоял на своём, указывая на пол около стены, в глазах решимость и гнев, и хотя моё ощущение опасности молчало, я каким-то шестым чувством понял, что лучше согласиться. Не потому, что жрец мне что-то сделает, а потому, что разрушится равноправное партнёрство, и этого Рэнф мне не простит. Я уже немного успел его изучить и понял, что у него есть гордость, ему достанет решимости пойти дальше одному, если я буду только приказывать и не считаться с ним. А идти без лекаря меня после предыдущей битвы с гиенами как-то совсем не прельщало.

Я медленно, демонстративно сел на указанное место, вперившись в жреца взглядом «если-не-сделаешь-ничего-путного-я-тебя-убью», и раздражённо сжал губы в тонкую линию. Мы и так на костёр потратим слишком много времени, некогда нам разбирать вопросы равноправия! Жрец же, удовлетворённо кивнув, подтащил ко мне свой рюкзак, достал оттуда два туго свёрнутых рулона льняных бинтов и потянул мою всё ещё сильно ноющую руку к себе. Кстати, пальцы у него так и оставались ледяными. Закатив глаза, я позволил ему разбиратьcя с моей рукой, но Рэнф не обращал на мои гримасы никакого внимания, спокойно и сосредоточенно занимаясь своим делом. На удивление быстро на рану была нанесена какая-то прохладная мазь, которая сразу устранила боль, затем Рэнф сноровисто забинтовал предплечье, и сделал это достаточно умело - дискомфорта и стеснения в движениях я не чувствовал.

- Vir! - возвестил Рэнф, убирая остатки бинтов и баночку с мазью в свой рюкзак. Кстати, когда я перебирал его вещи, никаких баночек не видел - видимо, забыл заглянуть в боковые карманы.

Чёрт побери. А рана и впрямь перестала ныть.

- Спасибо, - буркнул я и, не слушая ответа, направился к сваленной перед входом в пещеру куче хвороста. Повозившись с ней минут пять, я, наконец, разжёг устойчивое пламя, которое тут же привлекло Рэнфа - он присел перед костром и протянул к огню руки, но зато отпугнуло Райвера, он не любил дым и не нуждался сейчас в дополнительном тепле. Недовольно вздохнув так, как умеют только большие коты, мой питомец лениво встал и исчез в ближайших кустах, устраиваясь поодаль от костра. Какое счастье, что на склонах этих холмов ни я, ни Райвер не чувствовали никаких тварей, и пусть на короткое время, но мы могли себе позволить небольшой костёр без риска быть замеченными! Хотя всё равно нам стоило как можно быстрее уходить, в этих негостеприимных землях любая неосторожность может стоить нам жизни.

Дальше

Рэнф шмыгал носом, кутаясь в свой несчастный кусок льняной ткани, а я разглядывал его и мрачно размышлял, что делать с ним на следующем привале. Одеял я как-то в рюкзаке не таскал, рядом неотлучно был Райвер, но мой своенравный питомец вряд ли согласится греть незнакомца, так что как обеспечить теплом Рэнфа, я понятия не имел. Я всегда был уверен, что жрецы более приспособлены к походной жизни - или это просто мне не повезло наткнуться на такого неженку?

Неженка зло глянул на меня поверх своей тряпки и снова уставился в огонь, легко прочитав мои мысли по красноречивому скептически-хмурому взгляду. Да уж, неопытный, беспомощный, но гордый, вон как надулся, даже волосы, казалось, топорщатся ещё воинственнее. Забавный зверёк мне достался...

Дальше

- Грейся быстрее, нам скоро уходить, - предупредил я, поднимаясь и уходя в пещеру, нужно было проинспектировать вещи и не оставить следов по неосторожности. Я знал, что Рэнф меня не понимает, но был весьма большой шанс, что он уловит интонацию. Мы никогда не задумываемся, как много можно понять, даже если не знать языка, всегда остаётся мимика, жесты, эмоции, взгляды, даже интуиция. Нам этого было пока вполне достаточно - во всяком случае, мне было совершенно без разницы, на каком языке Рэнф пробурчал мне сейчас в спину что-то ругательно-передразнивающее.

Собирать пожитки долго не пришлось, сказалась моя привычка быть лёгким на подъём и усталость Рэнфа, он вчера просто свалился спать и даже не подумал обустроиться в нашей небольшой пещерке поудобнее. Запихнув в отдельный карман своего рюкзака обрывки ткани, оставшиеся после моей перевязки, и пустую промасленную бумагу из-под вчерашних куриных окорочков, я подтащил наши сумки поближе к костру, чтобы можно было быстро сняться с места. Рэнф покосился на свой рюкзак, который я невежливо проволок по земле, но надо отдать ему должное, дёргаться за своими вещами он не стал. Видимо, понял, наконец, что не в моих интересах присваивать его собственность, да и что можно было украсть у этого неопытного недоразумения? Поношенные тканевые тапки?

Дальше

- У меня к тебе просьба, охотник, - прозвучал из-за спины чуть рычащий голос орка, и тон сказанного скорее гласил «слушай и не перебивай, кретин». Обернувшись, я увидел опытного воина со знаком отличия на груди, полководца, насупленного и очень далёкого от дружелюбности. Взгляд был резким под стать чертам лица, которые были словно грубо высечены из мифрила. - Я не знаю, с какой миссией ты сюда послан... - "Мне нет дела до того, что ты здесь забыл", - автоматически про себя перевёл я тон. На первой фразе его вежливость кончилась, и дальше он сказал прямо: - ...но если собираешься накормить собой здешних тварей, не приводи их в лагерь. Нам и без тебя забот хватает. Я ясно выразился?

Дальше

- Taere, - хрипло, словно каркнув, выдохнул Рэнф, дважды сухо хлопая в ладоши и в изнеможении опускаясь на землю. Это ничего, это уже не страшно, боль можно потерпеть, пусть отпивается, думал я, прикрывая глаза и запуская пальцы не покалеченной руки в свалявшуюся пыльную шерсть Райвера. Без Рэнфа я бы погиб, я знал теперь это совершенно точно – впрочем, как и он без меня. Хороший у нас тандем, ничего не скажешь.

- Потерпи, Райвер, - пробормотал я, осторожно распутывая густую шерсть и стараясь не тревожить его ран. Зверь тяжело дышал, лёжа на земле недалеко от поверженной гиены, у него не было сил пытаться зализать раны, он мог только изредка проходиться шершавым языком по своей лапе, которая, как я чувствовал, была прокушена почти насквозь. – Мы бывали и в худших переделках, верно?

Дальше

Кажется, Рэнф и так понимал, что хищник оставался хищником, поскольку резких движений не делал, только осторожно приблизил ладонь к голове питомца. Тот приоткрыл пронзительно-зелёные глаза, предостерегающе тихо зарычал, Рэнф тут же остановил движение и внезапно улыбнулся:

Дальше

Разбудило меня странное вибрирующее рычание моего одеяла, и я открыл глаза, пытаясь сообразить, с какой радости неодушевлённые предметы научились издавать такие звуки. Спустя секунду я понял, что во сне так вжался в Райвера, спасаясь от утреннего холода, что он теперь практически лежал на мне. Теперь, правда, питомец слегка напрягся, повторяя рычание. А ещё откуда-то сбоку донеслось оглушительное чихание с характерным после этого шмыганьем носом, что окончательно развеяло утренний сон.

Дальше

- Это ещё что за новости, - проворчал я, выбираясь из-под питомца и поднимаясь на ноги. В предрассветном полумраке передо мной предстало зрелище, которое было бы очень забавным, не означай оно большие проблемы: осунувшийся, бледный и основательно помятый жрец стоял передо мной, кутаясь по самый нос в приличного размера кусок льняной ткани, как в одеяло, и хватило одного взгляда, чтобы понять, как он зверски замёрз. Хвост на затылке распущен, светлые пряди торчат во все стороны, в глазах злость на весь мир... Мне пришлось прикусить губу, чтобы не расхохотаться, глядя на это взъерошенное чудо природы, потому что он был явно не в настроении воспринимать ситуацию с юмором и за смех я мог бы и схлопотать что-нибудь святое, но очень злое на свою голову. Вдобавок, он снова оглушительно чихнул в своё импровизированное одеяло, и это напомнило мне, что для смеха нет времени. Ну и какого дьявола он не сказал мне, что у него нет одеяла и он промёрзнет до костей на утро?

Сам виноват, сделал я вывод. Это я должен был думать об этом прежде, чем со спокойной совестью заваливаться спать, жрецы совершенно не приспособлены к долгим переходам, ночёвкам под открытым воздухом и прочим прелестям аскетичного путешествия. Даже в грандиозных походах на сильных врагов мира сего жрецов света берегут и охраняют, понимая их несостоятельность как бойцов, что уж говорить о неопытном начинающем лекаре! В общем, я осёл, это мы уже проходили. Нажил же я проблем на свою голову.

Дальше

- Никуда ты не пойдёшь, - заявил я ему, делая решительный отрицательный жест рукой и направляясь к своему рюкзаку. Ещё не хватало ему сейчас выползать на утреннюю прохладу и окончательно простывать! Покопавшись в рюкзаке, я выудил бутылку крепкого вина, которую тут же протянул Рэнфу. - А это ты сейчас выпьешь.

Жрец отрицательно покачал головой, отказываясь от бутылки, но я сдвинул брови, рявкнув погромче:

- Ты собираешься себя тут угробить или как?! Мы недалеко уйдём, если ты сляжешь с температурой, так что пей без этих своих капризов!

Дальше

- Verine? - он вопросительно и с каким-то живым любопытством посмотрел на меня, явно спрашивая разрешения. Я помедлил, размышляя, как доступнее объяснить языком жестов свой ответ. В конце концов, ограничился пожатием плеч и предупреждающим тоном:

- На твой страх и риск. - Мне оставалось надеяться, что Рэнф сталкивался раньше с охотниками и хотя бы в общих чертах знал, что я не подчиняю волю зверя себе, это добровольный союз, и ручаться за то, что Райвер не цапнет жреца за руку, я не мог. Вдобавок, у Райвера всегда было собственное мнение по поводу людей, и иногда я с трудом удерживал его от рычания даже на союзников, которые ему почему-то не понравились.

Дальше

Рэнф что-то произнёс со вздохом, отодвинулся от огня, нехотя стаскивая с себя полотно ткани, и принялся аккуратно его складывать, хотя было ясно, что толком он не согрелся. Ну хоть понятливый жрец попался, и на том спасибо. Впрочем, я скептически себе напомнил, что ничем не лучше этого жреца, снова знаменитая гордыня эльфов крови глаза застит, я сам же ещё неопытен и давным-давно не возвращался к учителю за новыми знаниями. Меня спасает только привычность к путешествиям да какие-никакие способности чуять врагов.

Колоритная из нас парочка, ничего не скажешь.

Дальше

Как довольно опытный охотник, приручивший себе спутника и давно упрочнивший связь между нами, я прекрасно чувствовал эмоции питомца, мог даже при желании облечь их в разумные слова, но я понимал его без лишних сложностей. Чувствовал его голод, знал, когда он сыт, когда ранен, когда устал или, наоборот, желает размяться как следует, улавливал его настороженность и даже охотничий азарт. Бывалые охотники говорили, что позже питомец научится входить в самый настоящий раж по одному слову хозяина и убивать врагов без разбора, невероятное обострение звериных инстинктов. Ещё позже этот раж будет чувствовать и охотник благодаря своей связи с питомцем, что улучшит его восприятие во много раз, но пока это были для меня недостижимые высоты мастерства. Мой питомец был ещё очень молод, это был взрослый прыголап, крупная рысь с ушами вразлёт и густой гривой насыщенно-рыжего цвета, и хотя я знал, что охотники часто отпускали на волю своих питомцев и приручали новых, я оказался однолюбом, меня Райвер устраивал по всем параметрам. Хищный, бесстрашный, сильный, умеющий красться и отвлекать на себя врагов, он был мне верным спутником и другом вот уже двадцать семь с лишним лет, и мы были весьма довольны друг другом.

