Авторизация
×

Логин (e-mail)

Пароль

Интерактивные истории, текстовые игры и квесты
Гиперкнига

Библиотека    Блог

Посетите наш новый сайт AXMA.INFO

Запустить

— Впе-ред! Впе-ред! — скандировали ученики, окружившие нас с Дэниэлом в столовой.

Мы запрыгнули на столы и воображали, будто у нас в руках настоящие шпаги. Этот поединок должен был определить того, кто станет старостой класса. К тому же, победитель обречен получить венец славы и хитрые взгляды девчонок.

— Давай же. Хватит тянуть время! — крикнул мне Дэни.

— Слушаюсь, ваше высочество, — я изобразил подобие поклона, вскинул левую руку и разбил о свою голову сырое яйцо.

Желток растекся по моим волосам и заляпал одежду, скатился на лицо. Я выпрямился и все вокруг засмеялись.

— Вот же придурок. Я не думал, что у тебя хватит смелости на такую глупость, — Дэниэл заключил со мной сделку до начала уроков: мы оба разбиваем себе яйцо о голову и тогда победит дружба.

Мне не было обидно из-за того, что все смеялись надо мной или моей выходкой. Мне было обидно, что мой лучший друг выставил меня перед всеми дурачком, а потом был выбран старостой класса. Он был гораздо большим раздолбаем, чем я, и стал старостой только для того, чтобы позлить меня.

Далее

— Ну. Я не обожаю призраков так, как ты, но мне определенно нравится мысль о том, что после смерти может быть что-то иное, — я пожал плечами.

— Тогда слушай: она не просто умерла, ее убили! Причем специально убили, чтобы... — Мэри начала говорить и закончила только под вечер.

Моя голова раскалывалась, а она выглядела неимоверно счастливой.

— Я больше никогда не буду обсуждать с тобой Гарри Поттера, — проворчал я, чувствуя, что мне надо пойти домой и завалиться спать. — Слишком много информации за один день.

— Да брось ты. Просто прочитай книгу, а остальные я тебе сразу же дам! — она улыбнулась.

— Если бы ты была моей женой, я бы помер от звона в ушах.

— Что?

— Что..?

Я пришел домой.

— Как прошел день, дорогой? — спросила меня мама, когда я прошел на кухню и сел за стол.

— Ничего, мам. Просто мне нужно подумать. Я поужинаю позже, ладно?

— Хорошо, только обязательно поужинай!

Я ушел в свою комнату и завалился на кровать. Уроки делать не хотелось, в настольные игры играть в одиночку – тоже. Я позвонил с настольного телефона Дэниэлу, но он не взял трубку.

— Ну и что мне теперь делать? — я перебрался за стол и принялся делать зарисовку. В моменты грусти или отчаяния я всегда избавлялся от неприятных чувств через рисование. Чаще всего негативные рисунки отправлялись после этого в мусорное ведро.

Когда я вернулся к реальности, на рисунке оказалась Мэри. Выглядела она тоскливо и испуганно. Из ее глаза текла слеза. Я вздрогнул и холод обнял меня. Я кинулся к телефону и внезапно осознал, что не знаю ее номера.

— Вот же идиот! Столько времени общаться с девчонкой и не взять ее номер телефона? Ну, конечно, Пит Ларсен, только ты у нас такой гений! — злился я на себя.

Взяв карандаш, я со злостью всадил его в обои в стене. Я оторвал их в том месте, где была дырка от карандаша, и замер. За обоями была доска из черного дерева, мерцающая синим цветом. Я прикоснулся к ней, но моя рука прошла насквозь.

Далее

Я не спал всю ночь, боясь прикоснуться к стене вновь. Может, я нахожусь в полудреме и мне все это снится? Очень на это надеюсь.

Первым делом утром я помчался в школу. Я приехал туда за два часа до начала уроков и с нетерпением ждал появления Мэри. Она была единственным другом, с которым я мог поделиться чем-то настолько волнующим и странным.

— Пит? Ты чего здесь так рано? — я обнаружил рядом с собой Дэниэла. Он изменился. Выглядел намного лучше, чем до того, как получил пост старосты.

— Ничего. Просто жду кое-кого.

— Явно не меня. Мы давно никуда не выходили, может, погуляем на выходных? Или в настолки поиграем?

— Не хочу, — я отвернулся от него. Помощь Дэни сейчас мне требовалась меньше всего. Не хватало еще, чтобы лучший друг счел меня психом.

— Ну, ладно. Когда прекратишь сходить с ума, набери меня, и мы куда-нибудь сходим.

— Ага.

Я проводил его взглядом в спину. Иногда мне казалось, что Мэри встала между нашей дружбой. Иногда, что я сам поставил себя в неловкое положение в той битве в столовой, и наша с Дэни шутка превратилась в пропасть между нами.

