Авторизация
×

Логин (e-mail)

Пароль

Интерактивные истории, текстовые игры и квесты
Гиперкнига

Библиотека    Блог

Посетите наш новый сайт AXMA.INFO

Запустить

Leem

Лампочка

Все эти подсказки не лишены смысла. Вчера я вкрутил лампу и увидел в ее свете незнакомку. Если я попробую сделать это еще раз, все должно повториться.

Я оставил плакат на месте и слез вниз. Подойдя к выключателю, я дернул вверх рычажок. Свет озарил гостиную и кухню.

Не сразу, но я увидел ее.

Женщина оказалась красивой. Чего стоили ее аккуратные губы, к которым мне тут же захотелось притронуться пальцами, чтобы узнать – реальна она или вымысел моей больной фантазии?

— Кто вы? — спросила она, глядя на меня во все глаза.

Было видно, что мы друг для друга являемся чем-то вроде грифонов: такие же мифические и появившиеся из ниоткуда.

Представиться

Обозвать ее мошенницей, не поверить своим глазам

Я подошел к осколкам и потрогал их, тщательно осмотрел. Разбитая чашка оказалась реальной. Я вздрогнул от осознания, что был в своей квартире не один вчерашним вечером.

Что же это была за женщина и почему она шлялась по моей кухне? Вопросы тут же закопошились в моей голове и я почувствовал непреодолимую тягу посетить психиатра. Но позже. Сначала работа.

И снова двадцать три двадцать. Любимая работа не отпускает даже тогда, когда готова отпустить.

Радует, что сегодня пятница, и можно учудить что-то, что не скажется на моей работе ближайшие два дня.

Я ослабил галстук, скинул ботинки и включил свет. Силуэт женщины вновь появился перед моими глазами.

Женщина оказалась красивой. Чего стоили ее аккуратные губы, к которым мне тут же захотелось притронуться пальцами, чтобы узнать – реальна она или вымысел моей больной фантазии?

— Кто вы? — спросила она, глядя на меня во все глаза.

Было видно, что мы друг для друга являемся чем-то вроде грифонов: такие же мифические и появившиеся из ниоткуда.

Представиться

Обозвать ее мошенницей, не поверить своим глазам

Бессонные ночи давали о себе знать. Я зашел домой и потянулся. Работа отнимала все мое время, а на отдых не оставалось сил. Когда чувствуешь себя неким подобием зомби, мозг перестает мыслить здраво и начинает казаться, что в жизни нет никаких цветов, кроме серого.

Серые будни, серые люди. Все словно сделано из бетона – такое же бесчувственное.

Я снял ботинки привычным движением, ослабил галстук и посмотрел на часы. Ровно двадцать три ноль ноль. Позвонит ли она сегодня?

Покачав головой, я отогнал мысли и отправился на кухню выпить молока из пакета. Только я открыл холодильник, как раздался резкий раздражающе громкий звонок.

Дождаться срабатывания автоответчика

Ответить

К черту осколки. Потом разберусь. Не опоздать на работу для меня важнее.

Вечером

На часах сегодня двадцать три тридцать пять. Если Эйприл и звонила, то тридцать минут назад. Я размял затекшую шею, скинул с ног ботинки и присел в кресло. День был настолько тяжелым, что хотелось как следует напиться.

Что может делать холостой парень двадцати шести лет в пятницу? Да ничего, он просто хочет снять носки со штанами и не двигаться, притворяясь трупом на диване.

Я посмотрел на тумбу, на которой стоял телефон. Красная кнопка мигала, оповещая о том, что там есть сообщение. В ящике тумбы лежала кассета деда, которую я нашел два года назад, и никак не мог прослушать.

Если сравнивать голос Эйприл и голос деда, я бы предпочел второе.

Проверить автоответчик

Аудиокассета

— Ладно, поверю тебе. Меня зовут Уоррен, — я протянул руку по привычке, но вышло это неловко.— Эм. Меня зовут Уоррен, — я протянул руку по привычке, но вышло это неловко.

— Анна, — представилась незнакомка, пожала мне руку, но едва коснулась ее пальцами. Видимо, боясь, что я ее поймаю.

— Как ты здесь оказалась? — опустив формальности, я сразу перешел в наступление вопросами.

— Я задала бы тот же вопрос. Ты стоишь на моей кухне.

— А ты на моей.

Мы замолчали, оглядываясь вокруг. Я увидел свою кухню, но с элементами чужого декора. Как будто одна комната наслаивалась на другую. Я ведь еще даже не пил, откуда такие глюки?

— Послушай, так не бывает. Ты находишься в моем доме и хозяйничаешь тут, утверждая, что кухня твоя, — я покачал головой. — Если рассуждать с точки зрения здравого смысла, то ты – сумасшедшая.

Анна моргнула и пристально посмотрела на меня.

— По крайней мере я не оскорбляю незнакомых людей при первой же встрече с ними, — ответила она.

Я размял затекшую шею и задумался. Все проблемы начались с лампы. Может, стоит просто избавиться от нее?

