Авторизация
×

Логин (e-mail)

Пароль

Интерактивные истории, текстовые игры и квесты
Гиперкнига

Библиотека    Блог

Посетите наш новый сайт AXMA.INFO

Запустить

«Судебный листок» любимая газета Блуда, где он читает о новых совершенных в Париже преступлениях и прочих гадостях. Раньше я работал в этой газете, благодаря чему мы с Блудом и познакомились. Впрочем, это уже другая история.

Дальше

Жорж Павленко, Эжен Бычков, Даниэль Мазаев

Фантазии капитана Блуда: Тайна африканского бумеранга

Я вернулся в деревню. Горы на севере и востоке, лес на юге и негры-людоеды на западе пока никуда не делись.

Я вернулся к своему дому. Солнце уже садилось, времени до начала оперы оставалось все меньше, и мне срочно следовало что-то предпринять.

На север

На запад

На юг

На восток

Осмотреться

Сесть и подумать

Я поднял веревку, которой негр был привязан к столбу.

Я поднял жгут, думаю я смогу найти ему полезное применение.

Дальше

Я долго смотрел на побелевшие кости, сгнившие крыши хижин, выгоревшее на солнце имущество и инструменты, но в голову мне так ничего и не приходило.

Я долго смотрел на улицы района Маре, полные евреев, лесбиянок и содомитов, размышляя как мне избежать оперы. Однако в голову ничего не приходило.

На север

На запад

На юг

На восток

Сесть и подумать

Неожиданно дверь распахнулась, по комнате распространился запах дешевых лекарств, и на пороге возник доктор Райхман.

– Здравствуйте Блуд, угадайте, зачем я сегодня к вам? – сказал он подмигивая.

– Нет-нет, – отвечал Блуд делая доктору какие-то знаки руками. – Уже вовсе ничего не нужно делать.

– А как же плановый обход моего дорогого пациента? – заулыбался доктор. – Откройте-ка рот, померяем температурку, да это просто потрясающе, у вас острая форма респираторного заболеваньица да-да, мужайтесь. Надеюсь, вы никуда не собирались, судя по вашему внешнему виду? Никак нельзя с таким респираторным заболеванием!

– Доктор, – сказал укоризненно Блуд. – Это вовсе уже не было нужно.

Показать доктору список симптомов умершего негра

Я вернулся в деревню. Горы на севере и востоке, лес на юге и негры-людоеды на западе пока никуда не делись.

Здесь горит разведенный мною костер.

Я был у себя дома. Деклассированные элементы к северу пока никуда не делись. К югу находилась аптека доктора Райхмана.

Ждать

Я вернулся в деревню. Горы на севере и востоке, лес на юге и негры-людоеды на западе пока никуда не делись.

Я был у себя дома. Деклассированные элементы к северу пока никуда не делись. К югу находилась аптека доктора Райхмана.

Идти на северо-восток

Отправиться на юг

Метнуть бумеранг вверхИскать полезные предметы

Разжечь огонь

Когда доктор закончил осмотр Блуда, я провожая его, протянул список симптомов.

– И все это вы нашли у Блуда? – удивился тот.

– К счастью нет, – ответил я. – Это симптомы одного из подозреваемых, дело об убийстве которого мы ведем. У вас есть какие-нибудь версии?

– Одна версия есть, – сказал доктор. – Ни одно заболевание не объясняет все симптомы, но оспа объясняет большинство из них, а сепсис и панофтальмит являются обычными осложнениями при оспе и объясняют остальные. Конечно, для нас с вами это было бы невозможно из-за гениальных прививок придуманных Эдуардом Дженнером, однако, – добавил доктор покосившись на бумеранг. – Если бы речь шла о австралийском аборигене или жителе дальних районов Трансильвании куда еще не добралась вакцинация...

– Или о негре-людоеде из отдаленных районов Африки! – перебил я доктора.

– Тогда я счел бы оспу наиболее вероятной причиной! – закончил доктор.

Что же произошло дальше

Блуд всей душой ненавидел доктора Райхмана, особенно за то, что иногда доктор пытался его лечить, впрочем и доктор кажется отвечал Блуду взаимностью. Надо сказать, неожиданный визит Райхмана меня чрезвычайно удивил, никогда раньше он еще не появлялся просто так.