— Проснись, Пит, — я услышал голос Мэри и поднял голову со спинки лавки, на которой сидел.

— А, привет, — я сонно улыбнулся и попытался сесть как можно более непринужденно.

— Ты сегодня рано. У тебя все в порядке?

— Да! — моя широкая улыбка вдруг сползла с лица. Я понял, что чувствую себя совершенно беззащитным. — Нет. Я не в порядке. Вчера дома я нашел какую-то странную мерцающую штуку. Ты же...ты же интересуешься привидениями и мистикой. Может, это как-то связано с ними?

Мэри удивленно смотрела на меня. Мое обеспокоенное лицо подкупило ее.

— Что тебя волнует? Подумаешь, мерцающая фигня. Мы ведь общаемся и учимся в школе. Здесь все реально.

— Хочешь, докажу? — с прищуром спросил я, уверенный в том, что увиденное мной тоже было реально.

Мэри кивнула головой.

Обнять

Взять за руку

— Что тебя волнует? Подумаешь, мерцающая фигня. Мы ведь общаемся и учимся в школе. Здесь все реально. Хочешь, докажу?

Я кивнул головой.

Мэри погладила меня рукой по щеке

Мэри поцеловала меня

Я собрался с духом и обнял Мэри. Мне показалось, что я прошел сквозь нее.

— И что? Это весь твой великий план? Если хотел просто пообниматься, так бы и сказал! — возмутилась Мэри.

Я посмотрел на нее и обнаружил, что мы обнимаемся как нормальные люди. Она может держать меня.

Неужели показалось..?

— Ладно, дурачок. Пойдем поедим чего-нибудь, — Мэри подмигнула мне и мы пошли в сторону столовой.

По всей школе из динамиков раздался резкий писк. Ученики прикрыли уши. Писк прекратился и послышался голос заместителя директора:

— Уважаемые ученики. Сегодня памятный день, поэтому вам необходимо проследовать в спортзал. Это мероприятие строго обязательно для всех. Если я увижу лоботрясов, которые прогуляют, вы будете наказаны!

— Какой сегодня день? — Спросил я.

— Двенадцатое ноября. А что?

Озвученная Мэри дата начала крутиться в моей голове как волчок. Смутные воспоминания начали просачиваться ко мне в разум, словно кто-то приоткрыл ящик пандоры.

Вспомнить

Мэри погладила меня рукой по щеке и мне стало спокойнее.

— Спасибо. Ты всегда знаешь, как утешить, — я улыбнулся и мы двинулись к школе. — Я уверен, что все нормально.

— Я тоже, — Мэри взяла меня за руку и мы зашли в школьные коридоры.

Когда мы зашли в школу, что-то во мне изменилось. В голове зазвенело и я схватился за уши.

— Что с тобой?

— Не знаю.

Стоило мне ответить, как по всей школе из динамиков раздался резкий писк. Ученики прикрыли уши. Писк прекратился и послышался голос заместителя директора:

— Уважаемые ученики. Сегодня памятный день, поэтому вам необходимо проследовать в спортзал. Это мероприятие строго обязательно для всех. Если я увижу лоботрясов, которые прогуляют, вы будете наказаны!

— Что за день такой? — спросил я.

— Понятия не имею. Видимо, что–то случилось. Я ведь тут первый год учусь.

Мы зашли за всеми в спортзал и заняли места поближе к выходу, чтобы потом опередить толпу.

— Сейчас с вами будет говорить директор, поэтому тишина! — прикрикнула на нас учительница, но это не помогло.

За кафедру встал высокий мужчина с сединой в волосах. Он выглядел хорошо, но его глаза смотрели на всех нас устало.

— Меня зовут Дэниэл Стайн и я работаю здесь директором уже тридцать лет, — сказал он.

Во мне все перевернулось. Я почувствовал приступ тошноты из-за волнения, но сдержался.

— Что с тобой? — шепотом спросила Мэри.

— Ничего. Разве директор не Ада Браун?

— Нет. Мистер Стайн здесь уже давно. Он только что сказал, что работает здесь тридцать лет.

Мне стало трудно дышать. Я оглядел учеников вокруг. Все мои знакомые испарились. Эти дети были мне незнакомы. Они носили странную одежду и сидели с какими-то непонятными технологиями в руках. У Мэри тоже была такая, но раньше я этого не замечал.

— Пятьдесят лет назад, когда мне было столько же, сколько и вам, мой лучший друг Питер Ларсен погиб. Он упал с моста и расшибся об воду. Это случилось двенадцатого ноября тысяча девятьсот шестьдесят шестого года. Вот уже тридцать лет официально двенадцатое ноября считается в нашей школе траурным, поэтому сегодня занятия отменяются.