Разбить лампу и выкинуть

Довериться сердцу

— Эй, мошенница! — я ткнул в нее пальцем. Знакомиться мне сейчас не хотелось, я находился в шоке и переживал определенные неудобства.

— Я не мошенница.

— Как ты проникла сюда? Я тебя спрашиваю. Ни у кого нет ключей от моего дома. Эй, отвечай!

Девушка покачала головой. Я глубоко выдохнул сквозь стиснутые зубы, чтобы хоть как-то успокоиться. Еще подозрительных женщин мне здесь вечером не хватало.

— Послушайте, я не мошенница. Я точно так же, как и вы, не понимаю, что здесь происходит, — она примирительно жестикулировала руками.

Поверить ей

Позвонить в полицию

Мне не хотелось больше выключать свет. Раз уж что-то необычное произошло в моей жизни, я должен цепляться за эту возможность и тащить ее за собой.

Может, Анну мне кто-то послал?

— Хорошо, что сегодня выходные. У тебя ведь тоже? — спросил я.

Она кивнула.

— И чем ты обычно занимаешься в свой уикэнд?

— Читаю книги, наслаждаюсь чаем. Мне хватает работы в будние дни, поэтому я предпочитаю никуда не выходить, — ответила Анна.

Мы стали говорить о самых тривиальных вещах, и я понял, что у нас много общего. Мы оба домоседы, любим наслаждаться одиночеством. Интересно, осознает ли она, что мы похожи?

Предложить выйти на улицу

Остаться в доме

— Анна. Давай договоримся, что больше никогда не увидимся. Неважно, действительно ли у тебя психическое заболевание или все произошло из-за этой дурацкой лампы.

Несколько секунд она смотрела на меня, затем кивнула.

— Только я хочу кое-что попросить, — сказала она, поднимаясь со стула.

— Что же? — я почувствовал страх, скрутивший мой желудок. Вдруг она сейчас попросит о чем–то безумном?

— Верни мне разбитую чашку, — она вытянула руки вперед.

Я вернул ей осколки в ладони и выключил свет.

Далее

Выходить никуда не хотелось и мы решили остаться в доме. Я даже забыл о том, что Анна существует в параллельной реальности. Она была прямо передо мной, я мог дотронуться к ней и убедиться в том, что физически она такой же человек, как и я.

— Знаешь, а я не против иметь такого собеседника, как ты, в доме по выходным. Я живу один и ко мне никто не приходит, — я пошел на откровение.

— Ко мне тоже. Кроме некоторых родственников и подруг.

Недолго думая, я глубокомысленно изрек:

— Давай встречаться.

Смысл сказанного дошел до моего сознания много позже. Анна с нескрываемым удивлением смотрела на меня, словно я поразил даже ее сознание своей глупостью.

— Давай, — ответила она.

— Серьезно?

— Почему бы нет. Если мы познакомились таким нелепым способом, почему бы нам не повстречаться? — подытожила Анна и у меня не было резона спорить с ней.

Мы встали встречаться редкими вечерами и в выходные. Свет лампы озарял мой дом даже тогда, когда солнце нещадно палило с небес.

Дни перестали быть похожи один на другой. Я получал незабываемый опыт общения с женщиной, с которой мне хотелось говорить и просто было приятно находиться с ней рядом.

Месяц спустя

— Уоррен у телефона, — ответил я. На том конце провода воцарилось молчание. — Эйприл, если тебе есть, что сказать – говори сейчас. У тебя есть три секунды.

Тишина сменилась шуршащими помехами. Я покачал головой. В ее-то возрасте маяться ерундой с фантиком у микрофона.

Только я повесил трубку, как мигнул свет и лампочка перегорела. Отлично. Придется идти на чердак и поискать там, поскольку искать магазины ночью мне лень.

Вытянув руку вверх, я нажал на потолок. С негромким щелчком дерево отошло вниз и я оттянул лестницу, взявшись за последнюю ступеньку.

Закрепив ее, я отправился на чердак. Лестница скрипела так, словно ее пилят.

— Этому дому не помешает ремонт. Когда-нибудь... — пробормотал я.

Когда живешь один, невольно привыкаешь к собственному голосу; говоришь сам с собой и это заполняет тишину.

Я включил висячую лампу без абажура и огляделся. В нос ударил резкий запах пыли; кое-где воняло плесенью.

На столе полно всяких мелочей, там может оказаться то, что мне нужно. Или же сразу перерыть все коробки?

Порыться в пыльной коробке

Поискать на столе

Так мы провели первый месяц. Сейчас я уже с трудом вспоминаю себя в то время, когда в моей жизни не было Анны. Если бы не та лампа, я бы до сих пор возвращался домой без желания жить, ел бы трехдневную курицу, кое-как разогретую в микроволновке, и ненавидел оставшиеся шесть часов за то, что вставать придется так скоро.

Жизнь, полная ненависти, жизнью не является. Это я понял только тогда, когда Анна раскрыла передо мной новый мир.

Как важно в жизни найти того, кто выслушает тебя, и не станет рассказывать, как бы он поступил на твоем месте, а просто обнимет или погладит по рукам.