– В общем, после того, как все негры были заражены, мне оставалось только ждать, – закончил Блуд. – И уже наутро, когда я проснулся, ветер переменился. Теперь он нес ко мне запах смерти и разложения, болезни и страха. Он шел со стороны негров. Я поднялся, выбора у меня не было, ногу натерли сапоги и ни одного бифштекса вокруг. Словом я пошел в сторону негров. Однако никто не бросил в меня копья, никто не выстрелил из лука. Только умирающие негры-людоеды корчились в муках вокруг.

Уже через час я вышел на дорогу, и встретил араба на осле следующего в Оран. Что же касается негров, то видимо они разнесли заразную оспу по всей стране, потому как больше про племена людоедов никто никогда не слышал. И во всем этом мне помог этот бумеранг.

– Великолепная история, – сказал я.

– Да уж, – ответил Блуд. – Кстати, мы опоздали в Оперу. Придется мне видимо принять сегодня двойную дозу опия. Впрочем, история стоила Оперы, не правда ли?

– Пожалуй да, Блуд, – ответил я. – Читателям будет жутко интересно узнать о ваших приключениях в Африке. А в Оперу сходим в другой раз.

Тут Блуд грустно застонал, и мотивируя это мигренью и подагрой, выставил меня за дверь.

Всем 456 неграм-людоедам погибшим от оспы было более 21 года.

Конец

– Так как же вы все-таки спаслись от людоедов? – поинтересовался я. – Просто бродили, сидели и ждали пока они станут цивилизованными людьми и проводят вас на пароход в Париж?

Блуд растерянно смотрел то на меня, то на бумеранг.

– Сдается мне, друг мой, – сказал я. – Вы просто придумали эту историю, чтоб не идти со мной в оперу. И доктор Райхман вам не поможет, а театр не повредит. Давайте уж собирайтесь и идемте, а то опоздаем.

Блуд тяжело вздохнул, но выбора не было. Я восторженно любовался всей той неохотой, с которой он спускался по лестнице и останавливал экипаж.

Однако стоило только мне сесть в экипаж, как к Блуду вдруг подошел небритый мужчина в черном, с перевязанным глазом, и ни говоря ни слова выстрелил ему в грудь. Капитан рухнул на землю, вскинув руки. Я бросился к нему.

– Доктора, доктора! – кричал я. – Позовите доктора Райхмана.

Но тут Блуд открыл глаза, распахнул плащ, и вытащил из-под плаща прострелянную Библию.

– Библия? – удивился я. – У вас? Откуда?

– Я хотел найти еще пару спорных мест чтоб разозлить Мириам, – прошептал Блуд, и глаза его засветились. – Но эта книга спасла мне жизнь...

– Только не говорите что вы вдруг уверовали в Бога, – сказал я, но тут глаза капитана закатились, и он потерял сознание.

– Скорее, помогите мне, – крикнул я извозчику, и мы вместе подняли Блуда наверх и уложили на кушетку.

– Позовите доктора, – сказал я Герде.

– Не надо доктора, – прошептал Блуд. – Позовите Мириам, друг мой, я хочу поговорить с ней.

Еще долго я стоял и смотрел на Блуда, прострелянную Библию, понимая что в Оперу нам сегодня уже не попасть, и кое-что с сегодняшнего дня будет совсем по-другому.

За время написания этой игры ни одна Библия не пострадала.

Конец

– Так как же вы все-таки спаслись от людоедов? – поинтересовался я. – Просто бродили, сидели и ждали пока они станут цивилизованными людьми и проводят вас на пароход в Париж?

Блуд растерянно смотрел то на меня, то на бумеранг.

– Сдается мне, друг мой, – сказал я. – Вы просто придумали эту историю, чтоб не идти со мной в оперу. И доктор Райхман вам не поможет, а театр не повредит. Давайте уж собирайтесь и идемте, а то опоздаем.

Блуд тяжело вздохнул, но выбора не было. Я восторженно любовался всей той неохотой, с которой он спускался по лестнице и останавливал экипаж.

Опера была прекрасна. Верди в очередной раз превзошел самого себя, и даже капитан Блуд нашел себе занятие, разглядывая груди барышень в соседней ложе в театральный бинокль на протяжении всего представления.

Благодаря двойной дозе морфия принятой в антракте, посещение Оперы не сказалось на психике капитана Блуда негативным образом.