Дальше

Зверь недовольно фыркнул, тряхнув пушистой мордой, выставил вперёд лапы с угрожающе выставленными загнутыми когтями и от души зевнул, обнажая не менее угрожающие внушительные клыки. Продемонстрировав своё «вооружение», он улёгся на землю, всем своим видом показывая, что он, конечно, подождёт, но ему безмерно скучно. Что толку смотреть в непонятную мерцающую штуку, от которой даже и не пахнет-то ничем?

Дальше

Темп я задал поистине зверский, так что если поначалу Рэнф и мёрз, то быстро об этом забыл, а потом и вовсе сконцентрировал все свои силы на том, чтобы не отстать. Эта чёртова пустошь безжалостна к неженкам, а если вспомнить суровых орков около портала с их иссечённой шрамами дублёной кожей, то мы с Рэнфом вообще только-только из мокрых пелёнок вылезли. Сильными бойцами нам не стать, но выложиться точно придётся.

День был муторный, пыльный, камни жарили будто печка, напряжение не отпускало ни на секунду, мы с жрецом постоянно шарахались от малейшего проблеска жизни, и к концу дня напрочь вымотался даже я. Рэнф, серый от усталости, держался как мог, не ныл и не останавливал, но я понял, что двигаться дальше мы сегодня не сможем, даже несмотря на то, что солнце только начало клониться к закату. Ночлег мы нашли на равнине, где словно бы рукой гигантского великана были раскиданы крупные камни, некоторые из них были свалены в кучу и образовывали что-то вроде шалашей. Исследовать возможные убежища снова пришлось в теле Райвера, что было отдельной сложностью, он устал, хотел пить и поначалу огрызался на мои попытки, но потом всё же нехотя уступил. Над нами, охотниками, порой смеялись, дескать, даже своих животных обуздать не можете, но никто из них не ощущал этой связи и потому не понимал, что животные - не наши слуги. Они добровольные союзники, привязанные к нам всей своей прямолинейной звериной душой, и мы платим им тем же. И эта связь настолько прочна, что предательство невозможно.

Дальше

Может, в этом и была причина, почему мы отдаляемся от других. Среди людей не встретишь такой чистоты и честности...

Райвер недовольно рыкнул, едва не вышвырнув моё сознание из своей головы, и мне пришлось сконцентрироваться, обрывая ненужную сейчас рефлексию. От ближайшего «шалаша» веяло чем-то опасным, запах был похож на гиен и ту тварь, которую убили орки у ворот лагеря, но всё успело основательно выветриться, свежих следов не было. Выбор был, мягко говоря, небогатым, и мы решили рискнуть. Ну как мы - только я, потому что Рэнф ни черта не смыслил в убежищах, следах, запахах и опасности.

Дальше

- Сиди тут, - строго и устало сказал я жрецу, тот даже не стал спорить, просто привалился к прогревшимся от дневного солнца камням и прикрыл глаза, по старой привычке обняв свой рюкзак. Выглядело даже трогательно, но сил на усмешки не было, я лишь отвернулся и отправился за дровами, безопасно это мог сделать только я.

Видимо, Райвер всё же проникся ситуацией, потому что в виде исключения позволил навесить на себя охапку веток, которую я наспех привязал к нему верёвкой, и безропотно донёс этот груз до лагеря, доверяя мне следить за окрестностями. Я держал в руке конец верёвки, чтобы успеть дёрнуть в случае опасности, тогда скользящий узел на дровах распадётся, и Райвер не будет стеснён в движениях, но на сей раз боги нас миловали, и никто не напал. В результате я донёс до лагеря намного больше дров, чем рассчитывал найти на равнине, хотя радоваться всё равно сил не было.

Свалив обломанные сухие ветки, я плюхнулся пятой точкой на пыльную землю и зарылся пальцами в шерсть Райвера, благодаря за терпение. Тот утробно что-то проурчал и лизнул меня в щёку своим большим шершавым языком, из-за чего я фыркнул и посмеялся, спешно отпихивая большую морду от себя. Не язык, а тёрка, такими уж были все коты, даже большие.

- Устраиваемся, - глянув на садящееся солнце, сообщил я, после чего устало взялся за дрова и начал сооружать из них будущий костёр. Райвер беспокойно ходил рядом, я чувствовал, что он хочет пить, но воспринимал от меня мысли об ограниченной воде и потому не настаивал. Чёрт, идти марш-броском с утра до вечера было плохой идеей, я слишком устал, от жары болела голова, и сосредотачиваться было сложно. Побоялся, называется, повтора того нападения в обеденный перерыв! Интересно, много ли мы навоюем, если нападут прямо сейчас?

- Tarae lir! Aahe namen nere, nere! - крикнул жрец позади меня почти с отчаяньем, и я мгновенно обернулся, невесть когда сдёрнув со спины лук и даже успев наложить стрелу. Накликал беду на свою голову!

- Kai! - снова крикнул Рэнф у входа в пещеру, возбуждённо показывая куда-то в небо. На нападение похоже не было. Я быстро подошёл к нему, не убирая лука, и поражённо замер - высоко-высоко над нами летел крупный дракон с великолепным размахом крыльев и блестящей на солнце синеватой чешуёй. Даже при солнце, бившем в глаза, было видно, что у дракона есть всадник, я таких видел в Оргриммаре, сильные бойцы, приручившие не менее сильных верховых животных. Недосягаемая сейчас высота знаний и опыта.

- Kaene? - Рэнф коснулся моего лука, чем вынудил резко отдёрнуть оружие, но жрец не оскорбился, только нетерпеливо указал на дракона.

- Стрелять? - я воззрился на него как на малолетнего кретина. - Я тебе что, снайпер с арбалетной установкой?

Он непонимающе нахмурился, и я закинул многострадальный лук за спину, освобождая руки.

- Вот дракон, - я сжал пальцы в кулак и прочертил им воздух, для верности второй рукой указав на уже начавшую удаляться рептилию. - А вот мы, - я указал на точечку заметно ниже кулака. - А вот выстрел, - я сымитировал звук вроде «вжуу» и обрисовал дугу, которая прошла сильно в стороне от дракона и вяло упала. Получилась какая-то печальная картина, и Рэнф, пару секунд смотря на мою инсталляцию, непроизвольно хрюкнул в кулак, даром что пять минут назад чуть не падал от усталости.

- На себя посмотри, хохмач, - усмехнувшись, я беззлобно ткнул его кулаком в бок и прошёл в убежище возобновлять возню с костром. Почему-то из-за этого смеха жреца в душе не осталось осадка от упущенной возможности, хотя раньше я бы долго скрипел зубами от собственной беспомощности, а потом, как одержимый, кидался бы тренироваться. Вот уж точно во всём тёмном есть свет, или как там говорил небезызвестный Кадгар...

Дальше

Рэнф сел рядом с сооружаемым костром и принялся рыться в своём рюкзаке, выуживая бурдюки с водой. Разжигать огонь я пока не стал - ещё было жарко, но уюту и взаимопониманию это не мешало. Мы практически привычно поделили припасы, я отдал часть еды, он поделился водой, мне снова пришлось поить Райвера. Ещё немного, и все эти действия станут рутиной, мне ведь уже сейчас казалось, что мы не одну неделю идём по проклятой выжженной пустоши, хотя не прошло и двух дней. Страшно подумать, чем это будет казаться недели через две!

Пока мы перекусывали, солнце успело сесть, я запалил костёр, радуясь, что огромных камней было достаточно много и свет от пламени не был заметен всей округе. Какое-то время огонь будет греть, но потом Рэнф явно снова замёрзнет, а одеял у нас с собой не было. К сожалению, наплевать на него я не мог, жрец с температурным бредом никого не вылечит в бою, так что проблему придётся решать.

- Райвер, - позвал я питомца, который улёгся у входа, он никогда не питал особой любви к кострам. Тот дёрнул ухом, и я указал на Рэнфа: - Вытерпишь ночью его тоже?

Зверь уловил моё дополнительное ментальное объяснение в виде картинки, тяжело поднялся и медленно подошёл к удивлённому, но не испуганному Рэнфу. Принюхался, долго смотрел в глаза, потом как-то странно фыркнул, отчего жрец вздрогнул и засмеялся. Посчитав знакомство состоявшимся и удовлетворительным, Райвер отвернулся и тяжело, но бесшумно прошагал к выходу, где улёгся обратно на порог.

- Тебе повезло, - сообщил я Рэнфу. - Он мог и заартачиться, а заставить его я бы не смог.

Рэнф внимательно меня выслушал, чуть нахмурился, и я поправился, подкинув пару веток в костёр:

- Смог, но не стал бы.

Рэнф поднял брови, и я возвёл глаза к серым бокам камней наверху:

Дальше

Тьфу ты, размечтался. У этого мага, небось, не такая дырявая голова, и есть камень возвращения, вдобавок маги славятся знанием техники телепортации, так что предположить, что он здесь застрянет, было верхом наивности. Маг, тем временем, оторвался от созерцания портала, попытался через него пройти, но у него тоже ничего не получилось, что вызвало у меня невесёлый смешок: сколько ещё путников, интересно, пытались пройти туда и терпели неудачу?

Дальше

Однако меня постигло жесточайшее разочарование: портал никуда не вёл. Он просто проигнорировал моё приближение, и хотя я чувствовал какие-то отголоски тонких материй, что-то вроде зова, я никак не мог сосредоточиться на этом и раз за разом терпел неудачу. Либо этот портал требовал какого-то ключа или хитрости, приходящей с опытом, либо он не был предназначен для охотников, либо он вообще не предназначен для Орды.

Дальше

Тёплая волна окатила меня с ног до головы, залечивая раны и невероятно придавая сил, я оживился, вскинул голову и осторожно попытался подвигать раненой рукой. Было всё ещё больно, но она, по крайней мере, могла двигаться, и я облегчённо перевёл дух: повредить кисть правой руки было для меня самым страшным кошмаром. Если у других были самые разные причины бояться этого, то я опасался навсегда лишиться возможности стрелять из лука, а без моего верного оружия я просто не представлял себе жизни. Вслед за первой волной исцеления пришла вторая, окончательно унося с собой боль и залечивая даже мелкие ссадины. Райвер уже был в порядке, только раздражённо пытался вычёсывать свою запачкавшуюся шерсть, он всегда был чистоплотным, и, вдобавок, плох тот хищник, от которого за версту разит свежей кровью. Как, оказывается, здорово быть лекарем, я чувствовал себя абсолютно здоровым, словно и не было никакой битвы пять минут назад! Впрочем, наблюдая за тем, как Рэнф опустошает второй бурдюк, я понял, что всё в мире сбалансировано, и у профессии лекаря есть множество минусов, которые не видны с первого взгляда.

Дальше

- Ad nevren itemolus, - высказалось это недоразумение в мантии до пяток. Люди никогда не казались мне хотя бы отдалённо симпатичными, слишком грубыми и квадратными были у них черты лица, фигура всегда кряжистая и словно бы угловатая, но этот маг был чересчур худ и потому его вид не вызывал желания немедленно скривиться. Светлые, почти выбеленные волосы были собраны в небрежный высокий хвост, который забавно топорщился отдельными прядями.

Дальше

- Очень приятно, - отозвался я, вздёрнув длинную бровь. Интересно, он действительно думает, что я каким-то чудом его пойму без заклинателя-посредника? Маг, похоже, идиотом не был, осознал, что я его не понимаю, поморщился и указал на каньон, служащий выходом из лагеря.