Я бы хотел, чтобы она жила со мной всегда

Она просто удобная

Я никогда не думал, что мне хватит месяца с женщиной, чтобы задуматься о дальнейшей совместной жизни.

В моменты, когда обстоятельства разлучали нас, я чувствовал себя одиноким и несчастным. Страх того, что однажды лампочка не загорится, иногда проникал в мою голову и я не включал свет неделю за неделей.

Но сейчас меня переполняла решимость. Мы встретились и я сразу перешел к делу.

Спросить, чего она хочет

Предложить попытаться «съехаться»

Между нами не было и не могло быть ничего серьезного. С Анной приятно проводить время, но сейчас я не могу сказать, что готов возводить наше простое общение на пьедестал чего-то большего.

Я видел в ней родственную душу, которая понимает меня и ценит таким, какой я есть.

Несколько недель спустя

Однажды ночью в мой мозг проникли странные мысли. Я думал, что пора прекратить подобное общение. Чувства начинали брать верх над разумом, а именно его я хотел бы сохранить до конца своих дней.

Голова говорила мне, что из этого ничего не выйдет. Сердцем я хотел быть вместе с Анной всегда.

Анна мне не нужна

Анна мне нужна

— Я нашел лампу в коробке внутри коробки. Извини за тавтологию, — я пожал плечами и извлек тайник деда.

Анна взяла коробочку в руки и тщательно осмотрела ее.

— Смотри. Здесь что-то есть, — она показала мне дно, сложенное из картонных треугольников, и извлекла оттуда записку.

«Мы сделали это, Мэри!

А ведь нужно было всего лишь обняться!»

— Твой дед очень любил бабушку, — заметила Анна.

— Да...как-то слишком любил. Или в те времена объятия с женщиной приводили в дикий экстаз? — спросил я.

Далее

— Давай осмотрим письма, — предложила Анна. — Обожаю читать старинные послания. Правда, их тяжело разбирать из–за витиеватых почерков.

Среди писем мы обнаружили старый свернутый трубочкой плакат. Развернув его, мы увидели старое фото моей бабушки. На нем от руки было написано: «Вы видели эту женщину?»

— Это моя бабушка. Но что она делает на плакате? — я почесал затылок.

— Красивая женщина. Ты похож на нее, — Анна улыбнулась, обнаружив у нас родственные черты. — Твою бабушку кто-то похищал?

— Не помню, чтобы дед рассказывал о подобном. Он был писателем и часто увлекался подобными штуками.

— Это ничего не значит. У моих стариков просто было буйное воображение.

— Она тоже была из твоей реальности?

— Давай попробуем обняться? — предложила Анна.

— Что?

— Ну, раз твой дед написал об этом и спрятал в тайник, может, это ключ?

Ее предположение показалось мне вполне разумным. С другой стороны, может, Анне просто нужен был повод, чтобы полапать меня? Ухмыльнувшись своим глупым мыслям, я расставил руки в стороны.

— Давай. Я весь в твоих руках.

Она улыбнулась и обняла меня. Все вокруг затряслось как при сильном землетрясении. Сначала я подумал, что инициатива Анны произвела на меня столь сильное впечатление, поэтому голова закружилась.

Но сначала затрясло дом. Посуда начала валиться из шкафов, дверцы открывались; мебель падала на пол.

— Что происходит? — спросила она у меня.

— Держись крепче. Если это землетрясение, нам нужно покинуть дом, — ответил я.

— Не хочу уходить. Вдруг это все происходит не на самом деле?

И я решил

выйти из дома.

обнимать до последнего.

— Это ничего не значит. У моих стариков просто было буйное воображение, — я отмахнулся от плаката, свернул его трубочкой и убрал обратно.

— Жаль. Мне было бы интересно узнать, что кто-то уже сталкивался с нашей проблемой, — сказала Анна.

— Не думаю, что у нас есть какие-то проблемы. Или я о чем-то не знаю?

— Нет. У нас все прекрасно, — она улыбнулась мне и я успокоился.

Далее

— Держись крепче, — сказал я и прижал Анну к себе.

Не зря говорят, что влюбленные часто творят разные глупости. Сейчас я рисковал как своим здоровьем, так и ее, из-за глупой прихоти и желания удержать Анну рядом.

Дом ходил ходуном. Анна зажмурилась, я последовал ее примеру. Казалось, что шум в ушах никогда не прекратится. Звон битой посуды, треск ломающихся досок, скрип.

Когда я смог выдохнуть и открыть глаза, все прекратилось. Мы с Анной стояли в объятиях друг друга, в доме ничего не разбилось и все было точно так же, как до наших объятий.

— Мы что-то нарушили или у меня поехала крыша? — спросил я.

— Кажется, мы переступили какую-то невидимую черту, — Анна указала пальцем вверх.

Я поднял голову и увидел болтающуюся на проводе лампу. Она не горела, но Анна все еще была здесь.

Сохранить лампу и спрятать ее в тайнике деда

Разбить лампу и выкинуть

Снова Эйприл. Пусть звонит, сколько хочет.

Послышался характерный гудок и в воздух полились слова:

— Уоррен, поговори со мной. Прошло уже больше ста дней с момента, как я позвонила в первый раз. Разве мы чужие люди друг другу? Я знаю, что ты дома.