Конец

Делать было нечего, и несмотря на малоразмерные сапоги я полез в горы. Поднявшись немного, я оказался на небольшом плато, окруженном со всех сторон стенами из гранита.

Подняться выше не было уже никакой возможности. Далеко внизу виднелась деревня, а дальше на запад, в высокой траве я заметил негров-людоедов с копьями и луками, поджидавших меня, но не решавшихся подойти к деревне. Ветер дул в их сторону, и они должны были чуять мой запах.

Здесь горит разведенный мною костер.

Вечерело, евреи справляли мессу, а большинство содомитов нашли себе более интересные занятия.

Я остановился у статуи святой Женевьевы, сделанной из гранита. Неподалеку без особой цели прогуливался небритый юноша с черной повязкой на глазу.

Ждать

Делать было нечего, и несмотря на малоразмерные сапоги я полез в горы. Поднявшись немного, я оказался на небольшом плато, окруженном со всех сторон стенами из гранита.

Подняться выше не было уже никакой возможности. Далеко внизу виднелась деревня, а дальше на запад, в высокой траве я заметил негров-людоедов с копьями и луками, поджидавших меня, но не решавшихся подойти к деревне. Ветер дул в их сторону, и они должны были чуять мой запах.

Вечерело, евреи справляли мессу, а большинство содомитов нашли себе более интересные занятия.

Я остановился у статуи святой Женевьевы, сделанной из гранита. Неподалеку без особой цели прогуливались двое небритых юношей в черном, оба с черной повязкой на левой глазу.

Вернуться

Метнуть бумеранг в гранит

Метнуть бумеранг в черных людей

Зажечь

Я нашел несколько предметов, которые можно бы было использовать. Лук без тетивы, копье и щит.

Также неподалеку я нашел тяжелый боевой африканский бумеранг.

Порывшись в квартире я нашел свою трубку для гашиша, шведские спички, старый пистолет и Библию.

Решив что все это может помочь мне избежать оперы, я рассовал все это по карманам.

Дальше

Кожа, черная как сама ночь, выдавала в человеке негра, типичного жителя африканского континента.

Кожа была покрыта рубцами, коркой, пустулами и гноящимися пузырьками, что вызвало у меня отвращение.

– Отвращение? У вас? – удивился я.

– Друг мой, – ответил Блуд. – Фраза «я с живым интересом осмотрел гноящееся тело негра» прозвучит недостаточно выразительно в ваших хрониках.

Штаны были из кожи какого-то неизвестного мне животного, черного как сама ночь. Они были новы и хороши, даже чисты, и пахло от них приятно, но вырез между ног меня несколько смущал.

– Пожалуй, от штанов я откажусь, – ответил я. – но, думаю, в районе Маре продать их будет вам нетрудно.

– У вас есть уважение к моим ранам? – спросил Иоанн, хватаясь за грудь. – Я был ранен на Крымской войне и теперь вынужден влачить жалкое существование!

Старьевщик тяжело вздохнул, взглянув на выражение моего лица.

– Может хотя бы осмотрите товары? – спросил он, показывая на наваленную на тележку груду ненужных вещей, напоминающих скорее останки. На вершине всего этого великолепия красовалась дохлая кошка.

останки

раны

Бумеранг взлетел высоко вверх и тут же вернулся обратно мне в руки.

Бумеранг ударился об потолок и упал вниз.

Дальше

Бумеранг ударился об кол, но тут же отскочил ко мне обратно, так что я едва смог его поймать.

Дальше

Бумеранг полетел в лес, но тут же прилетел ко мне обратно.

Бутылки и пузырьки со звоном повалились на пол. К счастью ничего не разбилось.

– Черт возьми, Блуд! – закричал доктор. – Идите играть на улицу! Я тут пытаюсь работать! Или вам не нужны новые наркотики?

Дальше

Бумеранг ударился в негра, заражаясь смертоносными спорами оспы, после чего прилетел мне назад в руки.

Доктор быстро нагнулся, не отрываясь от своих жидкостей, в результате чего бумеранг просвистел у него над головой и вернулся мне в руки.

Дальше

Бумеранг на бреющем полете напугал негров, но после вернулся ко мне в руки.