Дальше

- Нам нужно уходить, - я подошёл к убитой гиене и аккуратно выдернул те стрелы, которые не сломались в драке, таких оказалось всего две. Рэнф покосился на меня, завинчивая пустой бурдюк, и я указал на труп: - Скоро здесь будет много гиен. Три, четыре, пять, - я показал на пальцах, - десять, - задействовал вторую руку, - и все такие же, как эта, - я показал на труп. Чёрт его знает, что из моей речи было понятно, но Рэнф ничего не спросил, только мрачно покосился на убитую гиену и молча поднялся, кидая пустой бурдюк в свой рюкзак. Я подхватил свои вещи, вытащил из потайного защищённого кармашка коробочку с кремнем и кресалом, вспомнил, что закончился трут, но это не было проблемой: где-то в куче сваленных нами вещей был сухой пучок волос из хвоста безвестно канувшего в лету животного, он вполне подойдёт для разжигания огня.

Дальше

Я спокойно, не делая резких движений, убрал стрелу обратно в колчан, так же плавно закинул за плечи лук, который до этого всё ещё сжимал в руке, и кивнул жрецу:

- Хорошо. Пойдём вместе, - я указал на себя, него и выход из лагеря. - Но! - я поднял указательный палец, обозначая условия. Убедившись, что жрец меня внимательно слушает, я секунду подумал, как бы лучше изобразить то, что я хочу сказать, и оформил: - Я - главный. - Я ткнул пальцем себе в грудь, после чего очертил над своей головой контур короны. Я примерно слышал, какие рассказы ходят в Альянсе об эльфах крови, в тавернах часто об этом шепчутся, да и не только Альянс пребывает в уверенности, что мы самовлюблённые эгоистичные нарциссы, а есть и такие пошлые слухи, о которых даже думать не хочется, но я надеялся, что мой жёсткий и прямой взгляд охотника заставит жреца воспринять меня серьёзно. Лекарь внимательно и цепко посмотрел на меня, после чего кивнул. Я тут же указал на землю примерно в метре от жреца:

Дальше

Райвера окутал ослепительный свет, все раны начали интенсивно исчезать, и у Райвера буквально появилось второе дыхание. Гиена отцепилась от него, не могла понять, что произошло, и Райвер в темпе начал валить гиену с ног, та, упав, заскулила и Райвер прокусил ей горло.

Дальше

- Лечи Райвера ещё! - крикнул я, вскидывая два пальца в условном знаке, но тварь, воспользовавшись тем, что я на секунду отвлёкся, бросилась на меня, пытаясь добраться до горла, меня спас только рефлекс выставить перед горлом запястье, которое немедленно пронзила адская боль. Зашипев от усилия превозмочь боль, я молниеносно скомандовал про себя питомцу помочь мне, на это я решался обычно очень редко, потому что Райвер-то кинется мне помогать, но кто поможет ему, подставившему спину врагу? Однако когда вот-вот разорвут горло, действуешь на голых инстинктах выживания. Долгие пять секунд борьбы, я ухитрился выхватить свободной рукой кинжал и пытался вслепую отбиться от живучей гиены, когда, наконец, рыжая молния врезалась в бок твари, сбрасывая её с меня. Я со всей возможной скоростью вскочил на ноги, искусанная рука безвольно повисла вдоль тела, но я упрямо отдавал часть своих сил Райверу, понимая, что он моя последняя надежда. Резко обернувшись, я попытался понять, что стало с противником моего питомца, от схватки с которым я его оторвал, но потрёпанная им гиена, подвывая и волоча заднюю лапу по земле, ковыляла прочь, пытаясь спастись бегством. Рэнф что-то продолжал читать, глаза полузакрыты, золотые вспышки скрывают выставленные в сторону Райвера пальцы, а кожа на лице была буквально высушена, словно жрец постарел лет на пятьдесят одним махом. Тряхнув головой, я выхватил здоровой рукой кинжал и так быстро, как смог, побежал к сцепившемуся с гиеной Райверу, чтобы помочь ослабить врага. Попасть в питомца я не боялся совершенно, это было настолько же маловероятно, как намеренно воткнуть кинжал себе в ногу, я слишком хорошо его чувствовал, другое дело что мои удары были слабыми, невероятно сильно болела рука и ломило позвоночник. Секунда, три, пять, десять, новая тёплая волна, обдавшая Райвера и эхом - меня, гиена озлобленно огрызалась, нанося новые раны, но, наконец, она начала слабеть. Улучив удачный момент, Райвер извернулся и придавил её к земле, сомкнув челюсти на жилистом ободранном горле, после чего гиена затихла навсегда.

Дальше

Без сил плюхнувшись на землю и не сдержав сдавленного стона от ломоты в позвоночнике, я прохрипел:

- Вторая... Нельзя раненую отпускать... - вспомнив, что Рэнф меня не понимает, я указал здоровой рукой в сторону ковыляющей прочь твари, и жрец, к счастью, меня понял: повернувшись к удаляющемуся зверю, он сосредоточился, концентрируя магию для атаки. С небес, словно откликнувшись на неслышимый зов, упала золотистая молния, раненую гиену швырнуло на землю, буквально поджаривая, после чего она уже больше не поднялась.

Дальше

Конечно без лекаря у меня мало шансов выжить в этих землях, но и терять Райвера я тоже не хотел, - Я кинулся к нему на помощь и выстрелил зачарованной стрелой в гиену, вцепившуюся в него. - Я попал к ней в спину и от выстрела она застонала и отошла назад. В это время Райвер опрокинул гиену и сам чуть ли не прокусил ей глотку. Но Райвер был слишком ослаблен, и ему не хватило сил справиться с ним... Гиена начала контратаковать и уже напрочь набросилась на Райвера.

- Райвер, нет!

Райвер старался не потерять сознание, но я чувствовал, что его силы были на исходе. Я оглянулся назад к Рэнфу, на того со всей скоростью бежала вторая гиена, и я, не теряя времени, пустил стрелу прямо в нее. Она отвлеклась на меня и побежала ко мне, и Рэнф сразу же начал читать заклинание.

-Райвера!- я показал пальцем на умирающего Райвера, жрец сразу же поменял свой взгляд на него.

Дальше

Мне пришлось наскоро зачаровывать стрелу на сильный удар, чтобы отвести атаку от лекаря. Мне удавалось вот так метаться из стороны в сторону и стрелять долгих три-четыре минуты, и от сильной боли в позвоночнике я уже начал ошибаться в движениях, когда, наконец, меня обдало эхом тёплой исцеляющей волны - Рэнф наконец-то закончил читать какую-то свою молитву и помог ранам Райвера подзатянуться. Как же долго он читает заклинания! Впрочем, будь жрец более опытным, ему не пришлось бы идти со мной в этот рисковый поход, я должен радоваться, что есть хотя бы такой.

- Лечи Райвера ещё! - крикнул я, вскидывая два пальца в условном знаке, но тварь, воспользовавшись тем, что я на секунду отвлёкся, бросилась на меня, пытаясь добраться до горла, меня спас только рефлекс выставить перед горлом запястье, которое немедленно пронзила адская боль. Зашипев от усилия превозмочь боль, я молниеносно скомандовал про себя питомцу помочь мне, на это я решался обычно очень редко, потому что Райвер-то кинется мне помогать, но кто поможет ему, подставившему спину врагу? Однако когда вот-вот разорвут горло, действуешь на голых инстинктах выживания. Долгие пять секунд борьбы, я ухитрился выхватить свободной рукой кинжал и пытался вслепую отбиться от живучей гиены, когда, наконец, рыжая молния врезалась в бок твари, сбрасывая её с меня. Я со всей возможной скоростью вскочил на ноги, искусанная рука безвольно повисла вдоль тела, но я упрямо отдавал часть своих сил Райверу, понимая, что он моя последняя надежда. Резко обернувшись, я попытался понять, что стало с противником моего питомца, от схватки с которым я его оторвал, но потрёпанная им гиена, подвывая и волоча заднюю лапу по земле, ковыляла прочь, пытаясь спастись бегством. Рэнф что-то продолжал читать, глаза полузакрыты, золотые вспышки скрывают выставленные в сторону Райвера пальцы, а кожа на лице была буквально высушена, словно жрец постарел лет на пятьдесят одним махом. Тряхнув головой, я выхватил здоровой рукой кинжал и так быстро, как смог, побежал к сцепившемуся с гиеной Райверу, чтобы помочь ослабить врага. Попасть в питомца я не боялся совершенно, это было настолько же маловероятно, как намеренно воткнуть кинжал себе в ногу, я слишком хорошо его чувствовал, другое дело что мои удары были слабыми, невероятно сильно болела рука и ломило позвоночник. Секунда, три, пять, десять, новая тёплая волна, обдавшая Райвера и эхом - меня, гиена озлобленно огрызалась, нанося новые раны, но, наконец, она начала слабеть. Улучив удачный момент, Райвер извернулся и придавил её к земле, сомкнув челюсти на жилистом ободранном горле, после чего гиена затихла навсегда.

Дальше

- Я чувствую себя идиотом, который говорит сам с собой. И вообще отстань, - я скормил огню ещё пару мелких веток, а Рэнф опять едва удержал смешок, но промолчал. Забавно, собеседник вообще ни черта не понимает, даже простейшие слова невозможно выучить, но это почему-то не мешает нам быть своеобразной боевой командой.

- Taerne, - словно привлекая внимание, произнёс Рэнф.

- Ага, - меланхолично отозвался я, продолжая подпитывать огонь мелкими ветками.

- Nevren ala! - предостерегая, уже выкрикнул Рэнф, дёрнулся ко мне, но из-за усталости я отреагировал с опозданием, и потому очередная веточка упала в огонь раньше, чем я заметил, что это была высушенная солнцем высокая трава. Костёр странно задымил белым-белым дымом, я отшатнулся, не успевший меня остановить Рэнф что-то неразборчиво тараторил, но даже не надо быть травником, чтобы знать, что не стоит сжигать незнакомые травы, если ни черта не знаешь их свойства.

- Дай воды, - я потянулся к его рюкзаку, тот быстро его открыл, но пока мы возились, дым рассеялся, а ничего так и не произошло. Я лишь заметил, что Райвер исчез, но он ощущался недовольным и близко от лагеря, дым ему просто не понравился. Я нерешительно замер над костром, сжимая в руках бурдюк с водой, и пытался прислушаться к себе. Тратить драгоценную воду на тушение безобидного костра не хотелось, хуже мне не стало, да и травка была всего одна. Может, не так страшно?

Я глянул на Рэнфа, тот только руками развёл, понимая не больше моего, он точно так же не мог решить, насколько всё серьёзно. Подумав, я устало махнул рукой и бросил бурдюк обратно к рюкзаку, будь что будет. Всё равно если дым был отравой, мы успели его вдохнуть, паниковать было поздно.

Дальше

Усталость быстро разморила меня, и я поймал себя на мысли, что расслабился вот так, сидя у костра невесть где и невесть с кем. Огонь так весело и ярко горел, было сухо, тепло и относительно безопасно, в голове медленно образовывалась лёгкая пустота, от которой почему-то становилось только комфортнее.

- Надо чаще отдыхаа-ать, - протянул я, расслабленно зевнув.

- Точно, - согласился Рэнф.

- Придётся делать дневные привалы, - ещё один ленивый зевок. - Ты явно будешь рад.

- Вряд ли я устану меньше, - хмыкнул тот. Я усмехнулся уголком рта, а потом до меня сквозь туманную лёгкость в голове медленно дошло, что что-то не так.