Я снял рубашку и повесил на спинку стула. Сейчас мое тело куда сильнее желает принять душ, а не выслушивать бредни сумасшедшей.

— Уоррен, прошу...умоляю! — она заплакала. Ее плач заполнял комнату и заползал мне в уши.

Сбросить звонок

Дослушать до конца

— Подожди-подожди. Получается, что бабушка тоже была как ты? Ну, в смысле, из твоей реальности? — я почувствовал, как волосы на голове невольно встают дыбом. — Значит, дед нашел способ, как ее вызволить в эту реальность? Ох ты, черт! — я был так взбудоражен, что подскочил на ноги и начал слоняться по комнате туда-сюда.

— Выходит, у нас есть шанс быть вместе насовсем, — подытожила Анна.

«Удивительно, как женщины могут сохранять самообладание в такие моменты!» — подумал я.

А она встала с дивана и обняла меня. Так крепко, как только может женщина обнять мужчину.

Мир вокруг потускнел. Я обнял Анну и закрыл глаза. Но наслаждаться моментом нам пришлось недолго.

Сначала затрясло дом. Посуда начала валиться из шкафов, дверцы открывались; мебель падала на пол.

Мы с Анной вцепились друг в друга.

— Что происходит? — спросила она у меня.

Если бы я только знал.

— Держись крепче. Если это землетрясение, нам нужно покинуть дом, — ответил я.

— Не хочу уходить. Вдруг это все происходит не на самом деле?

И я решил

обнимать до последнего.

выйти из дома.

— Куплю новую лампу, — решил я, и вскоре вернулся домой с энергосберегающей белой фиговиной.

Такой свет бьет в глаза у меня на работе каждый день; от него, по словам специалистов, могут развиваться головные боли и мигрени. Но кого это волнует, когда мы просто офисный планктон?

Я закрутил новую лампу вместо старой и теперь рассматривал раритет.

— Что же мне с тобой делать?

Выкинуть

Положить обратно в коробку на чердаке

— Ладно, я понял. Стой на месте, — я достал из кармана мобильный телефон и набрал номер полицейского участка.

Судьба уже однажды сводила меня с ним, поэтому номер был записан в адресной книге навсегда. Однажды деду пришлось извиняться за погром, который я устроил в местном магазинчике вместе с бандой ребят=отморозков. Мне было тринадцать и я очень хотел казаться крутым.

— Алло, это Уоррен Лэйси. Я хочу сообщить о проникновении на частную территорию, — незнакомка разозлилась, подошла к выключателю и щёлкнула им.

Свет погас – ее нигде не было.

— Что за..? Я вам перезвоню, извините.

Включить свет

Разбить лампу

— К чертям эти сюрпризы, просто расхреначу эту лампу и дело с концом, — решил я, залез на стол и, сняв ее, разбил.

Осколки убрал в мусор, предварительно обмотав тряпкой. Незнакомая женщина больше не появлялась в моем доме и я успокоился.

В конце концов, сегодня вечер пятницы. Я должен немного расслабиться. Успокоив нервы, я присел на кресло. Мое внимание привлекла красная мигающая кнопка на стационарном телефоне.

Прослушать автоответчик

Я включил свет. Ничего не поменялось. Я обошел весь дом в поисках незнакомки, но тщетно.

Неужели все это мое разыгравшееся воображение? Быть того не может. Все из-за поганых вероятностей на работе. Гребаные проценты.

Я расстроился, потому что чувствовал себя словно в воду опущенным. Трепет сменился тяжелой усталостью с толикой раздражения.

Сев на кресло, я ткнул на кнопку автоответчика, чтобы прослушать сообщение.

Новое сообщение было не от Эйприл.

— Эйприл сказала, что вы ее опекун. Пожалуйста, как можно скорее явитесь в больницу N, чтобы оформить все бумаги. Если вы не в курсе происходящего – у Эйприл обнаружили рак.

Медсестра бросила трубку и я прослушал запись коротких гудков. Вот это вечер пятницы, просто браво!

Я провел рукой по волосам и почувствовал холодную испарину на лбу. У Эйприл нашли рак. Она звонила мне только из–за этого? Значит, его ей уже мало, она и меня хочет вовлечь в свои проблемы!

Я подошел к холодильнику в надежде найти там пиво, но обнаружил пустые фантики от сосисок, конфет и заплесневевший сыр, приросший к полке.

Навестить Эйприл

Пойти в бар

— Уходи и не возвращайся, — я нарушил покой Анны.

Она посмотрела на меня с изумлением, но среди него я увидел в ее глазах понимание. Правильно, сколько еще мы так протянем? Постоянно надеяться на то, что лампа не перегорит?

Я был готов любить Анну, но так, чтобы она была всегда рядом со мной. Быть вместе несколько часов по будням и по два выходных в неделю – забавная штука, но не смахивает на полноценную жизнь.

— Хорошо, — Сказала Анна. — Давай расстанемся.

Пару месяцев спустя я шел по улице. День был серым и унылым, сверху моросил холодный дождь. Я не взял зонта, но не чувствовал себя плохо.