Вспомнить

Я взял ее за руку. Некоторое время Мэри смотрела на меня, не моргая. Наконец, она решилась заговорить:

— Я ничего не чувствую, — сказала она.

— Видишь! Я говорил, — сначала я обрадовался тому, что выиграл наш небольшой спор, но позже до меня дошло, что радоваться-то нечему.

«Получается, я – привидение?»

— Блин, это же нереально...

— Я ничего не чувствую не поэтому, — Мэри привстала на носочки и потянулась ко мне.

Мэри поцеловала меня. Наши губы соприкоснулись и я смог почувствовать ее тепло. Впервые я целовался с девушкой. К тому же, не я был инициатором, а она.

— Видишь? С тобой все в порядке, — Мэри улыбнулась и моя глуповатая ухмылка снова вылезла на поверхность.

— Ты права. Это было классно, — уверен, если бы здесь был Дэни, он бы сказал, что я сияю от счастья. На мгновение мне даже показалось, что вокруг нас с Мэри никого нет, и весь город замер в ожидании начала нового этапа в моей жизни.

— Я придумала кое-что, что поможет мне окончательно убедить тебя в твоем существовании.

— И что же это?

— Пойдем после уроков ко мне домой. Познакомишься с моими родителями и они подтвердят, что ты реален.

Я закашлялся. Не каждый день девушка целует тебя, да еще и зовет в гости познакомиться с родителями.

— Ладно.

Далее

— Я нервничаю. Вдруг я им не понравлюсь и нам запретят встречаться? А потом мы станем Ромео и Джульеттой, — я переминался с ноги на ногу.

— Перестань волноваться. Они тебя еще даже не видели. И еще: моя мама очень сытно готовит, так что ешь всего понемногу, — Мэри позвонила в дверной звонок.

Дверь открыла высокая красивая женщина. Мэри напоминала ее, но, видимо, больше пошла в отца.

— Привет, мам!

— Привет, солнышко.

— Здравствуйте, миссис Стоун. Мэри на вас очень похожа! — выпалил я.

Миссис Стоун улыбнулась и впустила нас внутрь. Мэри провела меня в ванную комнату и там я смог свободно выдохнуть.

— У меня чуть пот со лба не скатился, — пожаловался я, вытирая руки полотенцем.

— Все нормально, — Мэри взяла меня за руку и я посмотрел на нее. — Я всегда буду рядом, так что просто хватай мою руку под столом и не переживай.

— Спасибо, — я успокоился и мы прошли на кухню. Я занял место, а Мэри отправилась помогать миссис Стоун.

Они расставили на столе по три тарелки, три вилки и три чашки.

— Мам, у нас же гость! — возмутилась Мэри и поставила передо мной сервиз.

— Какой гость? — спросила ее мама.

— Я тебе о нем рассказывала. Это Пит Ларсен. Мы с ним дружим уже несколько месяцев. И он... — Мэри не успела договорить, так как ее мать прервала ее.

— Он же еще не пришел, не торопись.

— Как это...он вот здесь! — Мэри указала обеими руками на меня. Миссис Стоун проследила взглядом за руками дочери, затем обеспокоенно посмотрела на нее.

У меня засосало под ложечкой.

— Как ты сказала его зовут? Его полное имя?

— Питер Ларсен.

Миссис Стоун побледнела и присела на край подоконника.

— Мэри, солнышко. Этого быть не может. В этом городе жил только один Питер Ларсен и он умер.

Далее

— Как это умер? — Мэри перешла на крик. — Я поцеловала его сегодня! Я влюбилась в него, мама! Что значит, он умер?!

— Мэри, тише. Давай пройдем в папин кабинет и я тебе обо всем расскажу. Видимо, этот мальчик просто обманывает тебя и использует чужое имя.

Мэри посмотрела на меня, а я сидел как вкопанный. Я не знал, что ей ответить. Мысли в голове сворачивались в бараний рог. С трудом поднявшись, я последовал за Стоунами наверх.

Мэри сидела на кожаном диване, а миссис Стоун искала что-то посреди книг.

— Вот! Нашла, — она отдала Мэри старую вырезку из газеты. Зеленоглазка посмотрела на меня.

— Двенадцатого ноября тысяча девятьсот шестьдесят шестого года пятнадцатилетний Питер Ларсен был найден мертвым в реке. Полиция установила, что мальчик упал с моста и разбился об воду. Следствие все еще занимается выяснением всех обстоятельств. Возможно, подросток покончил с собой из-за того, что в школе его подвергали унижениям, а дома не замечали. Мы обязательно раскроем все детали дела, как только они станут известны, — Мэри закончила чтение и посмотрела на меня.

Я...это был я? Прыгнувший с моста подросток из газеты? Я не замечал, что слезы сами льются из глаз.