- Да ты охренел, - весело выдал я, почему-то стало смешно. - Какого лысого демона ты не сказал, что можешь говорить на языке Орды?..

Рэнф почему-то тоже засмеялся и тыкнул пальцем в мою сторону:

- Это ты говоришь на всеобщем!

- Кто-то из нас придурок, - смех делал посиделки совершенно чудесными, и всё воспринималось несколько сюрреальным.

- Кажется, оба, - расхохотался Рэнф, расслабленно плюхаясь на землю целиком. - Мне вообще всегда казалось, что вражда фракций надумана. Повод для извечного «убеееей»!

- Моя крушить большим топор глупых человек, - выдал я.

- Салатик, - хрюкнул Рэнф.

- Отбивная!

- Мммм, хочу кабанье рагу, - невпопад сообщил он в ответ, и с этого момента время для нас исчезло. Мы смеялись, кидались друг в друга оставшимися ветками, нашли ещё одну такую же травку, долго хохотали над тем, что она чуть не попала в костёр снова, травили анекдоты, пихались, пинали друг другу бедный бурдюк с водой, а потом нас потянуло петь песни. Кое-как обучили друг друга родному фольклору, получалось так себе, потому что половины слов мы не знали сами, но мы быстро додумались вставлять какие попало фразы, отчего потом снова хохотали, валяясь вповалку у разгоревшегося костра.

Дальше

Остаток ночи я не помнил.

Утро началось классическим зверским похмельем, но зато было тепло - Райвер определённо вернулся, когда прогорел костёр, и лёг на меня, согревая собой. Мучительно застонав, я кое-как отполз от большого зверя, стараясь не дёргать головой и вообще открывать глаза как можно реже. Горе-вояки, да нас мурлоки-детёныши были бы способны добить сейчас голыми плавниками.

- Naare fu, - раздался стон откуда-то с другой стороны крупного Райвера. Я поморщился, медленно садясь и так же медленно осматриваясь.

- Точно фу, - согласился я. - Ты опять меня не понимаешь?

Дальше

Райвер поднялся и отошёл к выходу из убежища, что дало мне возможность рассмотреть знатно помятого и мучающегося таким же похмельем Рэнфа. Мятая мантия, будто её кодо жевали, растрёпанный хвост, съехавший набок, мученическое выражение на лице - жизнь точно удалась.

- Keri via, - сообщил он, и я вздохнул, понимая, что травка точно была непростой. Скорее всего, мы просто думали, что понимаем друг друга, или это была галлюцинация. Или яркий цветной сон, сама Изера не разберёт. Было, конечно, весело, но вряд ли какое-то вещество было способно временно дать нам знания чужих языков, да ещё и искажённых сильной магией.

Рэнф что-то начал говорить снова, по интонации я ни черта не разобрал, но он весьма красноречиво указал на свою мантию, и я заметил на ней прорехи в виде клыков, сквозь них виднелись даже подзажившие царапины на коже. Интонации Рэнфа стали вопросительными, и я, морщась от боли, подошёл ближе, меряя своей ладонью расстояние между следами клыков. С Райвером совпадало полностью.

Обернувшись к зверю и мысленно задав вопрос, я в ответ получил картинку нас с Рэнфом, валяющихся в глубокой отключке у прогоревшего костра, из-за чего Райверу пришлось тащить жреца ко мне, аккуратно подцепляя предплечье пастью, греть-то нужно было нас обоих. Большому хищному зверю было трудновато не навредить, но он справился, остались только царапины от клыков и прорехи на одежде. Кое-как я объяснил это Рэнфу, после чего покосился на уже вставшее солнце и принялся собираться в путь.

Дальше

Жрец, долго копавшись в кармашках своего рюкзака, выудил парочку непонятных высушенных травок, переплёл две разных и вручил мне. Сделал такую же самокрутку себе, приглашающе принялся жевать свою порцию. Я поколебался, но Рэнф указал на ту самую траву, которая была причиной нашей незабываемой ночи, и перекрестил руки перед собой, обозначая отрицание. Плюнув на попытки нормально понять этого жреца, я наспех зажевал кислые листья и принялся ворошить остывший костёр, чтобы опытные следопыты не установили, как долго мы тут ночевали и как быстро ушли.

Странно, но головная боль через пару минут отступила, и самочувствие заметно улучшилось. Мозги, наконец, начали включаться.

Дальше

- Спасибо, - я хлопнул Рэнфа ладонью по плечу, проходя мимо, тот спокойно кивнул.

Райвер тревожно привлёк моё мысленное внимание, кого-то почуяв, я быстро бросил свой собранный рюкзак и сел на ещё холодные камни, сосредотачиваясь на живых существах.

Вот чёрт. Гиена! Очень близко! Так и знал, что от беспечности будут проблемы, сразу после пробуждения проверять надо было!

Я махнул рукой жрецу с таким зверским выражением лица, что он мгновенно собрался и подхватил свой рюкзак. Я подозвал питомца, по возможности бесшумно двинулся в противоположную от гиены сторону, но едва мы вышли из скопления крупных камней, я понял, что удача всё же от нас отвернулась. Совсем недалеко стоял закованный в чёрные латы... низший демон, наверное, человеком он явно уже не был, судя по прорезям в шлеме для рогов.

Дальше

Райвер тяжело дышит, и посмотрев на меня, убедившись, что я цел и невредим, заскулив, закатывает глаза и отправляется в вечный сон...

-РАЙВЕЕЕР!!! - Я уже не сдерживаю слез

-ТЫ ЗА ЭТО ЗАПЛАТИШЬ! - Демон с недоумением посмотрел на меня

Дальше

- Скучал? Иди сюда, - я с удовольствием запустил обе руки в шерсть на загривке Райвера, тот шумно выдохнул мне в лицо, после чего попытался толкнуть меня плечом и повалить на землю, но я успел немного отклониться в сторону. - И не пихайся!

Низкое урчание было мне ответом, Райвер своим большим языком ухитрился пройтись по моему лицу, и пока я отмахивался, потеряв бдительность, он всё-таки опрокинул меня на землю, невозмутимо тут же навалившись сверху и придавив своей тушей немалых размеров. Я рассмеялся:

- Ладно, ладно, сдаюсь. Надеюсь, ты не будешь меня пытать?

Райвер зевнул, демонстрируя клыки, и сделал вид, что собрался спать прямо на мне. Ну никакого уважения!

Я уже собрался было пытаться выкарабкаться из-под питомца, но он внезапно резко повернул голову в сторону и угрожающе зарычал, что заставило меня отбросить шутки.

- Райвер, - предостерегающе произнёс я. Достаточно было одного оклика, он прекрасно понимал интонации и поднялся, давая мне свободу действий. Настороженность его, впрочем, никуда не делась: к нам подходил маг-переводчик, и мне пришлось положить руку на загривок питомца, давая понять, что это свои. Маг, тем временем, подошёл ближе и совершенно спокойно уселся на землю на равном расстоянии от меня и жреца. Его пыльная мантия с серебряной вышивкой при этом совершенно не смялась, повторяя контуры его тела, и мне пришло в голову, что ткань зачарована, иначе маги и жрецы возненавидели бы собственную одежду, которая путается в ногах и вечно мешает.

Дальше

Тем временем, неудачно повоевавший маг обратился к полководцу-человеку, серьёзно что-то ему говоря, тот внимательно выслушал, затем положил руку на плечо мага и проникновенно что-то начал объяснять. Вид у него был достаточно торжественный, и я был готов биться об заклад, что Альянс был в своём репертуаре: пафосные речи о том, как они ценят своих людей, но помочь сейчас, увы, не могут, хотя очень-очень хотят, а в конце непременно что-то вроде «крепись, герой, мы верим в тебя». Я уже понял, что в этом лагере на краю света просто нет места неопытным новичкам, попавшим сюда по ошибке, у лагеря нет людей, которые могли бы с ними возиться, и в этом плане Орда была... честнее, что ли. Без лишних сантиментов прямо сказать «у нас нет ресурсов тебе помочь» - для этого нужно определённое мужество, потому что я готов был поклясться, орку-полководцу вовсе не было всё равно, что со мной случится, он просто вынужден мне отказать и ожидает, что я приму это с должным мужеством. Альянс же решает эти вопросы по-другому - говорит красивые речи о чести и благородстве, чтобы в результате ты, воспылав пламенной любовью к отечеству, сам отрёкся от помощи. Впрочем, кто его знает, как лучше и как легче воспринимать, ситуацию это всё равно не меняет.

Дальше

Все же мне стоило помочь Рэнфу. Ведь без лекаря я бы точно никак не помог Райверу, но я сильно забоялся за своего питомца, и вот прозошло то, что произошло. Надеюсь больше я не попаду в такую сложную ситуацию. Моя ошибка могла погубить нас всех троих...

Дальше

Тут мой взгляд остановился на двух полководцах в центре лагеря, горячо обсуждающих свои дела, и обратил внимание, что теперь рядом с ними находится ещё один человек, высокий, но вместе с тем неприметный, он не участвовал в разговоре, просто стоял рядом с прикрытыми глазами, словно дремал стоя. Это был ночной эльф, ушастый, плечистый, с кожей сиреневого оттенка, что было характерно для этой расы. Судя по бурному разговору полководцев, они прекрасно понимали друг друга, а это значит, что этот эльф - маг-переводчик, и такую редкую удачу я упускать не собирался.

Дальше

Не дожидаясь, пока Рэнф поднимется, Райвер подошёл сам, демонстративно улёгся перед ним, перегораживая собой выход из пещеры, и положил пушистую голову на лапы, прикрывая глаза. Жрец слегка оторопело посмотрел на большого хищника, но вместо того, чтобы отойти назад, он очень осторожно поднял руку, буквально на сантиметр протягивая ладонь в сторону Райвера.

Дальше

- Воды мало, так что не пролей. - Я поднял плотный кожаный мешок с водой повыше, подождал, пока питомец потянется к горлышку носом, и принялся понемногу проливать воду, чтобы у Райвера была возможность поймать её своим большим языком. Я не первый раз так поил его, я очень много путешествовал и зачастую оказывался в такой глухомани, где не было возможности найти подходящий пресный ручеёк или озеро, так что Райвер был в достаточной степени привыкший к подобным манипуляциям. Он облизывал горлышко, сглатывая влагу и норовя уцепить бурдюк клыками, мне оставалось только бдительно следить, чтобы он не выдернул бурдюк у меня из рук. Позади меня как-то странно хрюкнул Рэнф, кажется, давя смех, на что я только вполголоса огрызнулся в стиле «сам бы попробовал напоить, раз такой умный». Бурдюк становился всё легче и вскоре опустел совсем, Райвер довольно и сыто облизнулся, после чего я, наконец, успокоился: как минимум в ближайшее время ни я, ни мой питомец, ни Рэнф от голода или жажды не умрём.

- Taar nev? - спросил жрец, указывая на выход. Я нахмурился, пытаясь понять, что он хочет, на что тот, поняв бесполезность попытки объяснить словами, поднялся и сел перед входом в пещеру, устраиваясь на ночное дежурство. Я фыркнул:

- Иди спать, вояка. - Подойдя к нему, я хлопнул его по плечу и указал на дальнюю стенку пещеры, после чего указал на Райвера: - Спорю на все твои запасы воды, что из него куда лучший страж, чем из тебя.