Ноги завели меня на мост. Я гулял по нему туда-сюда, не имея ни малейшего представления, когда мне надоест это действо.

Несколько фонарей слабо освещали площадку. Я подошел к перегородке и залез на нее, прижался грудью к ней и стал смотреть вниз. Темные воды реки манили меня, словно намекали, что пора бы уже прекратить жить столь неприметной жизнью.

Прыгнуть

Не прыгать

«Мой дорогой Уоррен.

У нас было не так много времени для общения, потому что я работал как проклятый. Не повторяй моих ошибок. Найди дело, которое будет тебя увлекать; найди женщину, с которой будешь готов прожить всю жизнь до гробовой доски; вырасти детей, которые будут уважать тебя...»

Я вздохнул. Все эти слова, сказанные родным голосом, не имели для меня никакого смысла. Рука невольно потянулась к магнитофону с целью выключить его.

«Мой дорогой Уоррен.

Сегодня умерла твоя бабушка. Не знаю, как сказать тебе об этом. Жду, когда ты вернешься из школы и смотрю на лампу, которая свела нас с твоей бабушкой. Надеюсь, ты никогда не испытаешь такой же утраты, как я...»

Дед никогда не рассказывал мне об этом. Я помню, что в день смерти бабушки учительница задержала меня и за мной пришла мама школьного приятеля. Тогда я ночевал у него и думал, что это самый лучший день в моей жизни.

«Мой дорогой Уоррен.

Если вдруг ты совсем потеряешь надежду и перестанешь видеть смысл жизни, поднимись на чердак, открой мою коробку и найди там лампу. Она поможет тебе разобраться в себе, я в этом уверен».

У деда совсем поехала крыша на старости лет. Я выключил магнитофон и вернул кассету в ящик тумбы.

Далее

Дед не зарабатывал писательством, но очень любил это дело. У него была настолько богатая фантазия, что его живому уму удивлялась даже бабушка, с которой они вместе прожили больше двадцати пяти лет.

Не удивлюсь, если то, что он говорил на аудиокассете про лампочку, окажется лишь бредом его буйного воображения.

Прослушать автоответчик

— Как же ты мне надоела! — я в три шага преодолел расстояние от кухни до тумбы в гостиной, где стоял телефон, и выключил его.

Голова и так раскалывается, а тут еще нытье Эйприл. Я потер виски́ и зажег свет.

Секундная вспышка и лампочка перегорела.

— Замечательно. Это ведь наверняка была последняя? Все не может быть просто плохо в один день, все должно быть еще хуже! — я с яростью опустил рычажок выключателя и посмотрел наверх.

Точно, чердак. Там валяется много хлама, вдруг и лампочка найдется?

Вытянув руку вверх, я нажал на потолок. С негромким щелчком дерево отошло вниз и я оттянул лестницу, взявшись за последнюю ступеньку.

Закрепив ее, я отправился на чердак. Лестница скрипела так, словно ее пилят.

— Этому дому не помешает ремонт. Когда-нибудь... — пробормотал я.

Когда живешь один, невольно привыкаешь к собственному голосу; говоришь сам с собой и это заполняет тишину.

Я включил висячую лампу без абажура и огляделся. В нос ударил резкий запах пыли; кое-где воняло плесенью.

На столе полно всяких мелочей, там может оказаться то, что мне нужно. Или же сразу перерыть все коробки?

Порыться в пыльной коробке

Поискать на столе

— Я больна, Уоррен. У меня рак, — я прислушался к записи - мне действительно не послышалось.

Позднее я несколько раз переслушал ее сообщение. Эйприл больна и поэтому звонила мне все это время?

Я растерялся. Похоже, что у меня нет другого выбора.

Я набрал номер Эйприл. Она взяла трубку после первого звонка.

— Уоррен, спасибо тебе. Я думала, что никогда больше тебя не услышу, — ее голос ненадолго оглушил меня.

Я потряс головой – совсем забыл, каким звонким бывает ее голос.

— Прости, что ошарашила тебя такой новостью. Ты ведь позвонил потому, что беспокоишься?

Для больной раком Эйприл звучала слишком позитивна. Или же она просто волновалась?

— Мне плевать на тебя.

— Мне не плевать на тебя. Но я обижен.

Я включил свет обратно. Незнакомка появилась как тень при свете луны. Она сидела на диване, скрестив руки на груди. Поморгав несколько раз, я убедился, что глаза не обманывают меня.

— Что, все еще считаешь меня мошенницей? — съязвила она. Я покачал головой в ответ.

Мы молча разглядывали друг друга. Только сейчас я обнаружил, что Анна – очень красивая женщина. Именно такую я мечтал встретить, и именно с ней я повел себя как тупой осел.

— Эм. Меня зовут Уоррен, — я протянул руку по привычке, но вышло это неловко.

— Анна, — представилась незнакомка, пожала мне руку, но едва коснулась ее пальцами. Видимо, боясь, что я ее поймаю.

Так мы стали общаться. Пусть наше знакомство прошло не совсем гладко, но я был рад тому, что узнал Анну Уэлш. Она рассказала мне, что работает глазным хирургом. Вот уж не подумал бы, что такая красивая женщина может быть таким врачом.