Бумеранг напугал молодчиков, и они тут же подошли ко мне поближе.

– Не хотите ли заработать 50 франков, господа? – спросил я.

– За 50 франков я продам свой второй глаз, – ответил один из головорезов. – Что от нас требуется? Надеюсь это законно?

– Абсолютно законно. Если примерно через полтора часа я выйду из дому, – объяснил я, передавая деньги и пистолет. – Вы должны подойти ко мне из-за угла и выстрелить в грудь. Не бойтесь, заряд холостой. Я притворюсь что ранен, вам же следует бежать. Если же через полтора часа я не появлюсь, можете оставить деньги себе.

Мы пожали друг другу руки. Работать с деловыми людьми всегда приятно.

Бумеранг полетел в сторону негров, орошая их смертоносными спорами, заражая оспой. Мне следовало только дождаться, пока оспа убьет негров.

Бумеранг напугал молодчиков, и они тут же подошли ко мне поближе.

– Не хотите ли заработать 50 франков, господа? – спросил я.

– За 50 франков я продам свой второй глаз, – ответил один из головорезов. – Что от нас требуется? Надеюсь это законно?

– Абсолютно законно. Если примерно через полтора часа я выйду из дому, – объяснил я, передавая деньги и пистолет. – Вы должны подойти ко мне из-за угла и выстрелить в грудь. Не бойтесь, заряд холостой. Я притворюсь что ранен, вам же следует бежать. Если же через полтора часа я не появлюсь, можете оставить деньги себе.

Мы пожали друг другу руки. Работать с деловыми людьми всегда приятно.

Бумеранг на бреющем полете напугал негров, но после вернулся ко мне в руки.

Один из молодчиков заговорщически подмигнул мне.

Бумеранг полетел в сторону негров, орошая их смертоносными спорами, заражая оспой. Мне следовало только дождаться, пока оспа убьет негров.

Один из молодчиков заговорщически подмигнул мне.

Дальше

Бумеранг громко ударился о гранитную скалу и высек из нее искры, после чего прилетел ко мне в руки.

Бумеранг со звоном ударился о статую святой Женевьевы, после чего отлетел мне в руки. Один из людей в черном посмотрел на меня одобрительно.

«Неужели анархисты?» – подумал я, «А с виду приличные люди!»

Дальше

Бумеранг пробил дыру в стене тростниковой хижины и вернулся мне в руки.

Дальше

– Друг мой, – сказал мне Блуд. – Если бы я отправился на запад, туземцы выскочили бы из-за деревьев, вооруженные копьями и щитами, луками и дубинами, с раскрашенными телами и боевыми криками, а я превратился бы в жаркое и не собирался бы сейчас с вами в театр.

– Ладно, ладно, – сказал я. – Что же произошло на самом деле?

В возбуждении я сунул голову под струю воды, надеясь поскорее замерзнуть и простудится, однако холодная вода лишь отрезвила меня, избавив от сладостной наркотической полудремы.

Я отряхнул мокрые волосы, случайно забрызгав при этом проходившего мимо раввина, который тут же огрел меня по голове Торой и выругал на иностранном языке, после чего мне пришлось поспешно ретироваться.

Что же произошло дальше

На западе меня подстерегали людоеды. Я немедленно вернулся.

На западе я все еще видел разъяренного раввина, рассказывающего о моих злодействах парню с накрашенными ногтями и двум ешиботникам.

Немедленно вернулся

В таинственном лесу царила мертвая тишина. Лишь мои кошачьи шаги и шуршание ветра нарушали ее.

Неожиданно я увидел за деревьями то, что заставило чаще колотиться сердце. Посреди поляны торчал кол, к которому были привязаны останки того, что было когда-то черным человеком

– Черным человеком! – воскликнул я.

– Да-да, черным человеком, – сказал Блуд. – Негром. Теперь его обнаженное тело было разорвано в клочья, страшные раны покрывали кожу.

Я подошел к полуслепому старьевщику Иоанну, катившему вперед свою тележку, полную полезных некогда в хозяйстве предметов, однако теперь сломанных, слишком старых, ненужных или просто непригодных в использовании.

– Хотите купить что-то, мосье Блуд? – спросил меня Иоанн. – Посмотрите на эти прелестные кожаные штаны?

– Они какие-то грязные, и фасон? Что это за вырез между ног?