Дальше

Для начала я решил не торопиться - я запомнил на всю жизнь слова моего наставника, Онината, это был настолько умудрённый опытом охотник, что даже в изящном и величественном Луносвете он казался чужим, слишком хищным и вместе с тем неестественно умиротворённым. Он был похож на льва, который добровольно зашёл в город прогуляться в облике эльфа, но звериная душа от этого у него нисколько не менялась, всё то же благородство и поистине звериная интуиция. «Есть три правила, которыми живёт охотник, они неразрывно связаны друг с другом. Истинное мастерство заключается в том, чтобы понимать, какое из них применять в данный момент времени. - Его взгляд был рассеян, но подмечал малейшие изменения мимики, следя за тем, чтобы его слушали. - Первое: быстрый охотник - мёртвый охотник». Я очень хорошо помню, что второе правило он отказался мне говорить наотрез, спокойно посоветовав мне прийти, когда я освою первое, при этом его рассеянный взгляд на миг сфокусировался на мне, и я понял, что уже нарушаю это первое правило, торопясь узнать всё сразу. Прошло двенадцать лет, прежде чем я вернулся к нему, вымотанный долгим путешествием по предгорьям Хилсбрада, двенадцать долгих лет я набирался опыта, но когда Онинат спросил меня: «Тебе ещё нужно второе правило?», я смог спокойно ответить «медленный охотник - мёртвый охотник». И я прекрасно понимал, почему учитель никогда не говорит его бойким, молодым и горячим ученикам, полным рвения натворить глупостей. Эти противоположные по своей сути правила они должны постигать сами на многочисленных ошибках, синяках и ссадинах. Помню, после моего высказывания я тогда в первый раз увидел улыбку Онината, скупую, но полную удовлетворения, он любил учеников, которые стремились учиться и думать сами, а не смотрели в рот учителям. «Тогда до третьего правила ты тоже дойдёшь сам», - произнёс он после моего заявления, но об этом мне ещё точно рано задумываться, достаточно было того, что в любой охоте невероятно трудно определить, когда нужно помедлить, выжидая, а когда действовать стремительно и резко, словно пикирующий с неба коршун. От верного решения часто зависит не одна жизнь.

Дальше

Аккуратно сев, я потянул на себя рюкзак Рэнфа, выудил один из его многочисленных бурдюков с водой и кое-как придвинулся к своему потерявшему сознание спасителю. Плеснув на ладонь, я щедро побрызгал водой на его лицо с сухой, как бумага, кожей, затем принялся осторожно поить жреца, надеясь, что он не вздумал впадать в кому и глотательные рефлексы всё-таки сработают. Мне повезло, жрец немного пришёл в себя, закашлялся и слабо дёрнулся вслед за горлышком бурдюка, который я отстранил от него. Через пару секунд он приоткрыл глаза, щурясь от полуденного солнца.

- Вот и молодец, - пробормотал я, снова начав аккуратно его поить. Ещё даже толком не придя в себя, Рэнф начал жадно пить, пытаясь проглотить сразу всё и чудом не захлёбываясь, его кожа с каждой секундой теряла бумажную сухость, ему на глазах становилось легче. Воду жрецы явно усваивают как-то не так, как обычные люди, это было ясно давно, но всё равно каждый раз удивляло, как вода буквально возвращала им жизнь. Вскоре Рэнф смог чуть приподняться и самостоятельно поддерживать бурдюк, а когда осушил его, тут же потянулся к своему рюкзаку за новым. Только полностью опустошив ещё четыре литра - и куда только в него влезло? - он отдышался и посмотрел на меня более осмысленным взглядом. Критически оценил перевязку, он прикинул на глаз моё самочувствие и указал на вытащенные из моего рюкзака два зелья здоровья, но я отрицательно покачал головой: их лучше было поберечь, а раны у меня затянутся.

- Спасибо. - Я счёл своим долгом поблагодарить его, даже несмотря на то, что, по сути, я не умирал и спасать меня не надо было, и меня не волновало, что он не понимал моего языка. Не зная, что я на самом деле жив, Рэнф поступил по-настоящему благородно, он не принял во внимание нашу принадлежность враждующим фракциям и спас меня. Хотя пёс его знает, для чего он это сделал, но хочется верить, что им руководили понятия чести. А теперь о главном...

- Это ты его уложил? - я совершенно невежливо тыкнул пальцем в сторону трупа укротителя. Рэнф проследил взглядом за моим жестом, покачал головой и указал на Райвера, устроившегося возле меня. Я повернулся к моему питомцу, посмотрел в его честные глаза и затем одарил Рэнфа интернациональным взглядом «не считай меня за полного идиота». Жрец неопределённо передёрнул плечами, изобразил руками нечто вроде магического пасса и затем прочертил рукой зигзаг вроде молнии - что-то типа «ты же видел это моё заклинание», а я это действительно видел, он так гиену прикончил во время нашего первого сражения.- Ту гиену свалило бы не только твоё заклинание, но и любой пинок! А с этим монстром не справился даже я, куда уж тебе, жрецу света! - я попытался интонацией передать возмущённое недоумение. - Как ты его уложил? - побольше удивления в голос, побольше, жаль у меня не очень хорошо получается притворяться. Жрец, похоже, прекрасно понял интонации или ожидал подобных вопросов, потому что пожал плечами и отмахнулся, но я уже понял, как надо действовать.

- Темнишь ты, парень. - Теперь это было уже отнюдь не наигранное подозрение, я сузил глаза, изучающе смотря на слегка нервного Рэнфа. - Выкладывай. - Он посмотрел на меня упрямо и вместе с тем устало, дескать, отстань со своими глупыми вопросами, но я пододвинул себе свой рюкзак, уселся на земле поудобнее, привалился к питомцу и сделал вид, что собираюсь тут сидеть минимум года три, пока не услышу правду. Рэнф посмотрел на меня уже с настоящим раздражением, но в конце концов вздохнул, словно сдаваясь - то ли он слышал о знаменитом упрямстве эльфов крови, то ли уже успел убедиться за время нашего совместного путешествия, что спорить со мной совершенно бесполезно, всё равно найду способ сделать по-своему.

- Nero alari, - неохотно высказался он, потянувшись к своей шее и вытягивая из-под складок измятой мантии невзрачный артефакт на длинном шнурке. На вид это был обычный гладко отшлифованный плоский камешек размером с пол-ладони, в котором было грубо выдолблено отверстие для того, чтобы его можно было повесить на шею. Этот камень едва заметно светился чистым белым светом, однако, присмотревшись, я непроизвольно затаил дыхание: по поверхности камня периодически пробегала тёмная рябь, которая была мне уже знакома, это была та самая тьма, которая поглотила Рэнфа на время сражения с укротителем.

Дальше

- Начинайте, - отрешённо сообщил переводчик, прикрывая глаза. Если он и был недоволен тем, что его оторвали от дел, то он этого никак не показывал, за что ему была отдельная благодарность. Я недоверчиво глянул на жреца напротив себя, поймал слегка растерянный взгляд в ответ, и это придало мне решимости.

- Понимаешь меня? – коротко спросил я. Времени было в обрез, действительно в обрез, и говорить надо было предельно сжато.

- Да. Ты? - Жрец явно был того же мнения и плести словесные кружева не был настроен.

- Да. Я не доверяю тебе, - я перехватил инициативу разговора, - но выбора у нас нет. Пойдём вместе час-два, посмотрим, что у нас получится, не сойдёмся - каждый сам за себя и без обид, предупреждаю сразу, но стрелять в спину не стану. - Паузу на положительный ответ жреца делать было некогда, я продолжил: - Если сойдёмся, ты слушаешь меня безоговорочно в плане выбора маршрута и всех передвижений, я чувствую врагов, реагируй мгновенно. Скажу падать - сначала падай, потом думай. Я, в свою очередь, не учу тебя лечить, только запомни: приоритет лечения - Райвер. Питомец, - тут же пояснил я, для верности ткнув пальцем себе за спину и безошибочно указывая на напряжённо сидящую на задних лапах рысь. - Он будет брать удары на себя, и если погибнет, нам обоим крышка.

Жрец кивнул, коротко высказал:

- Нужны команды жестами. Продумал?

Почти физически ощущая, как уходит отведённое нам время, я постарался быстро собраться с мыслями.

- Да. Следовать за мной, - я махнул рукой вперёд. - Бесшумно лечь на землю и не двигаться, - я присел и коснулся ладонью земли. – Немедленно атаковать, бросая любое занятие, - я хлопнул в ладоши и указал на нашего переводчика в качестве предполагаемой цели. - Лечить питомца, - поднятые вверх указательный и средний пальцы. - Лечить меня, - те же пальцы плюс безымянный. - Прекратить текущее действие, - поднятая ладонь. - Отвлечь внимание противника на себя и как следует побегать с ним на хвосте, - кулак. - Бежать прочь и спрятаться как можно лучше, - кулак остался сжатым, только большой палец указал в сторону. За такое короткое время это было всё, что мне пришло в голову из

жизненно необходимых в бою жестов, я слишком редко брал попутчиков, чтобы механизм общения жестами был налажен.

Увидев, что образовалась пауза, жрец тут же дважды громко хлопнул в ладоши:

- Это значит, что у меня нет маны и помочь магией я тебе временно не смогу.

- Насколько временно? – вставил я прежде, чем он продолжит объяснять свою систему жестов.

- Примерно раз в минуту смогу прочитать что-то не очень сильное, или через минут пять-десять помогу чем-то мощным, но, по сути, если у меня кончилась мана, полагайся в основном только на себя. Обучение магии отнимает слишком много сил, и у меня не было возможности обучиться обращаться с обычным оружием.

- Понял, дальше, - поторопил я его. Он тут же щёлкнул пальцами, мелькнула мягкая белая вспышка с характерным звуком звенящей гитарной струны:

- Обозначение того, что мне нужна немедленная помощь. Я чаще всего буду у тебя за спиной, ориентируйся на слух, вспышку тоже не пропустишь. Умеешь перебинтовывать раны?

- Нет. - Объяснять, почему, не было времени.

- На привале научу. Я могу быть истощён, а здесь слишком опасно, чтобы полагаться на зелья. Твой зверь на меня не нападёт?

- Только если ты намеренно нападёшь на него или на меня. Учти, что у охотников ментальная связь со своими питомцами, и убить меня, когда питомец вне пределов видимости, безнаказанно не выйдет.

- У вас ещё минута, - внезапно произнёс переводчик, который до этого благополучно дремал сидя. Глаз он так и не открыл, похоже, ему действительно было всё равно, кому обеспечивать перевод.

- Я умею проклинать, - в свою очередь, быстро произнёс жрец, покосившись на переводчика. - Я избрал путь света и проклятие не слишком сильное, но тебе хватит. Если выстрелишь в спину, то погибнешь даже после моей смерти - проклятие просто медленно вытянет из тебя жизнь.

- Врагов проклинать будешь, - отрезал я.

- Не буду, - мгновенно возразил он. - Достаточно сильным для убийства оно у меня получится, только если я окажусь при смерти. Я не прошёл ещё и трети должного обучения.

- Обнадёживает, - пробормотал я. - Есть ещё какие-то способности, знание которых может пригодиться?

Драгоценная секунда промедления и быстрый ответ:

- Щит. Поглощает урон, но даже если у меня будет много маны, мне нужно время, чтобы повторно вызвать его, если он будет сбит. Время действия щита ограничено, экономить его нет смысла, так что под щитом можно смело подставляться под пять-шесть ударов. Хотя здешним тварям наверняка хватит одного, - поправился он.

- Ещё? - я напряжённо прокручивал в голове его слова, чтобы хорошенько запомнить с первого раза, возможности повторить у него не будет.

- Думаю, если что важное я и забыл, то рассказать уже не успею. - Понимая, что отведённая нам минута практически вышла, жрец едва заметно усмехнулся: - Как тебя зовут?

- Алвейн. - Привычное и типичное для эльфов имя прозвучало почему-то чужим. - Тебя?

- Рэнф. Когда отправимся...

- ...Время вышло, - высказался переводчик, открывая глаза.