Я сказал об этом Анне и она сообщила, что после операций по улучшению зрения многие говорят ей об этом.

Наши странные встречи продолжали влиять на мою жизнь и менять ее.

В конце концов, я решил, что

Анна просто друг

Анна цепляет меня

— К черту все это. Дед писал книги и, видимо, использовал свои же приемы на бабушке. Может, это была их фишка? — я отложил открытку в сторону и отряхнул руки.

Бабушка никогда не рассказывала мне, как они познакомились. И правильно делала, я до сих пор не был готов узнать всю правду.

Махнув рукой на собственное любопытство, я вернулся в гостиную и спрятал лестницу в потолок.

Я осознал для себя одну вещь: старые вещи нужно выкидывать. Хлам деда и бабушки мне пользы не принесет, продавать его на e-bay я не собираюсь, поэтому вынесу коробки на помойку.

Остатки вечера прошли в увлекательных похождениях с чердака до гаража, а оттуда я складывал мусор в прицеп старого пикапа. Его плюс в том, что всегда можно увезти кучу всего. Минус же в том, что грузчиком всегда являешься ты.

Сделав глоток воды на кухне, я посмотрел на вкрученную лампу в гостиной. Мне нравился ее золотистый свет, но не нравилась та чертовщина, которая началась после ее использования.

Разбить лампу и выкинуть

Купить новую и вкрутить ее

Я решил довериться своей интуиции и поискать на столе. Пыль лежала здесь комьями и я порадовался, что у меня нет на нее аллергии.

— Если затею грандиозную уборку, вернусь сюда и выкину весь хлам к чертям, — пообещал я себе и стал перебирать скопление вещей.

Я нашел несколько маленьких картин, пряжу со спицами, почерневшее серебряное кольцо. Наверняка это все бабушкино. Почему это до сих пор лежит на столе?

Лампочки здесь просто не могло быть. Я повернулся и случайно смахнул со стола стопку писем, задев ее своим неповоротливым телом. Они шлепнулись на пол и клубы пыли взмыли в воздух. Прокашлявшись, я присел на корточки.

— Дорогому Уильяму... — прочел я вслух первое попавшееся письмо. Вернее, это была старая открытка.

Искать дальше

Перевернуть открытку

— Мне плевать на тебя, Эйприл. Так же, как было и тебе, когда ты ушла к Дэйву, — я смаковал тишину, которая доносилась до меня с того конца трубки.

— Прости, Уоррен. У меня так и не было шанса сказать тебе об этом, но я всегда хотела быть с тобой. Даже когда ушла к нему.

— Тогда зачем надо было выпендриваться и показывать свою независимость? — я почувствовал, что на взводе. Еще пара глупых оправданий с ее стороны и я разнесу этот чертов телефон об стену.

— Я надеялась, что ты ухватишься за меня и никому не отдашь. Но мой план не сработал, — я буквально почувствовал, как она грустно улыбнулась.

— Я приеду в больницу.

— Давай закончим это сейчас.

— Мне не плевать на тебя. Но я обижен, — я решил ответить честно. Слова, что я так долго надеялся сказать Эйприл, наконец, нашли выход.

— Понимаю. Любой был бы обижен на твоем месте, — ее голос стал тише. — Сможешь ли ты простить меня?

Дэйв, мой старший брат, увел Эйприл у меня несколько лет назад. Она утверждает, что все равно хотела быть со мной, даже тогда, когда была с братом. Не знаю, как верить ей после всей этой сказочной мишуры.

С другой стороны, люди с серьезными болезнями перестают врать. Ведь так..?

Не прощать ее

Простить Эйприл

— Нет, Эйприл. Я не хочу и не собираюсь прощать тебя. Ты заслужила помучиться от осознания этого факта. — я был непреклонен.

— Может, ты передумаешь?

— Нет. Давай закончим наше общение. Живи так, словно меня нет, — я положил трубку и провел руками по волосам.

Я никогда не был жестоким. До этого момента.

Я решил больше никогда не навещать Эйприл. Мне было слишком больно находиться рядом с ней, видеть, как она умирает.

Я пришел домой и взял бутылку пива. Сейчас мне хотелось лишь забыться на время, но не выпадать из реальности насовсем.

Только я сделал пару глотков, как зазвенел телефон. Я дождался автоответчика.

— И что, ты до сих пор сидишь дома и пьешь свой гребаный кофе?! Эйприл умерла, придурок! — я услышал вопли старшего брата Дэйва и злость заклокотала у меня внутри.

Мне хотелось врезать ему даже через столько лет.

Обвинить в смерти Эйприл

Послать его к черту

Я решил больше никогда не навещать Эйприл. Мне было слишком больно находиться рядом с ней, видеть, как она умирает.

Я пришел домой и взял бутылку пива. Сейчас мне хотелось лишь забыться на время, но не выпадать из реальности насовсем.

Только я сделал пару глотков, как зазвенел телефон. Я дождался автоответчика.