– Зато это кожа, – сказал старьевщик, хватаясь за грудь. – Имейте уважение к ранам полученным мною во время Крымской войны! Хотя у меня есть и другие товары!

– Эти жалкие останки? – спросил я глядя на груду старья в тележке, надеясь сбить цену.

останки

раны

кожу

На юге я уже был.

У меня нет времени чтоб без толку бегать по Парижу. Скоро придется ехать в Оперу!

вернуться

Слишком поздно, я разобрался, что попал в края людоедов. Весь день я бежал и полз сквозь джунгли, прятался, путал следы. Однако оторваться от негров не удавалось. Только ночью миновав саванну, мне удалось немного отдохнуть. Теперь, утром, я не видел и не слышал своих преследователей, но сомневался что они оставили погоню – когда я вышел к деревне, негры наступали на пятки.

– К какой еще деревне? – прервал я Блуда.

– Не перебивайте! – осек меня Блуд. – Это была чрезвычайно странная деревня. За время своих странствий по Африке я видел немало опустошенных деревень, но ни одна не походила на эту. Не голод убил её жителей, поблизости буйно росла дикая рожь. Должно быть, междоусобная война, думал я, разглядывая белевшие в траве проломленные черепа и кости.

Однако почему нападавшие пренебрегли добычей? Тут и там лежали попорченные солнцем и дождями копья, щиты, ценные ожерелья из раскрашенных камней блестели на шеях скелетов.

Я остановился и задумался, в окружавшей деревню мертвой тишине, которую не нарушало даже пение птиц, только шуршание несущего грохот бубнов ветра...

На востоке и севере полукругом раскинулись высокие горы, непреодолимые для мозолей на моей левой ноге. На западе меня поджидали людоеды, к югу брала начало поросшая лесом равнина, за которой виднелись похоже те же самые горы...

Слишком поздно я понял, что зря согласился идти в Оперу. Весь день Герда гладила мой фрак и три раза ходила к доктору Райхману, чтобы он показал ей как завязывать галстук. С самого утра я не употреблял морфий, и депрессия моя становилась тем сильнее, чем ближе и неотвратимее был поход в Оперу.

– А какой болеет вы будете глядеть, мосье Блууд? – спросила Герда, отряхивая пыль с моего фрака.

– Фальстафа в постановке Верди, – ответил Блуд. – А впрочем, это гениально, о черная подруга суровых моих дней! Если я заболею, в Оперу можно не ехать!

В возбуждении я выскочил на улицу без шапки, в надежде поскорей заболеть, однако решил что лучше подстраховаться. На случай если один мой знакомый окажется излишне подозрительным, мне нужен был запасной план.

Я осмотрел улицу.

Переулки на севере и востоке подворотнями уводили прочь из района Маре, к югу я заметил старьевщика Иоанна с тележкой груженной товаром, к западу находилась водопроводная колонка.

На север

На запад

На юг

На восток

Внимательно осмотреть деревню

Самым ужасным в состоянии этого покрытого корой и рубцами тела было то, что оно еще жило. Когда я приблизился, поднялась, упавшая на израненную грудь голова и из окровавленных губ вырвался нечеловеческий стон.

При звуке моего голоса тело негра вздрогнуло, затряслось в конвульсиях, тщетно силясь рассмотреть что-то в небе гноящимися глазницами.

– Не бойся, я не стану есть тебя, – произнес я на африканском диалекте.

– Вы знаете язык негров? – удивился я.

– Только эту и еще пару фраз, – ответил Блуд. – И не перебивайте.

Я влил в обезвоженные губы туземца несколько капель влаги из моей фляги.

– Кто сделал это с тобой?– спросил я.

– Твари. Много лун. Тешатся моим телом, – бормотал негр. – Удовлетворяют свои нечеловеческие прихоти.

Он говорил еще, но других фраз на африканском диалекте я не знал. Я отвязал негра, отметив насколько холодное его тощее тело.

Вдруг, из-за деревьев неподалеку вылетел ара, и услышав шум его крыльев, лицо негра перекосило.

– Крылья! Опять налетели! Помилуйте! Крылья! – закричал он так громко, что кровь пошла у него ртом, после чего негр скончался.

Ужасный голос его до сих по стоит у меня в ушах, слово это было вчера.