Далее

12 ноября 1966 года

— Впе-ред! Впе-ред! — скандировали ученики, окружившие нас с Дэниэлом в столовой.

Мы запрыгнули на столы и воображали, будто у нас в руках настоящие шпаги. Этот поединок должен был определить того, кто станет старостой класса. К тому же, победитель обречен получить венец славы и хитрые взгляды девчонок.

— Давай же. Хватит тянуть время! — крикнул мне Дэни.

— Слушаюсь, ваше высочество, — я изобразил подобие поклона, вскинул левую руку и разбил о свою голову сырое яйцо.

Желток растекся по моим волосам и заляпал одежду, скатился на лицо. Я выпрямился и все вокруг засмеялись.

— Вот же придурок. Я не думал, что у тебя хватит смелость на такую глупость, — Дэниэл заключил со мной сделку до начала уроков: мы оба разбиваем себе яйцо о голову и тогда победит дружба.

Мне не было обидно из–за того, что все смеялись надо мной или моей выходкой. Мне было обидно, что мой лучший друг выставил меня перед всеми дурачком, а потом был выбран старостой класса. Он был гораздо большим раздолбаем, чем я, и стал старостой только для того, чтобы позлить меня.

Сначала я заметил белый помпон ее шапки, затем саму шапку – она была гранатово-красной. Я прятал свою в рюкзаке, чтобы никто не узнал, что я все еще боюсь маминого гнева. Ее зеленые глаза пронзили меня насквозь. Такой красивый оттенок был только у Майи Чендлерс. Я сходил по ней с ума, постоянно делал зарисовки в блокноте и периодически подкидывал ей анонимные записки с признаниями в любви.

❤ М а й я ❤

...когда ее имя произносили поблизости, я видел каждую букву парящей в воздухе с сердечками и крылышками.

Я не рискнул подойти к Майе и поздороваться, потому что казался себе парнем-неудачником – тем, кто явно не из ее лиги. Разочарованный в самом себе, я пошел домой длинной дорогой. Я хотел побыть со своими мыслями наедине до того, как мама все испортит своими вопросами о том, как прошел мой день.

Я остановился передохнуть на мосту, который помогал людям переходить бурную реку.

— Представляю, насколько там внизу холодная вода... — пробормотал я себе под нос, потом достал из рюкзака блокнот с карандашом и стал рисовать.

Я хорошо запоминал лица и в этот раз хотел сделать самый лучший рисунок. Уже начало темнеть, когда я закончил рисунок. Это был мой лучший портрет Майи.

— Так-то! Выкусите! — я оторвал листок из блокнота и вскинул руку с ним вверх. Внезапный порыв ветра украл у меня портрет Майи и листок плавно опустился на балку моста. — Блин!

Я испугался, что листок упадет с моста и попадет в реку. Портрет намокнет и я больше никогда не увижу этой красоты, не смогу подарить Майе с предложением встречаться. Я бросил рюкзак на землю и полез вниз. Ветер никак не унимался. Я потянулся вниз, держась одной рукой за балку. До листка оставалось совсем чуть-чуть.

— Ну же! — и моя рука соскользнула. Я упал, почувствовал ледяное дыхание воды и жуткую боль.

— Все было не так, Мэри. Я не прыгал с моста. Это был несчастный случай. Теперь я помню, — я спрятал лицо в ладонях, а потом осмотрел кабинет вокруг себя. На стене висела семейная фотография.

Я узнал ее глаза. На меня смотрела Майя Чендлерс, только уже седая и покрытая морщинами. Ее руки лежали на плечах маленькой Мэри. Я влюбился во внучку той, кого любил пятьдесят лет назад. У кого-то сверху есть ирония.

— Тебе пора уходить, Пит, — послышался незнакомый голос. — Теперь ты очнулся и можешь присоединиться к своей семье.

Я посмотрел на Мэри. Она все еще была в шоке от произошедшего и плакала маме в плечо. Лучше всего было бы оставить ее в покое. Но мое сердце ныло от тоски по ней, которую я уже начал ощущать.

Уйти

Остаться

— Все было не так, Мэри. Я не прыгал с моста. Это был несчастный случай. Теперь я помню, — я провел руками по лицу, а потом посмотрел на Мэри.

Она смотрела на меня огромными глазами. Будто призрака увидела...

— Тебе пора уходить, Пит, — послышался незнакомый голос. — Теперь ты очнулся и можешь присоединиться к своей семье.

Лучше всего было бы оставить Мэри в покое. Но я не хотел терять друга, которого приобрел, и с которым стал впервые общаться по-настоящему вопреки своей нелепой смерти.

Уйти

Остаться

12 ноября 1966 года

— Впе-ред! Впе-ред! — скандировали ученики, окружившие нас с Дэниэлом в столовой.