— И что, ты до сих пор сидишь дома и пьешь свой гребаный кофе?! Эйприл умерла, придурок! — я услышал вопли старшего брата Дэйва и злость заклокотала у меня внутри.

Мне хотелось врезать ему даже через столько лет.

Обвинить в смерти Эйприл

Послать его к черту

— Нет, я не могу это принять, — я отказался, не сумев даже придумать адекватной аргументации своему поступку.

— Ладно, хочешь – не принимай. Но я все равно оставлю коробку здесь, чтобы ты мог вспоминать обо мне. Здесь лампочка. Бабушка передала ее мне и сказала, что у нее есть какой-то секрет, — Эйприл всегда была настойчивой.

— Ладно, поступай, как хочешь, — отмахнулся я. Спорить с ней бесполезно.

Постепенно моя уверенность покидала меня. Я смотрел на Эйприл, видел ее измученную улыбку, которую она тщательно скрывала, и понимал, что скоро всего этого не будет.

Целый мир оборвется и я так и не смогу пережить это. Склизкие щупальца одиночества и депрессии обвивали меня, холодили душу и забивали голову дурными мыслями.

Я осознал, что могу признаться в своей любви к ней. Сейчас или никогда.

Признаться в любви

Не мучить Эйприл

Я навещал Эйприл до последней минуты ее жизни. Она умерла так быстро, что я не успел подготовиться к этому моменту. Да и как вообще нормальный человек может быть готовым к смерти любимого человека?

Мне было очень трудно заставить себя пойти на похороны. По пути сюда я купил букет белых лилий – Эйприл обожала эти цветы.

Стоя перед гробом, я сжимал букет. В последний раз я дарил ей эти цветы пять лет назад. Тогда она была еще жива и наслаждалась жизнью.

Сразу возложить цветы

Подождать, пока остальные возложат букеты

Я остался дома. После подготовки к похоронам Эйприл силы покинули меня и я решил, что не смогу больше выдержать.

В доме все напоминало о ней: ее вещи, ее косметика. Даже находясь при смерти, она умудрялась краситься. Что за легкомысленная девушка!

Я сел на диван и мой взгляд приковался к коробке с последним подарком от Эйприл. Точно, лампа. Может, занять себя чем-нибудь, чтобы отвлечься?

Вкрутить лампу

Не трогать ее

Со счастливой от облегчения улыбкой я отправился вниз. Убрав лестницу в потолок, я залез на стол – потолки здесь были низкими.

Сняв пыльный абажур с цветочными узорами, я вынул старую лампу и вкрутил новую.

— Пожалуйста, пусть она заработает! — попросил я у кого-то и поднял рычажок выключателя.

Свет озарил пространство мягким золотом, которого не хватает современным энергосберегающим лампам.

— Молодец, Уоррен. Ты заслужил разогретую курицу в микроволновке, — сам себя не похвалишь – никто не похвалит.

Пройдя на кухню, я обнаружил там женщину. Она стояла ко мне спиной и мыла посуду.

Стоп, что? Я ведь живу один. Может, это глюки?

Я моргнул.

Молча наблюдать

Спросить, кто она такая

— Эйприл. Я люблю тебя, — я посмотрел на нее. Сначала я сам не осознал, что только что произошло.

Мы сидели на кухне за столом и ели салат. Потом Эйприл должна была принимать кучу таблеток.

Она посмотрела на меня и чуть не выронила вилку.

— Ты – что? — уточнила она.

— Люблю тебя. И всегда любил, — повторил я.

В глазах Эйприл что-то изменилось. Сначала она улыбнулась, затем вытянулась через стол, и, положив руки мне на щеки, поцеловала.

Я уже и забыл, какого это, когда целуешься с любимым человеком.

— Я рада, что ты нашел в себе силы признать это. Спасибо, — прошептала она с благодарностью.

— Что?

— У вас все еще есть шанс. Если сейчас вы согласитесь на операцию, то все пройдет успешно, — я смотрел на Эйприл, которая разговаривала с врачом.

Похоже, судьба на нашей стороне. Эйприл посмотрела на меня в поисках поддержки. Я взял ее за руку.

— Что насчет осложнений? — спросил я.

— Вероятность пятьдесят на пятьдесят. Но одно я могу вам гарантировать: после операции жизнь Эйприл продлится. Она получит шанс на счастливую жизнь.

Подговорить Эйприл на операцию

Какие сейчас признания в любви? Я только обреку ее на муки и сожаления о том, что она не сможет прожить со мной подольше.

Нет. Лучше молчать и забыть обо всяких чувствах.

— Уоррен, — Эйприл обняла меня со спины и прижалась к ней щекой. — Знаешь, о чем я жалею больше всего?

— О чем же?

— О том, что побоялась выйти за тебя.

— То есть? — я с удивлением посмотрел на Эйприл. В тот день, когда она ушла от меня, я хотел сделать ей предложение. Но я никогда не думал, что она знала об этом.

— Я знала, что ты хочешь жениться на мне и готов создать семью. Только я не была готова. Прости меня.

Оставшееся время мы провели в молчаливых объятиях.

Обычно днем «Икс» для людей становится какое-то важное событие. Например, рождение ребенка или свадьба.