Среди товаров старьевщика я обнаружил полицейскую дубинку, мертвого котенка, половину простыни, дырявый сапог, грязный носовой платок, булыжник, медную арабскую лампу, китайские палочки, барабан, сборник стихов Верлена, гипсовый фаллоимитатор, чашку без дна и бумеранг, который меня сразу же заинтересовал.

– Так, так, – сказал я. – Какой странный и необычный предмет.

– Это дивное устройство называется «бумеранг», – сказал Иоанн. – И используется как оружие на охоте туземцами западной Африки. Особенно интересно что, верите ли, умело запущенный бумеранг возвращается потом прямо в руки туземца?

– Так, так, – сказал я. – Крайне интересно. Я беру его.

– Оо, да ваши слова просто бальзам на мои раны, – сказал Иоанн. – Как вам двенадцать франков?

– Сколько? – вскричал я. – Я дам вам полтора франка и не франком больше.

– Вы хотите оставить голодными моих детей?

– У вас нет детей!

– Ладно, как вам восемь?

– Два, и то только из уважения к вашим страшным ранам.

– Шесть, если вы купите еще эти штаны?

– Три и это мое последнее слово, – сказал я. – У меня нет времени торговаться. Откажитесь, пойду к доктору Райхману, куплю морфий и досижу оперу до конца.

– Вы хотите зарезать меня без ножа? – закричал Иоанн. – Оставить без пропитания мою семью? Пустить меня по миру с тележкой?

– Так согласны или нет? – спросил я.

– Или? – ответил старьевщик.

Получив бумеранг я собрался уже уходить, но старьевщик схватил меня за руку, и поглядев в глаза произнес:

– Из уважения к моим ранам, не изволите взглянуть еще на эти штаны из кожи?

раны

кожу

Мне ничего не оставалось как оставить мертвого негра и отправиться обратно в деревню.

Я еще раз бегло осмотрел груженную в телегу груду мусора, но не нашел более ничего интересного.

Распрощавшись с приставучим старьевщиком я отправился обратно на север, к своему дому, сжимая в руках бумеранг.

на север

Я снова очудился у вкопанного в землю кола, рядом с которым лежал мертвый черный человек.

Пройдя на юг, я очутился в аптеке доктора Райхмана. Обстановка аптеки состояла из огромного аптекарского стола, заставленного бутылочками, баночками и пузырьками. За лесом бутылок можно было разглядеть и самого доктора, который медленно и аккуратно пересыпал какой-то белый порошок из одного пакета в другой. Под потолком аптеки сушились различные травы.

На полу валялся жгут, который видимо забыл один из предыдущих клиентов доктора.

Вернутся

Метнуть бумеранг в лес

Метнуть бумеранг в человека

ЗажечьВзять жгут

Взять немного травы

– Занятно, – сказал доктор. – Один из ваших подозреваемых? Как его состояние сейчас?

– Скончался, – ответил я. – Но нет ли у вас каких-либо версий от чего?

– Трудно сказать, – ответил доктор.

– И этот человек меня лечит! – съязвил Блуд.

– Впрочем одна версия есть, – не остался в долгу доктор. – Ни одно заболевание не объясняет все симптомы, но оспа объясняет большинство из них, а сепсис и панофтальмит являются обычными осложнениями при оспе и объясняют остальные. Конечно, для нас с вами это было бы невозможно из-за гениальных прививок придуманных Эдуардом Дженнером, однако, – добавил доктор покосившись на бумеранг. – Если бы речь шла о австралийском аборигене или жителе дальних районов Трансильвании куда еще не добралась вакцинация...

– Или о негре-людоеде из отдаленных районов Африки! – перебил я доктора.

– Тогда я счел бы оспу наиболее вероятной причиной! – закончил доктор.

– Черт возьми! – вскричал я, когда доктор вышел. – Оспа! Это объясняет все! Деревня погибла от оспы! Негры не пошли следом за вами, потому что боялись заразиться, а вы не заразились потому, что были привиты!

Блуд потер затылок, на лице его выражалось раздражение пополам с замешательством.

– Вы правы, мой друг, – признал он наконец.

– Что же произошло дальше? – спросил я.