Мы запрыгнули на столы и воображали, будто у нас в руках настоящие шпаги. Этот поединок должен был определить того, кто станет старостой класса. К тому же, победитель обречен получить венец славы и хитрые взгляды девчонок.

— Давай же. Хватит тянуть время! — крикнул мне Дэни.

— Слушаюсь, ваше высочество, — я изобразил подобие поклона, вскинул левую руку и разбил о свою голову сырое яйцо.

Желток растекся по моим волосам и заляпал одежду, скатился на лицо. Я выпрямился и все вокруг засмеялись.

— Вот же придурок. Я не думал, что у тебя хватит смелость на такую глупость, — Дэниэл заключил со мной сделку до начала уроков: мы оба разбиваем себе яйцо о голову и тогда победит дружба.

Мне не было обидно из–за того, что все смеялись надо мной или моей выходкой. Мне было обидно, что мой лучший друг выставил меня перед всеми дурачком, а потом был выбран старостой класса. Он был гораздо большим раздолбаем, чем я, и стал старостой только для того, чтобы позлить меня.

Сначала я заметил белый помпон ее шапки, затем саму шапку – она была гранатово-красной. Я прятал свою в рюкзаке, чтобы никто не узнал, что я все еще боюсь маминого гнева. Ее зеленые глаза пронзили меня насквозь. Такой красивый оттенок был только у Майи Чендлерс. Я сходил по ней с ума, постоянно делал зарисовки в блокноте и периодически подкидывал ей анонимные записки с признаниями в любви.

❤ М а й я ❤...

когда ее имя произносили поблизости, я видел каждую букву парящей в воздухе с сердечками и крылышками.

Я не рискнул подойти к Майе и поздороваться, потому что казался себе парнем-неудачником – тем, кто явно не из ее лиги. Разочарованный в самом себе, я пошел домой длинной дорогой. Я хотел побыть со своими мыслями наедине до того, как мама все испортит своими вопросами о том, как прошел мой день.

Я остановился передохнуть на мосту, который помогал людям переходить бурную реку.

— Представляю, насколько там внизу холодная вода... — пробормотал я себе под нос, потом достал из рюкзака блокнот с карандашом и стал рисовать.

Я хорошо запоминал лица и в этот раз хотел сделать самый лучший рисунок. Уже начало темнеть, когда я закончил рисунок. Это был мой лучший портрет Майи.

— Так-то! Выкусите! — я оторвал листок из блокнота и вскинул руку с ним вверх. Внезапный порыв ветра украл у меня портрет Майи и листок плавно опустился на балку моста. — Блин!

Я испугался, что листок упадет с моста и попадет в реку. Портрет намокнет и я больше никогда не увижу этой красоты, не смогу подарить Майе с предложением встречаться. Я бросил рюкзак на землю и полез вниз. Ветер никак не унимался. Я потянулся вниз, держась одной рукой за балку. До листка оставалось совсем чуть-чуть.

— Ну же! — и моя рука соскользнула. Я упал, почувствовал ледяное дыхание воды и жуткую боль.

Я посмотрел на Мэри. Она, ничего не подозревая, направлялась в сторону спортзала.

— Тебе пора уходить, Пит, — послышался незнакомый голос. — Теперь ты очнулся и можешь присоединиться к своей семье.

Лучше всего было бы оставить Мэри в покое. Но я не хотел терять друга, которого приобрел, и с которым стал впервые общаться по-настоящему вопреки своей нелепой смерти.

Уйти

Остаться

— Ты не видел зеленоглазку?

— Кого?

— Да, блин, тут же приезжала новая девочка! В красной шапке с белым помпоном! — я разозлился на Дэниэла и стукнул кулаком по парте.

— Псих ненормальный. Не было никаких новичков в последнее время. Ты что, залез в папин шкаф?

Я покачал головой и вздохнул. В последнее время та странная девочка, имени которой я даже не узнал, так и не появлялась. Может, она перевелась в другую школу? Но я ведь еще с ней не познакомился.

Каждый день дома я смотрел на свое отражение и понимал, что поступил неправильно. Я должен был тогда вступиться за нее и все бы обернулось совсем иначе.

В сердце словно образовалась черная дыра и засасывала туда все хорошие воспоминания. В конце концов я начал рисовать ту сцену у себя в голове месяц за месяцем, неделю за неделей, день за днем. Я не мог успокоиться и простить себя, поэтому вскоре перестал посещать школу и потерял ориентацию во времени.

Все, о чем я мог думать, сводилось к той странной девочке.

К о н е ц

— Мэри, — я поймал ее за руку. — Давай не пойдем, а? Наверняка директор будет растягивать речь и мы будем вынуждены слушать эту нудятину.

— Но нам же тогда попадет?

— Подумаешь! Попадет только в том случае, если нас поймают. А так я знаю пару мест, где можно укрыться.