- ...liram ad noril, asaan nerilaeter, - на автомате продолжил Рэнф, но осёкся, поняв, что раз время вышло, то я перестал понимать его.

Дальше

- Постарайтесь расслабиться, - сообщил он, похоже, дежурную фразу, - и ничего не говорите, пока я не настроюсь. К вам у меня просьба не общаться с питомцем, - обратился он ко мне. - Просто думайте о чём-нибудь тривиальном.

Я молча кивнул, уже не удивляясь, что понимаю альянсовский всеобщий, и потянулись долгие минуты ожидания. Вопреки слухам и распространённым мнениям, я совершенно ничего не чувствовал - видимо, я был и правда совершенно глух к магии, как давно заключили специалисты Магической Академии Луносвета, но мне так было даже проще: тонкие материи были мне не интересны, и развитие охотничьих инстинктов меня полностью устраивало. Хотя каких там инстинктов, мне ещё столькому надо учиться...

Дальше

Кивнув, я махнул рукой своему будущему попутчику, направился к указанному шатру, спокойно уселся перед его пыльным пологом прямо на землю и жестом предложил жрецу расположиться напротив. Тот настороженно сел, что-то спросил на своём языке, и мне не оставалось ничего умнее, кроме как указать на солнце и прочертить короткую линию на небосводе - обозначение течения времени. К счастью, жрец меня понял, успокоился, спустил с плеч рюкзак, положил под спину и устроился поудобнее. Я только успел вскинуть голову в поисках моей живой меховой подушки, как тихое рычание над ухом возвестило о том, что зверь уже рядом. Мощный толчок лбом в плечо заставил меня улыбнуться:

Дальше

- Talari! - в его тоне слышалось неприкрытое восхищение. Райвер повернул к нему морду, прямо смотря в глаза немигающим взглядом, Рэнф, замерев, тоже не отводил глаз, и даже я затаил дыхание, наблюдая за этим безмолвным диалогом. Внутренне я был готов отчаянным приказом останавливать Райвера от атаки, хоть и знал, что серьёзно питомец нападать не будет, но рука Рэнфа плавно сдвинулась и мягко коснулась покатого лба зверя, при этом ни один из них так и не отвёл взгляд. Я почти физически чувствовал восторг жреца и изучающее напряжение моего питомца, но, в конце концов, Райвер издал звук, похожий на короткое рычание, и разорвал контакт взглядов, разряжая обстановку. А в Рэнфе явно умер охотник, мой питомец редко кому позволял к себе прикасаться, он был очень придирчив, так что случившееся было событием неординарным.

Какое-то время позволяя пальцам Рэнфа поглубже зарыться в шерсть, зверь затем чуть отдёрнулся, стряхивая руку, и снова опустил голову на лапы. Рэнф понял всё правильно и второй попытки предпринимать не стал, поднялся и с искренней улыбкой сказал мне что-то, по тону напоминавшее благодарность. Отмахнувшись, я бросил свой рюкзак рядом с Райвером и с облегчением устроился под его боком, ощущая исходящее от зверя тепло и слыша его размеренное дыхание. В Выжженных землях было более чем тепло, даже, пожалуй, жарко, не говоря уже о духоте, но ночи могли быть куда холоднее. Запоздало пришла в голову мысль, что жрец, чью возню я слышал из глубины пещерки, мог основательно замёрзнуть, если не был закалён долгими путешествиями, но додумать эту мысль до конца и сделать выводы я не успел, буквально проваливаясь в сон.

Дальше

- Рэнф!!! - во всю глотку рявкнул я, молниеносно накладывая стрелу на тетиву, жрец дёрнулся, подскакивая на месте, увидел медленно подходивших гиен и тут же попятился мне за спину. Одно радовало, у меня была неистребимая привычка быть всегда при оружии, так что я хотя бы не потерял время на поиск колчана и лука, а был способен сразу стрелять. За долю секунды зафиксировав взглядом одну из гиен, я крикнул: - Райвер, взять её!

Дальше

- Vaar lihen, - самую малость напряжённо выдал Рэнф. Оказывается, пока я раздумывал, он успел упаковать драгоценную ткань в свой рюкзак, взвалить его на плечи, и теперь, готовый к походу, стоял передо мной, зябко поводя плечами. Мне оставалось только забросать костёр скудной землёй, подхватить свой рюкзак и мысленно настроиться на поиск живых существ, пора было выдвигаться в путь.

Конец второй главы.

Перейти к третьей главе'

Перейти к другим главам

Я очень хорошо понимал, что здешние гиены наверняка закалены не меньше той клыкастой твари, которая чуть меня не прибила у входа в лагерь, но когда мой питомец рванулся с места мощным прыжком, испуская полное ярости низкое рычание, я на миг поверил в нашу победу. Правда, только на миг, потому что Райвер вцепился в глотку только одной гиене, повалив на землю, а вторая с громким тявканьем кинулась на меня. Ненавижу оставаться беззащитным, лук становится бесполезен в ближнем бою, а мой питомец сейчас напоминает огненно-бурый шар, взбивающий сухую пыль с земли, я чувствовал эхо его боли, он сцепился со своим врагом насмерть. Лихорадочно отпрыгивая от гиены назад и всаживая в неё две стрелы сразу, я только и мог, что обрывочно думать «только бы эта тварь не обратила внимание на жреца, его сметут в два счёта, а без лекаря я погиб». Монстры попадались иногда удивительно умные, и теперь бы удержать внимание этой гиены на себе, да ещё и ухитриться не сдохнуть! Тварь опять кинулась ко мне, оказавшись в опасной близости, я снова отпрыгнул, но она вцепилась мне в ногу, и я рухнул вниз на середине прыжка, громко вскрикивая от боли, челюсти у гиены были просто стальные, такое ощущение, что она одним рывком почти перекусила мне кость. По позвоночнику, тем временем, пробежался колющий мороз - чувствовалась боль Райвера, и я отчаянным движением выхватил кинжал, всаживая его вцепившейся в меня гиене в основание черепа. Сталь увязала в жилах, не позволяя нанести смертельный удар, трёх судорожных взмахов хватило, чтобы она обозлённо отступила, оставив мою ногу в покое, но сдыхать она совершенно не собиралась, теперь примериваясь к моей руке с кинжалом.

Дальше

Так началась наша безумная игра со смертью в пропитанных пылью и гарью Выжженных землях...

Конец первой главы.

Перейти ко второй главе

Перейти к другим главам

ГЛАВА 2: ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Дальше

ГЛАВА 3: БОЛЬШАЯ БЕДА

Дальше

ГЛАВА 1: НАЧАЛО

Начать чтение

Другие главы

Что ж, лекари действительно не способны нанести сильный урон, а даже если он предаст или бросит меня, сам далеко не уйдёт и прекрасно это знает. С другой стороны, мои шансы выжить сильно возрастают, если у меня будет крепкий тыл в качестве пусть ещё не очень опытного, но вполне способного поддержать в бою жреца. Только вот бросить я его не смогу. Я терпеть не мог навязывающихся попутчиков, будь они хоть тысячу раз сильными воинами, и много раз, выполняя задания, я матерился на вояк, которые либо кидаются в самую гущу врагов, привлекая внимание всех живых существ на расстоянии мили, либо прячутся за мою спину и страшно раздражают воинственными выкриками, якобы обеспечивающими мне моральную поддержку. На моей памяти я сопровождал только одного вменяемого человека, это был тайный агент, который просто ушёл в тень и тихо крался за мной, предоставляя мне полную свободу действий, заодно исключая атаки на себя самого. Однако это единичный случай, и если была возможность как-то отвязаться от попутчика, я это делал - уходил ночью, пока он спал, двигался слишком быстро, чтобы он отставал, или забирался на очень крутые уступы, куда менее ловкий и тренированный человек забраться не в силах. Тем не менее, если мне приходилось действовать в паре или так называемой «боевой пятёрке» с выносливым мечником-щитоносцем и поддерживающим группу лекарем, я никогда никого не бросал в опасности и защищал по мере сил. Пожалуй, это был один из моих многочисленных недостатков расы эльфа крови - я был слишком горд, чтобы опуститься до предательства или халатно относиться к своей роли в группе, и принадлежность попутчика к противоположной фракции совершенно ничего не меняет. Если я сейчас соглашусь идти с этим хвостатым лекарем, а он окажется полностью неприспособлен к путешествию, тащить его на себе мне совершенно не улыбалось.

Дальше

- Райвер! Стой!! - рявкнул я, вскакивая на ноги. Питомец, уже успевший сделать атакующий прыжок на не двигавшегося мага, немыслимо сложным движением извернулся, сдвигая свой центр тяжести, и тяжело рухнул к ногам противника, сильно толкнув его своим массивным телом по инерции. Маг чудом удержался на ногах, а Райвер, метнувшись ко мне, начал нетерпеливо ходить вокруг меня, хвост хлестал по бокам, уши прижаты, низкий рык показывал, что стоит мне только махнуть рукой, и тощая фигура противника будет растерзана на мелкие кусочки.

Я до онемения пальцев сжимал свой лук, совершенно не помня, когда успел его выхватить, но стрелу, зажатую в другой руке, в полёт отправлять не спешил. Мой противник тоже замер. Заклинание, попавшее в меня, было не атакующим - оно было лечащим. Тёплую волну, прокатывающуюся по телу, уносящую с собой боль от лёгких ран и ноющих натруженных мышц, я не спутаю ни с чем: передо мной стоял не маг, а жрец, избравший путь света. Так и знал, что спутаю, на вид их хламиды до пят совершенно одинаковые... То, что он не жрец, пошедший по пути дисциплины, было ясно сразу, все дисциплинарники отличаются какой-то аскетичностью и решительностью во взгляде, поголовно похожие на фанатичных инквизиторов. Теперь стало понятно, почему он так настойчиво предлагал пойти вместе, жрецам света в одиночку пересекать территорию с очень опасными монстрами было стопроцентным самоубийством, и вдобавок он толком не сможет ударить в спину, у них практически нет атакующих заклятий, только лечащие. Жрец стоял передо мной, решительный, собранный, но совершенно ничего не предпринимающий, он определённо понимал, что я не просто так отозвал атакующего питомца и сейчас взвешиваю все «за» и «против» совместного похода. Он предельно ясно показал свои намерения, и теперь следующий шаг был за мной.

Дальше

- Нет. - Я покачал головой, зарываясь пальцами в рыжую шерсть питомца. Я понимал, что если я как охотник ещё имею какие-то шансы выжить в этом филиале ада на земле, то магу придётся очень несладко и он, скорее всего, погибнет, но сострадание может стоить мне жизни. Маг упрямо сдвинул брови, что-то секунд пять обдумывал - и внезапно вскинул руку, направляя её на меня, его ладонь мгновенно вспыхнула золотистым светом, сигнализируя об активизации какого-то заклинания. Я как сидел на земле, так кубарем покатился в сторону абсолютно автоматическим движением, пытаясь увернуться, хотя и знал, что маги фиксируют цель взглядом и рывки в сторону против внимательного мага не помогут. Ещё мелькнула изумлённая мысль «какого Артаса он атакует прямо посреди лагеря?!», но все мысли стёрлись, когда меня объял золотистый свет – заклинание действительно проигнорировало мои метания и попало точно в цель. Уши заложило от яростного рыка питомца, ринувшегося в атаку...