Что же произошло дальше

Метнуть бумеранг в кол

Метнуть бумеранг в хижину

Я сделал углубление в щите, и установил туда копье. Нацепив веревку на лук, я обмотал её вокруг копья и начал крутить взад вперед. Через какое-то время щит задымился, я подложил сухой травы и костер разгорелся.

Я раскурил трубку с гашишем. На душе стало спокойнее.

Дальше

Я сделал углубление в щите, и установил туда копье. Нацепив веревку на лук, я обмотал её вокруг копья и начал крутить взад вперед. Через какое-то время щит задымился, я подложил сухой травы и костер разгорелся.

Я раскурил трубку с гашишем. На душе стало спокойнее.

Дальше

– А вы разве не знаете о опасности лесных пожаров? – спросил меня Блуд. – Если бы я развел огонь в лесу, огонь мгновенно поглотил бы сухие джунгли и меня вместе с ними, спастись мне бы уже не удалось.

– Сделайте мне пожалуй укол морфия, доктор, – сказал я. – Иначе в этой проклятой опере мне не выдержать.

– Идете в Оперу, Блуд? – спросил Райхман. – Сегодня премьера Верди?

– Да-да, – отмахнулся я, пережимая жгутом руку чуть выше локтя, как вдруг меня осенило. – Доктор, а не могли бы вы меня отмазать? Придти ко мне домой примерно через час, когда там будет мой неутомимый помощник, осмотреть меня, и сказать что у меня какая-то страшная болезнь? Что мне нужно сидеть дома и ни в коем случае нельзя в оперу?

– Да без проблем, – сказал Райхман делая укол. – С вас десять франков.

– Спасибо доктор, жду вас через час! – обрадовался я.

Дальше

От длительного путешествия вокруг деревни я так натер ногу, что начал жутко хромать. Мне пришлось подобрать древко одного из валявшихся неподалеку копий, и использовать его как трость.

Древком я написал на земле все что мне было известно о погибшем негре.

У него был гной на коже и в глазницах, он был ужасно худой, у него был учащенный пульс, низкая температура тела и он галлюцинировал, упоминая крылья и странных существ. И у меня получилось что-то похожее на:

* рубцы

* гноящиеся пузыри

* нагноение глаз

* похудение

* учащенный пульс

* низкая температура тела

* галлюцинации

Ни одно известное мне заболевание не объясняло всех этих симптомов. Уж не в самом ли деле негра разорвали неизвестные науки крылатые твари, мучавшие его много лун?

Поднявшись к себе я уселся в кресло, выпил чаю, и меня осенило.

– Милая моя, чернокожая спутница, – сказал я Герде. – Когда мой юный друг явится, ты должна неожиданно найти этот предмет. И до того, как мы отправимся в Оперу! Остальное я возьму на себя. Где бы его спрятать? Я положу его на шкаф!

– Я паняла, мосье Блууд, – ответила Герда.

– Но будет ли этого достаточно, – продолжил я, разговаривая на этот раз сам с собой. – Что если история моя окажется недостаточно правдоподобна, недостаточно интересна или слишком коротка? Надо бы мне перестраховаться.

Дальше

* гноящиеся пузырьки

* нагноение глаз (панофтальмит)

* похудение, учащенный пульс (сепсис)

* низкая температура тела

* галлюцинации

Я собрал небольшую охапку травы. Никогда не знаешь, когда тебе трава понадобится.

– Это алжирский джунд? – спросил я Райхмана, глядя на траву.

– Зачем вам эта гадость? – ответил доктор. – Не возьмете ли лучше немного отличного марокканского гашиша?

– А бенгальский банг у вас есть?

– Нет к сожалению, – ответил доктор. – Но обратите внимание на чудесный терьяк из самого черного центра Африки. А может вас заинтересует персидский давамеск?

– Ладно, – сказал наконец я. – Давайте свой черный африканский терьяк. От давамеска у меня изжога.

Дальше

Рубцы покрывали тощее тело негра, кожа его была покрыта корой, гной тек из его глазниц. Я немало повидал на своем веку, видел и проституток умирающих от сифилиса, и наркоманов, худых как смерть, и картежников проигравшихся в прах, но состояние этого негра ужаснуло даже меня.

Страшная рана полученная на Крымской войне была подозрительно похожа на прививку от оспы.

– Не хотите ли купить эти прекрасный штаны из кожи? – спросил Иоанн. – Или осмотреть мои чудесные товары из разных концов света?