— Ну...ладно. Раньше я никогда этого не делала, но почему бы и нет! — Мэри улыбнулась мне.

Я почувствовал себя эгоистичным засранцем, но от ее согласия мне стало легче. Я не хочу знать, что находится на той стороне. Все это никогда не имело для меня значения.

Мэри не знает, кто я или что я, но когда-нибудь я скажу ей об этом. А пока...пока пусть спит спокойно. Я всего лишь хочу остаться со своим другом и провести с ней как можно больше времени.

Теперь я вижу, что мир вокруг совсем другой: люди пользуются заумной техникой, читают книги через странные приборы. У каждого на столе есть компьютер, а достать любой хлам можно чуть ли не бесплатно через пару-другую веб-сайтов. Мэри приходится многое мне объяснять, но я быстро учусь.

К о н е ц

Решив изобразить из себя крутого парня, я прошел мимо девчонки.

— Эй, ты не обижайся там, лады? — Дэни нагнал меня и хлопнул по затылку. От неожиданности у меня зазвенело в ушах.

— Посмотрим, — проворчал я, стараясь не смотреть на друга.

Я никогда не мог долго сердиться на него, ведь мы дружили чуть ли не с пеленок. Когда нам обоим было по четыре года, мы дружно съели грязь. Последующие истерики наших мам и продолжительная диарея дала нам обоим важный урок: никогда не связывайся с грязью. И не ешь ее.

— А как зовут ту новенькую? — спросил я, оглянувшись назад.

— Какую? — Дэниэл с интересом проследил за моим взглядом.

— Ну с белым помпоном и красной шапкой.

— Я никого не видел.

— Не обращай внимания.

Далее

При жизни я был уверен, что мертвым нет до нас никакого дела. Думал, что не стал бы наблюдать за живыми, став призраком. Ведь есть множество более интересных вещей. Например, исследовать глубины океана, не боясь задохнуться или быть проглоченным гигантским китом; или спуститься к ядру Земли и увидеть его своими глазами.

Я был таким же мечтателем, каким сейчас была Мэри. Но я не мог позволить своим отмирающим чувствам помешать ей жить. Я выбрал неизвестность, чтобы Мэри забыла меня, и не выставляла себя ненормальной перед собственной матерью.

— Прощай, Мэри, — тихо прошептал я, и покинул ее. Теперь все вокруг было совсем другим.

Я видел людей и предметы, которых никогда прежде не встречал. Так много всего изменилось за пятьдесят лет. Я умер, но застрял между мирами. И этому нужно положить конец.

— Эй, голос. Покажешь мне как добраться до той стороны?

— Конечно. Иди туда, где кончается солнце.

К о н е ц

— Мэри, я...

— Не уходи! — она вцепилась в мою руку и я почувствовал ее дро, — не уходи. Иначе одна я точно сойду с ума! Как мне теперь с этим жить? — шептала Мэри.

— Я никуда и не собираюсь. Я хочу навсегда остаться с тобой. Мы будем дружить вечно, — я никогда не был романтиком при жизни, но сейчас слова буквально лились из меня подобно лаве из вулкана.

— Хорошо. Хорошо...ты же расскажешь мне, как все произошло?

— Конечно. Я не хочу ничего от тебя скрывать. Тем более теперь, когда мне все стало известно о своей прошлой жизни.

Мы остались друзьями. Теперь читать Гарри Поттера мне стало намного легче: раньше меня сдерживало то время, в котором я застрял. Теперь мы с Мэри то и дело собирались, чтобы прочитать все книги из серии.

Я учился в школе вместе с ней, хоть меня никто и не видел. Я решил получать знания любым доступным способом. Меня привлекла философия и я начал думать, что воображаемые друзья это не так уж плохо. Раньше я считал, что ни один призрак не останется после смерти смотреть на людей, но я ошибался.

Я сам стал тем, кем думал, что никогда не стану.

К о н е ц

Leem

Странная Мэри

— Привет! — я помахал ей рукой и зеленоглазка вздрогнула от неожиданности.

Улыбнувшись, я подошел к ней и присел рядом.

— Я тебя здесь раньше не видел.

— Ну, меня здесь раньше и не было, — она пожала плечами и стала складывать вещи в рюкзак. Она поднялась со ступенек, закинув его на плечо.

— Подожди, не собирайся так быстро! Я всего лишь хочу подружиться с тобой. Я Пит! — я протянул ей руку и новенькая окинула меня странным взглядом.

Что-то словно заставило ее передумать и она пожала мою руку.

— Я Мэри.

— Красивое имя.

Мэри долго смотрела мне в глаза и, наконец, решилась спросить:

— Ты точно не из тех ребят, которые подкалывают меня? Я уже устала иметь дело с придурками.

Ее честность приятно удивила меня и я засмеялся.