Дальше

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Портал был высок, пожалуй, почти такой же, как башни для подлёта дирижаблей рядом с Подгородом. Величественные каменные статуи по бокам грозно сжимали мечи, кончики которых упирались в землю перед ними, они словно сторожили россыпь зелёных звёзд во вселенской тьме портала. После обыденных пейзажей эльфийского леса и дождливой серой погоды Тирисфальских лесов, после ничем не примечательных степей и нагорий это было что-то сюрреальное, мистическое, далёкое от всего мира и потому безумно захватывающее. Я, запрокинув голову, рассматривал портал перед собой, забыв обо всём, и, наверное, простоял бы так ещё очень долго, но почувствовал, как что-то тёплое сильно пихает меня в бедро, угрожая свалить с ног. Нехотя отведя взгляд от величия непознанного, я опустил голову и потрепал рыжую шерсть:

Дальше

- Потерпи, Райвер. Скоро будем обедать, обещаю.

Дальше

Это было потрясающе.

Я стоял на крепкой, но безумно старой каменной плите, ведущей чуть под уклон вперёд, и не чуял под собой ног, захваченный величественным зрелищем портала. Казалось, вся вселенная была втиснута в узкие рамки прямоугольника, и в то же время она словно раскинулась в бесконечность, притягивая взгляд, завораживая своим потусторонним, непонятым величием.

Дальше

- Taar layh!!

Я чуть не подскочил на месте, забыв, что укротитель отошёл недостаточно далеко, чтобы не заметить моих движений. Жрец! Какого дьявола он орёт?! Зачем привлекает внимание уходящего врага, он что, самоубийца?.. Я еле заметно приоткрыл глаза, стараясь при этом быть полностью расслабленным, и буквально остолбенел от зрелища, которое мне открылось.

Жрец не только не спрятался, он даже отошёл от валунов, которые могли бы служить ему укрытием, и он был не просто зол, он был в ярости. Не успевший уйти далеко укротитель обернулся на крик и тут же начал мерно шагать в сторону Рэнфа, но тот не пытался отступать. Взмах руки, какой-то дёрганый, резкий, совершенно не похожий на его прежние достаточно плавные движения, и рядом с ним на уровне колен сгущается мрак, формируясь во что-то неясное, странно ворчавшее и, кажется, очень голодное. Тихая шипящая команда жреца - и это непонятное существо за мгновение ока преодолевает расстояние между хозяином и укротителем, начав хлестать того яростными ударами своих то ли лап, то ли щупалец, разобрать точнее в сгустившемся вокруг него мраке было невозможно. С каждым ударом жрец словно становился сильнее, плечи расправлялись, и мрак, который до этого окружал только призванную тварь, начал сгущаться около самого Рэнфа. Выглядело это жутко, потому что жрец не просто был объят тьмой, он словно впитывал её, сродняясь с ней, и вот уже вся фигура становится мерцающей и тёмной. Шипение непонятных слов - и опешивший от атак твари укротитель хватается одной рукой за голову, словно у него помутилось в сознании, снова шипение - и непонятная чёрно-синяя нить протянулась от жреца к укротителю, а судя по отчаянным слепым взмахам мечом в воздухе, эта нить причиняла неимоверную боль. Снова шипение Рэнфа, я на миг почти увидел странную тёмную метку над головой укротителя, и он, издав какой-то рычащий вой, рухнул на колени. Тёмная тварь, терзавшая его, с громким взрыкиванием растворилась в воздухе, но Рэнфу уже не нужна была её помощь, он продолжал мучить укротителя тёмным лучом до тех пор, пока тот окончательно не рухнул на землю, перестав двигаться. Только убедившись в том, что враг не подаёт признаков жизни, жрец прекратил атаку, и тьма, объявшая его, начала медленно рассеиваться. Рэнф тяжело дышал, черты лица заострились, глаза запали, но он был жив и, даже, кажется, вменяем.

Скажите мне на милость, если этот жрец настолько силён, что завалил укротителя напополам со мной и не так чтобы запыхался, на кой чёрт ему был нужен я? Зачем он путешествует со мной и ни разу не помогал в бою этой вот чертовщиной, которую он продемонстрировал только тогда, когда я якобы умер? Кто он вообще и какой из него жрец света после этого?!

- Viana, - выдохнул Рэнф, направляясь ко мне. Я сомкнул веки, чтобы иллюзия смерти была полной, и хотя раны горели огнём, мне на миг стало холодно. Вспомнились страшные легенды про некромантов и рыцарей смерти, которые были способны поднимать союзников в виде зомби и управлять ими, а также разнообразные кошмарные ритуалы Сумеречного молота, сказками о которых пугают детей. Проклятье, даже если я попытаюсь встать, против такого опасного противника, как этот тщедушный жрец, я просто не выстою, только теперь я понял, что за непонятная тьма мелькала в его глазах, когда я бесцеремонно ему что-то указывал или рылся в его вещах! И, как обычно бывает с правдой, было бы лучше о ней не знать, но теперь уже поздно ахать и охать, жрец приближался всё ближе, а я всё ещё лихорадочно решал, что мне делать.

На моё счастье, меня обдало теплом присутствие Райвера, он успел добраться до меня только сейчас, он был ранен, но не настолько сильно, и мог сражаться. Прежде чем я успел мысленно передать ему хоть слово, он шестым чувством ощутил, что с Рэнфом что-то не так, поэтому одним прыжком загородил моё тело, ощетинившись и подобравшись для атаки. Грозный рык вырвался из могучей меховой грудной клетки, во взгляде разгорается звериная ярость, я хорошо знал, как мой питомец выглядит в такие моменты, но теперь я боялся и за него тоже. Если жрец умеет накладывать те самые пресловутые проклятия, которые свели в могилу такого сильного противника, как этот укротитель, у Райвера тоже нет шансов. Решившись, я отпустил своё сознание и сцепил его с сознанием питомца, тот не спорил, ситуация была довольно серьёзная, Райвер чувствовал мои раны и понимал, что он остался единственной боевой единицей в нашем тандеме. Мир качнулся, я пару секунд привыкал к специфичному видению мира моего прыголапа, но пока не вмешивался в его действия.

Дальше

Лишь подумав о Райвере, я за одну секунду понял, что тот не рядом, и по позвоночнику скользнул холодок страха. Этот укротитель слишком умён, он заставил свою гончую отступать от нас и увести с собой Райвера, а тот увлёкся схваткой, и теперь он был слишком далеко, чтобы успеть помочь, где-то за холмами в четверти мили отсюда. Моей ментальной связи с ним это не мешало, и я позвал его, отчаянно рявкнув про себя «ко мне!!», но я чувствовал, что он был ранен, и даже если он немедленно отвяжется от гиены и рванётся ко мне, то сможет помочь не раньше нескольких минут.

Видя стремительно падающий на меня слегка ржавый тяжёлый меч, я понял, что шансов продержаться эти минуты у меня нет.

- Рэнф, уходи! - крикнул я, немыслимо извернувшись и кое-как отскакивая от укротителя. Рана в боку вспыхнула золотым и стала болеть меньше, но я уже понял, что мы не успеем его убить, он был слишком силён. - Рэнф!! - я быстро сжал кулак и отставил большой палец в сторону, знак бросить всё и прятаться как можно лучше. Жрец упрямо тряхнул головой, продолжая напевать какой-то речитатив, на что я ругнулся: нашёл время геройствовать, так я и знал, что в критической ситуации он может меня не послушать! Что ж, не хочет уходить, я сам уведу врага, я уже успел заметить, что для чтения заклинаний жрец должен не двигаться с места, вот и пусть стоит. Собрав все свои силы, я рванулся к дальним холмам, на время по максимуму заставляя себя отключиться от боли, укротитель предсказуемо пошёл за мной, и на моё счастье, бегал он медленнее, чем гончие, хотя он настигал меня довольно быстро. У меня был козырь в рукаве, способность, которой я недавно научился, но я ещё не успел её толком опробовать, да и отошёл от жреца не слишком далеко, однако выбора не было. Воздух выходил из лёгких с хрипом, бок немилосердно жгло, сознание мутилось, я просто не был способен продолжать бой...

Обернувшись лицом к укротителю, я в последний раз собрал свою волю в кулак, сконцентрировал всю свою внимательность и при очередном быстром замахе меча сверху вниз успел увернуться не полностью, позволяя лезвию содрать кожу. А дальше - актёрское мастерство, где и играть-то особо не пришлось: вскрикнув, я пошатнулся, прохрипел что-то нечленораздельное, и бессильно рухнул на спину, чуть не потеряв сознание от боли, сотрясшей тело от падения. Конвульсивно дёрнувшись, я затих, заставляя сознание провалиться в нечто наподобие полной прострации, тело полностью расслабилось, в общем, полная иллюзия смерти. Я почувствовал, как что-то металлическое с тупым наконечником пинает меня в бок, но, к счастью, в правый, который был относительно здоров, и я смог никак не отреагировать на это.

Пара удивительно долгих секунд - и скрипение песка под латными доспехами начало удаляться, медленно и неторопливо, даже не в сторону жреца, а куда-то к холмам, где Райвер уже почти справился с гончей. Получилось. Притворяться мёртвым так, чтобы поверили, очень непросто, но у меня получилось! Теперь осталось дождаться, пока этот монстр уйдёт, увести с его пути Райвера, и затем, отлечившись, направиться в обход, чтобы...

Дальше

- Vii nevren animario taal, - высказался жрец настойчиво, тени вокруг него окончательно рассеялись, и если бы не труп укротителя поодаль, я бы мог решить, что у меня слегка помутился рассудок, вот и привиделось невесть что. Рэнф продолжал что-то объяснять, указывая на моё тело, Райвер не сдвинулся ни на дюйм, и наконец жрец понял, что разговорами ничего не добьётся. Почти с отчаяньем хлопнув рукой по лбу, Рэнф указал на себя, потом на мой «труп», и затем его пальцы объяло золотистое сияние, которое тут же вспыхнуло на шерсти Райвера, принося с собой залечивающее раны облегчение. Питомец упрямо мотнул головой, но тут уже вмешался я, мысленно попросив его отойти в сторону. Мне нужно было понять намерения жреца, после увиденного я не мог ему доверять, потому что не понимал его, и теперь всё зависело от того, что он будет делать с моим бездыханным телом. Райвер недовольно рыкнул, хвост продолжал хлестать по бокам. Но он медленно попятился, не подставляя жрецу спину.

Как оказалось, для начала Рэнф подтащил к моему «трупу» оба наших рюкзака, из своего он сноровисто извлёк бинты и баночки с мазями, из моего - два зелья здоровья, не очень сильных, но и не совсем бесполезных. В течение следующих пяти минут я со странной смесью протеста и любопытства наблюдал, как моё тело раздевали и очень тщательно бинтовали, не жалея ни своих мазей, ни бинтов, мне оставалось только порадоваться, что я сейчас в сознании Райвера, обработка моих ран была наверняка неимоверно болезненной. Закончив, жрец уселся на землю максимально устойчиво, выпрямил спину, закрыл глаза, чуть раскинул руки и принялся что-то еле слышно говорить сосредоточенным отрешённым тоном. Под ним расходящимися в сторону лучами засветилась земля, привычное золотистое сияние медленно охватывало его фигуру так же, как до этого обнимала тьма, а он всё шептал, не прерываясь ни на секунду. Шёпот медленно перерос в голос, затем на финальном слоге заклинания Рэнф, не открывая глаз, протянул руку, словно предлагая мне встать, и я изумлённо увидел глазами Райвера, как моё тело пронзил мощный и невероятно высокий столб света, верх которого терялся где-то в поднебесье. Казалось, столб прошил полмира, пронизывая насквозь каждую клетку моего тела, и в следующую секунду я почувствовал, как моё сознание тянет прочь от Райвера, этот посыл был настолько сильным, что я даже не успел никак отреагировать. Мир перед глазами померк, меня швырнуло в темноту, но всё тот же золотистый столб буквально вытолкнул меня на поверхность, и я обнаружил себя судорожно кашляющим в своём родном теле, практично заранее перевязанном. Сразу навалились зверская усталость и боль, притуплённая перевязкой, но я, несомненно, был жив и чувствовал себя намного лучше, только был дезориентирован. Райвер обеспокоенно ткнулся большим мокрым носом куда-то мне в ухо, шумно выдохнув, и я с благодарностью потрепал его гриву. Повернувшись к жрецу, я тут же напрягся: Рэнф лежал на пыльной земле совершенно без движения, веки опущены, рот с сухими потрескавшимися губами приоткрыт, жрец был жив и дышал, но, кажется, упал в обморок, отдав мне последние силы. Ещё бы не быть в обмороке, я, кажется, стал свидетелем знаменитого полноценного воскрешения, то есть возвращения моей души, где бы она ни была, обратно в тело, а про такое я только слышал и ещё ни разу не был этому свидетелем. И снова на ум приходит вопрос - зачем такому сильному жрецу был нужен я? Для компании? Или этот жрец, как в сказках, на самом деле невероятно высокого уровня, просто переоделся в обычную хламиду и помогает простым смертным? Нет, на профессионала он не похож, сейчас его может добить даже простая лягушка, если как следует на нём попрыгает. Человек-загадка, ей-богу...