Товары напоминали скорее какие-то останки, с мертвым котом наверху. Однако наверное среди них можно было найти что-нибудь полезное.

останки

кожу

Герда гораздо преданнее Блуду, чем это принято для прислуги во Франции. Все потому, что Блуд спас её от турецкого гарема, выкупив прекрасную негритянку на аукционе в Стамбуле.

Дальше

В образовании моего друга Блуда меня поражала одна странная особенность. Хотя он казалось, знал всех эротических писателей Европы, всех проституток Парижа, и всех арабов у которых можно купить опий во Франции, он не знал наизусть ни одного сонета Шекспира, а Вольтера, казалось, и вовсе не читал. Ни разу на моей памяти он не был в театре, однако в тот декабрьский день 18.. года, мне каким-то непостижимым образом удалось уговорить Блуда составить мне компанию в Опере, где давали очередное сочинение Верди.

Когда я зашел к Блуду, капитан, уже одетый для выхода в свет, допивал чай, в то время как за его спиной прохаживалась чернокожая служанка Герда. Вооруженная кисточкой, она смахивала с мебели пыль и делала вид что прибирает.

Надо сказать, прибирать за Блудом было несложно. Записей он почти не делал, бумаг не держал, в одежде был опрятен и аккуратен, трубку для гашиша держал всегда в нагрудном кармане. Из следов обычной жизнедеятельности, Блуд оставлял за собой лишь брошенные повсюду раскрытые книги, чашки, шприцы, да ампулы с морфием.

Пока Блуд читал «Gazette des Tribunaux», Герда влезла на табурет, чтобы убраться на верхушке платяного шкафа. И не успел я присесть и решить, налить мне зеленого чаю из кофейника или турецкого кофе из чайника, как с оглушительным грохотом, эта массивная чернокожая женщина рухнула на пол.

Когда мы с Блудом помогли ей встать, усадили за стол и налили выпить, она положила на стол какую-то длинную и кривую раскрашенную палку.

– Я уувидела этат кусок шкапа, оперлася а оно оторвалося, – сказала Герда извиняясь.

– О нет, – ответил Блуд, разглядывая палку. – Это вовсе не кусок шкафа. Это бумеранг, который я привез из своих странствий по Африке!

– Бумеранг? – удивился я. – Из Африки? Любопытно.

– Конечно, – ответил Блуд. – Очень любопытная вещица сама по себе. А история которая с ним связана еще любопытнее.

– Как бы мне хотелось, чтобы вы рассказали об этом случае! – попросил я.

– А не боитесь ли вы, что мы опоздаем в театр? – насмешливо возразил Блуд. – Как же ваша любовь к искусству? Впрочем, я сам хочу, чтобы вы приобщили этот случай к своим летописям. Коллекция моих подвигов была бы неполной без этой оригинальной истории. Я постараюсь быть по возможности краток, у нас еще есть время до начала оперы.

– Начинайте, – попросил я.

Пройдя совсем немного, я наткнулся на высокие горы, гладкие отвесные скалы, преодолеть которые не было никакой возможности. Конечно, если бы я не был таким уставшим, и неудобные форменные сапоги не натерли мне ногу, я бы с легкостью перебрался через них. Но в текущей ситуации мне не оставалось ничего другого, как повернуть назад.

Покружив совсем немного по переулкам, я сбил с ног одного иудея, едва отбился от приставаний нарумяненного мужчины в алом шарфе, и вышел обратно к своему дому. Ориентирование в подворотнях, даже у собственного дома, никогда не было моим сильным местом.

Повернуть назад

Эта не совсем обычная история, а скорее много историй, конкретно две истории. Вы можете прочитать сначала одну, а потом другую, или читать две одновременно.

Тексты двух историй отделены друг от друга горизонтальной линией. Сначала идёт текст первой истории, потом второй. Если линии на странице нет, значит текст относится к обоим историям (прим. библиотекаря).

Концовок всего три.

Спасибо Крису Климасу (Chris Klimas) за платформу Tweebox, с помощью которой изначально была создана эта игра.

Спасибо всем кто тестировал и помогал работе над игрой, а особенно Мишелю Федотову (xlomid).

Думаю теперь, мы можем начать. Желаю пренеприятнейшего времяпрепровождения вам.