— Нет, конечно. Просто ты показалась мне интересной и я решил с тобой познакомиться.

Мэри поправила шапку на голове и улыбнулась.

— Ладно. Я поверю тебе.

Еще никогда в жизни я не видел такой солнечной и искренней улыбки. В груди что-то защемило, но я списал эти ощущения на нервозность.

Далее

Школьные дни тянулись один за другим. Дэниэл стал старостой и теперь являлся главным авторитетом в нашем классе. Мы проводили с ним меньше времени вместе, поскольку теперь у него было много бумажной работы и появились новые друзья. Со временем все перестает быть похожим на то, что ты уже знаешь.

— Эй, ты что, красная шапочка? Хватит носить эту фигню, когда на улице жарища! — я услышал крики и обратил внимание на небольшую толпу мальчишек.

Они окружили зеленоглазку и кидали друг другу шапку.

— Ребята, отдайте! Мне ее бабушка связала! — крикнула девочка.

— Подумаешь! Еще свяжет, — парни засмеялись и я сжал руками поручень лестницы. Когда я видел несправедливость, мне всегда хотелось вмешаться, даже если преимущество не на моей стороне.

Пойти домой

Заступиться

Я хотел крикнуть, чтобы уроды отвалили от нее, но внезапно остыл. Их было четверо, а я один. Если сейчас полезу в драку, то меня превратят в котлету.

Ей же ничего не угрожает, верно? Они только шапку потреплют и вернут. Такие издевки всегда были и останутся в школе. Не обязательно вмешиваться в каждую маленькую склоку.

Сжав зубы, я отвернулся и пошел домой. Подумать только, я струсил!

— Как прошел день, дорогой? — спросила меня мама, когда я прошел на кухню и сел за стол.

— Знаешь...как-то не очень. Он мог бы быть гораздо лучше, если бы я не... — я запнулся, затем покачал головой. — Ничего. Забудь. Все хорошо.

Далее

Я решил, что не буду стоять в стороне. Быстро спустившись вниз по лестнице, я встал перед девчонкой.

— Эй, вы! Верните ей шапку. Кто вчетвером нападает на одну девочку? — возмутился я.

— Ты еще кто такой, мелкий?

Больше всего на свете я не любил, когда меня называли мелким. Мой рост не был маленьким, я выглядел как полагается в свои пятнадцать, но все почему–то считали, что я младше.

— Я Пит. Больше вам знать не надо, — я подбежал к тому, кто держал шапку зеленоглазки, вырвал ее. — Бежим! — схватив девчонку за руку, я побежал в сторону безопасного места.

— Спасибо! — крикнула она, но я не ответил, пока мы не удрали от хулиганов.

— Не стоит тебе одной ходить по школе. Найди подружек, — посоветовал я, когда смог привести дыхание в порядок.

— Я Мэри.

— Чего?

— Ну, твое имя я уже знаю, теперь ты узнаешь мое, — она пожала плечами и улыбнулась.

Я улыбнулся в ответ.

Так мы подружились с зеленоглазкой. Я стал проводить с ней больше времени, чем с Дэниэлом. Все равно он занят тем же, чем и остальные старосты класса. Хотел ответственности – пусть отвечает. А я лучше посижу здесь с новым другом, разделив с ней яблоко.

— Мне очень трудно сближаться с людьми, но с тобой все так просто, — призналась Мэри.

— Если бы не твоя шапка, мы бы так и не встретились, — подколол я ее.

— Значит, будем считать ее нашим особым предметом. Типа шляпы-распределителя в Гарри Поттере.

— Где? — удивился я.

— Ты не читал Гарри Поттера? Это же уникальная сага о волшебниках! — Мэри всплеснула руками и полезла в свой рюкзак. — Я как раз хотела перечитать первую часть, но, думаю, тебе она сейчас нужнее.

Я взял книгу в руки и осмотрел обложку. Она была совсем не похожа на то, что я привык видеть. У меня возникло какое-то странное отторгающее чувство.

— Ладно, я прочитаю ее. И потом скажу тебе. А ты уверена, что книги про волшебников интересные?

Мэри с укором посмотрела на меня и покачала головой.

— Сразу ясно, кому я буду таскать лучшие книги из своей коллекции. И ты не отвертишься!

Далее

— Ты прочитал Гарри Поттера? — набросилась на меня Мэри с расспросами, когда мы пришли в библиотеку.

— Еще нет. Я пытался начать, но мне почему–то было тяжело. Может, просто устал, — я пожал плечами. В последнее время на меня наваливалась смертельная усталость, словно я ночами не спал, а пахал где-то в шахтах. Руки и шея ныли настолько сильно, что мне не хотелось изображать из себя что-то, кроме бревна дома на кровати.