Дальше

Я в порыве ярости открываю в себе второе дыхание, отталкиваю его немного вперед, бью со всей силы ему поддых, уворачиваюсь от его атаки, и, натягивая тетиву всей силой, я зачаровываю и стреляю в упор прямо в глаз чудищу. - Тот от боли выкрикивает от ужасной боли, и падает на колени, держась за свой глаз, при этом хватает меня за шею и начинает душить одной рукой.

Я задыхаюсь... Но тут же прожигающий свет окутал руку демона, он от боли отпустил меня. - Это был Рэнф.

Не теряя времени я вытаскиваю тот самый проклятый меч из Райвера и наношу последний удар демону, - я отсек ему голову.

Тяжело дыша я смотрю на тело демона... И плюю напоследок.

...................

Райвер... Я не сдерживаю слезы... Я потерял своего лучшего друга.

Только сейчас мне вспомнилась давняя-давняя история, когда я ещё только начинал своё обучение и опасался отойти далеко от своего родного города. Луносвет сам по себе довольно тихий город и там редко бывает толчея, но в этот раз в таверне, где я остановился, было довольно людно. Я помню, как собирался побыстрее перекусить и отправиться в снятую комнату наверху, я сильно хотел спать, в то время как всеобщее внимание привлёк один эльф, в одиночестве сидевший за барной стойкой и методично напивавшийся. Его фигуру в довольно дорогой мантии обнимала теперь знакомая мне тьма, но счастливым он от этого не выглядел, потому что пьяным голосом жаловался бармену на жизнь, и хотя от него все старались держаться подальше, его всё равно слушали с брезгливо-опасливым любопытством. Я сильно жалел теперь, что тогда не особо обращал внимание на этого тёмного жреца, я бы понимал Рэнфа гораздо лучше, а так помнил только пьяное «я ж не намеренно столько раз обращался к этой, к тьме, я ж спасти хотел... А теперь тьма ко мне привыкла, будь она пр-роклята, она стала моей основной спелиза... специза... спе-ци-а-ли-за-цией, во!..» Ещё он говорил что-то о своей мечте быть лекарем и показывал бармену свой амулет, сгусток мрака на прочной цепочке, красиво и загадочно мерцавший, но на него все старались всё равно особо не смотреть. Я тогда, не дослушав пьяной исповеди, ушёл спать, но что-то я запомнил и теперь какие-то догадки могу строить. Жрецы, похоже, изначально не имеют специализации и одинаково могут пользоваться светом и тьмой, они просто сознательно делают выбор. Однако если они выбрали одну стихию и слишком часто обращаются при этом к другой, то был риск привыкания, и прости-прощай предыдущие мечты и планы. Вспомнилась так же лекция моего наставника охотников, Онината, он, прежде чем учить, очень серьёзно спрашивал меня, какое направление боя я хочу изучать, потому что лучшим я буду именно в этом. Тогда я, будучи в восторге от приручения животных, выбрал Повелителя зверей и с головой погрузился в изучение тренировок для своего питомца, хотя мог бы выбрать, например, Стрельбу и быть менее зависимым от Райвера. Но у охотников всё проще, мы во всех специализациях учимся бегать, прыгать, стрелять из лука, читать следы, слушать лес, и нам не грозит разучиться чему-то от смены специализации, а жрецы обращаются к стихиям, которые могут быть куда более капризны.

Выходит, Рэнф выбрал себе специализацию лекаря, но от моей «смерти», которую воспринял всерьёз, он впал в ярость, обратился к тьме и прикончил врага, невзирая на риск навсегда потерять способности целителя. Мда. Ещё раз повторюсь, странный он какой-то. Если он умеет так шикарно проклинать, вызывать каких-то тварей хрен знает откуда и убивать почти что одним взглядом, при этом только начав обучение, зачем он выбрал не шибко благодарную и намного более трудную стезю лекаря?

Что ж, по крайней мере, я не опасаюсь удара в спину. Если до сих пор только бесспорно крайний случай заставил жреца обратиться к тьме, значит, он твёрдо выбрал свет, а в свете он мне не страшен. Оставалось радоваться, что я ему не враг, иначе лежал бы давно бездыханным трупом, как этот напавший на нас укротитель.

- Нам пора отсюда уходить, - заключил я, очень медленно поднимаясь и морщась от боли в ноющих ранах. Рэнф, кажется, был удивлён тем, что мои расспросы так быстро закончились, но я не стал ему объяснять, что при виде его камня-амулета вспомнил случай из юности. Он был только рад, что легко отделался. Кивнув, он тоже поднялся, затем сосредоточился, и после минут трёх чтения какого-то заклинания по моему телу прокатилась тёплая волна исцеления. Раны подзажили, и я вздохнул свободнее.

- Райвера тоже, - я машинально отдавал питомцу и собственную энергию, но это имело свои ограничения, и лечить его нужно было куда основательнее. Рэнф проследил за моим взглядом и снова принялся читать заклинание, а я обшарил труп опасного врага, едва не прикончившего нас обоих. Взять у него, как оказалось, можно было только доспехи и меч, но я в латах, не имеющих кольчужной гибкости, буду неуклюжим, как манекен, а Рэнф попросту задохнётся от их веса, так что я оставил труп как есть. Нужно было уходить, пока на запах крови не слетелись падальщики со всей округи.

- Торопись, - я нервно огляделся и прощупал вниманием округу, но пока живых существ поблизости не было. Хорошо, что хоть стороны света я мог определить где угодно, нам надо было на север, в Болото Печали. Там будет таверна и можно будет купить перелёт, я уже начал забывать, каково это - путешествовать без страшного риска для жизни, с возможностью отоспаться и отогреться в нормальных домах, но раскисать сейчас было смертельно опасно.

Конец третьей главы

Уже потемнело, я неподалеку выкопал маленькую могилку для Райвера. - Все еще не могу поверить, что тебя нет, дружище...

Я не заметил как снова по лицу текли слезы. - Не нужно было меня защищать, я бы и сам справился...

С какой-то стороны я начинал винить Рэнфа, но винить в том, что он долго читает заклинания, я не мог. Также Райвер ушел от той гиены, спасая меня, и гиена, видимо, перекинулась на него, он тоже был занят.

- Зря я звал тебя, зря... Я слишком слаб, мы слишком слабы. Эти чертовы земли, будь все проклято!

Дальше

Я не заметил, как подошёл Рэнф и начал смотреть на меня сочувствующим лицом. Он просто встал рядом и молчал.

-Saala...

Наверное он чувствовал вину, что не смог помочь, но я лишь положил ему руку на плечо:

- Не вини себя в этом. Ты делал все, что мог.

Мы не стали ждать и оплакивать, мы хотели наконец выбраться из этих чертовых земель. Мы отправились в путь.

Конец третьей главы

Я открываю глаза и в ужасе смотрю на Райвера, прикрывшего своим телом меня...

Дальше

-РАЙВЕЕР!! - Я в ужасе выкрикиваю его имя, будто это как-то спасет ситуацию...

В голове каша... Не могу понять, что происходит...

-РЭНФ!!! ГДЕ ТЫ? ЛЕЧИ РАЙВЕРА!!!

Я все еще не могу поверить увиденному, и не хочу верить...

-ВЫЛЕЧИ ЕГО, ЧЕРТ ТЕБЯ ДЕРИ!!!

...............

Дальше

Уже были слышны звуки как острие всей силой вонзилось в плоть, но я ничего не почувствовал... Все было так безболезнено?...

Дальше

Лишь подумав о Райвере, я за одну секунду понял, что тот не рядом, и по позвоночнику скользнул холодок страха. Этот укротитель слишком умён, он заставил свою гончую отступать от нас и увести с собой Райвера, а тот увлёкся схваткой, и теперь он был слишком далеко, чтобы успеть помочь, где-то за холмами в четверти мили отсюда. Моей ментальной связи с ним это не мешало, и я позвал его, отчаянно рявкнув про себя «ко мне!!», но я чувствовал, что он был ранен.

-Райвер, ко мне! - я попробовал снова его призвать, я чувствовал, что он сильно ранен, но, несмотря на это, бежал ко мне со всех сил.

Тем временем демон повалил меня на землю, передо мной пролетела вся жизнь... Как я впервые взял лук в руки, мои первые успехи в охотничьем деле, как я нашел маленького и испуганного Райвера...

Дальше

Я попробовал нанести прямой удар, но не получилось:

Я нанес удар, но он ничего не почувствовал. - это было бесполезно, я не успел отойти назад и он схватил меня за шею.

Мне становилось тяжело дышать, Рэнф и Райвер были далеко...

Вы умерли

После десяти долгих минут боя, больше похожих на танец увёрток и отскоков, я понял, что вот это уже было очень, очень серьёзно. Он был сильным, этот укротитель, закованный в тяжёлые латные доспехи, и сквозь узкие щели в шлеме не было видно ни малейшего отблеска, словно на меня напала сама тьма. Если бы его не нервировали те стрелы, что я успел в него всадить до сокращения дистанции, я бы вообще подумал, что он неуязвим, но он успел немного ослабеть, и я видел, как в прорезях доспехов из ран от стрел сочится чёрная вязкая жидкость. Однако два взмаха его большого зазубренного меча - и я уже кубарем качусь по пыльным камням, вскрикивая от боли, укротитель быстр и почти сразу же наносит следующий удар. Если бы я не успел более-менее освоить прыжок назад, так называемый отрыв, я был бы, наверно, уже мёртв, меня и так шатало от слабости, да ещё и дурная ночь не прошла даром. Рэнфу нужно время читать заклинания, значит, придётся заставить Райвера пометаться между гончей и этим типом в латах...

Дальше

Я идиот. Проверил только присутствие животных. А ведь ещё у лагеря я выяснял, что некоторые гиены были приручены враждебными ко всему миру укротителями, надо было проверить и других живых существ тоже!

Сокрушаться поздно, укротитель заметил добычу, вытащил из ножен здоровенный меч и мерными шагами двинулся на нас. Отдав команду Райверу сцепиться с гиеной, чтобы не открывать два фронта, я сдёрнул со спины лук и, пользуясь медленными шагами врага, всадил в него столько стрел, сколько только смог. Видимых повреждений это ему не нанесло, многие стрелы просто отскакивали от слишком крепкой брони, но всё же его шаги стали чуть более быстрыми и нервными.

Нанести удар еще раз

Обороняться

Звать Райвера на помощь

Игра, основанная на вселенной Варкрафт.

Escape from

ParadiceD