— Завязывай с этим и взбодрись, — Мэри протянула мне лимонад и я с радостью выпил его. — Теперь, когда ты пришел в себя, я хочу немного тебе поспойлерить.

— Что значит спойлер? — иногда Мэри казалась мне пришельцем из другого мира. Я не понимал многих вещей, о которых она говорила, но к счастью Мэри Стоун была терпеливым наставником и все мне объясняла.

— Когда ты читаешь книгу или смотришь фильм, а кто-то тебе рассказывает о том, что будет впереди.

— Зачем кому-то заниматься такой ерундой? — спросил я в негодовании.

— Обычно так делают, чтобы навредить впечатлениям намеренно. Но я просто хочу поделиться с тобой моими интересами. Разрешишь мне немного подпортить себе впечатление от книги?

Мне ничего не оставалось, как сдаться. Я шумно выдохнул и Мэри поняла, что я дал ей свое согласие.

— В общем, во второй книге появляется Плакса Миртл. Это персонаж-призрак. Она один из моих любимых героев во всей вселенной Гарри Поттера. Знаешь, почему?

— Не имею ни малейшего понятия.

— Она призрак! Я обожаю призраков!

Я поморщился. Когда Мэри охватывал энтузиазм, она становилась чрезмерно шумной.

Не поддерживать ее интерес к привидениям

Поддержать

Я ощутил страх. Ледяные пальцы ужаса прошлись по моему затылку и в помещении словно стало холодно. Покачав головой, я посмотрел на Мэри.

— Не могу разделить твоего энтузиазма, зеленоглазка. Призраки – жуткие твари. Я бы не хотел, чтобы из загробного мира на меня кто-то пялился. Что в них может быть хорошего?

Я ожидал, что Мэри разозлится на меня и мы разругаемся, но она лишь нахмурилась и подняла руку вверх.

— Так, смотри. Я буду перечислять плюсы быть призраком и загибать пальцы, ладно? — она не дала мне ответить и тут же продолжила. — Ты можешь исследовать мир столько, сколько душе угодно. У тебя не ограничено время и тебе не надо бояться смерти. Болезни не касаются призраков.

Она могла бы перечислять плюсы бесконечно, поэтому я прервал Мэри, подняв свою руку и начав загибать пальцы.

— Они не могут быть с семьей. Они теряют любимых людей. Вечная жизнь со временем становится проклятием. Призраков никто не видит. В чем же радость быть призраком, Мэри? Волшебство только в книгах.

Взгляд ее зеленых глаз заметно погрустнел. Она некоторое время молча буравила взглядом пол.

— Ну и ладно. Подумаешь! Мог бы просто сказать, что сверхъестественные вещи тебе не интересны, — надулась Мэри.

— Прости. Просто это действительно жутко. Как представлю, так в дрожь бросает.

— А-а-а! Значит, ты просто боишься! — Мэри подняла руки вверх и изобразила вампира. — Теперь я знаю, как буду пугать тебя на Хэллоуин!

— У тебя все равно не получится, — я покачал головой.

— Вот и узнаем.

Далее

Обычно новички появляются в школе в самом начале учебного года. Но странную девочку я заметил сейчас, в ноябре. Снег начал падать, но быстро таял.

Сначала я заметил белый помпон ее шапки, затем саму шапку – она была гранатово-красной. Я прятал свою в рюкзаке, чтобы никто не узнал, что я все еще боюсь маминого гнева.

Новенькая повернулась и ее зеленые глаза пронзили меня насквозь. Никогда не видел такого красивого оттенка.

Она продолжала пялиться на меня и я занервничал.

Пройти мимо

Поприветствовать

Я не захотел уходить. Я спал целых пятьдесят лет, делал одно и то же каждый день и ничего вокруг себя не замечал. Как бы эгоистично это не звучало, я хочу остаться рядом с Мэри.

— Я не уйду, голос. По крайней мере пока, — сообщил я ему.

— Смотри, не заиграйся. У нее тоже есть чувства! — предупредил меня некто из воздуха и рядом снова стало тихо.

Несколько дней спустя

— Ты – призрак...мне до сих пор трудно в это поверить. Ты же реален для меня. Я могу тебя трогать, целовать. Как это вообще возможно? — спрашивала Мэри, а я не знал, что ответить.

— Видимо, ты просто особенная. Не такая, как все.

— Я самая обыкновенная! Это ты здесь чудила! — засмеялась она.

Не знаю, что нас ждет в будущем, и ждет ли нас будущее вообще, но пока Мэри может быть рядом со мной, я буду рядом с ней.

К о н е ц

Дорогой читатель!

В данной истории не придется записывать предметы или слова. Можно расслабиться и начать чтение.

Концовок: 5.

Начать

В школе Пита появляется девочка по имени Мэри. Но никто, кроме него, не обращает на нее внимания.

Заново