Для меня таким днем стал день смерти Эйприл. Я испытывал смешанные эмоции: с одной стороны хотелось кричать, с другой – сидеть и не двигаться. Апатия и депрессия захватывали меня.

Но организовывать похороны пришлось мне, поэтому раскисать было не дозволено. Я обратился за помощью к одногруппнице Эйприл, поскольку не был готов к некоторым этапам подготовки к похоронам.

Когда все было закончено, я стоял перед выбором: отправиться в это жуткое место или переждать дома.

Пойти

Не ходить

— Любил, — я кивнул и отвел взгляд.

Мне не хотелось признавать этого, но я предпочитал быть честным. Эйприл улыбнулась и погладила мою руку.

— Я тоже любила тебя. И до сих пор люблю, — призналась она.

— Именно поэтому здесь сижу я, а не Дейв? — я строго посмотрел ей в глаза.

Для правды никогда не поздно.

— Да. Он бросил меня, как только узнал о моей болезни.

— А ты позвонила мне, чтобы я прибежал сюда и поддержал тебя, всю бедную-несчастную? Не думаешь ли ты, что это слишком жестоко?

Эйприл кивнула.

— Да. Прости.

Наступили последние дни осени. Срок смерти Эйприл все приближался, а мне не хотелось в это верить. Я в тайне для себя надеялся. что она переживет этот период и наступит какая-нибудь ремиссия.

— Я не доживу до конца года, — сообщила мне Эйприл.

— Спасибо за предупреждение, — я недовольно дернул головой и закрыл глаза.

Неделя выдалась воистину тяжелой: на работе завал, в больнице – проблемы с документами. Еще Эйприл скоро уйдет в другой мир, а я ей ничем не смогу помочь. Какой смысл любить смертельно больного человека? Я спрашивал себя об этом тысячу раз и начинал любить ее только сильнее.

Раньше я смеялся над людьми, которые верят в то, что любовь может излечить любые болезни и спасти мир. Теперь я сам принадлежал к подобным людям.

Навещать ее до конца

Больше никогда не приходить в больницу

Я перевернул открытку и прочел:

— Что за фигня? Кто угрожал деду перегоревшей лампой? — я покачал головой и бросил открытку в кучу к остальным.

Уильям Лэйси был моим дедом. Он умер шесть лет назад. Они растили меня с бабушкой, но она умерла раньше деда на несколько лет. Может, это ее рук дело? Я никогда не акцентировал свое внимание на ее почерке.

Может, в другой раз просмотрю оставшиеся письма.

Искать лампу

Я нажал на кнопку автоответчика и откинулся на спинку кресла, положил руки на подлокотники и закрыл глаза.

— Уоррен, привет. Знаю, что не оправдываю себя в твоих глазах, вот так названивая, но все же...все же я надеюсь, что когда-нибудь ты возьмешь трубку или перезвонишь мне. Я скучаю, Уоррен. Очень сильно...

Я раздраженно фыркнул. Ага, скучает – как же! Не очень-то она скучала по мне, когда сбегала с другим.

Удалить все сообщения

Прослушать до конца

Кто его знает, может, эта женщина была вполне реальна? Тряхнув головой, я сделал себе на скорую руку подобие завтрака и ушел на работу.

Весь день меня не покидали мысли о том, что появление незнакомки связано с той лампой, которую я нашел на чердаке и вкрутил вместо перегоревшей. Надеюсь, она будет работать после ночного отключения электричества.

Наконец-то этот день закончился. Мысли о незнакомке наводили на меня странное ощущение трепета перед неизвестным.

Мне не терпелось проверить свою гипотезу, которая, пусть ненадолго, но разбавила мою серую жизнь давно спящим любопытством.

Порыться в письмах на чердаке

Включить свет

Я уже игнорировал ее и раньше. Раз у Эйприл есть время названивать мне каждый раз, значит, у нее все хорошо. Подумаешь, помучается немного, и отстанет. Так ведь всегда и бывает в жизни?

Я стер все сообщения с автоответчика и расслабился. Наконец-то ни одной мигающей красной кнопки в доме!

Желудок принялся урчать, скручиваясь внутри. Надо бы прикончить остатки курицы...

Пиво и остатки курицы ждали меня. Переодевшись в обычную одежду, я открыл первую банку. С приятным пшиком она облила мои руки пеной, но я поднес напиток к губам и жадно отпил.

После напряженного дня не грех пригубить пару баночек. Курица зашла на «ура». Мозг снова вернул себе способность соображать. Я посмотрел на выключатель, затем взгляд пробежался по остальным жестянкам.

Напиться до чертиков

Включить свет

Дальнейшие события остались для меня загадкой. Напившись до полного беспамятства, я завалился на диван и больше не вставал с него.

В один момент меня разбудили чьи-то теплые руки, накрывающие пледом. Когда я продрал глаза, меня мучило дикое похмелье.

Я обнаружил в доме женщину, расхаживающую туда-сюда. Лампа горела так ярко, что, казалось, от ее света у меня обязательно вывалятся глаза.

Я взглянул на незнакомку. Она заметила, что я пришел в себя.

Попросить воды

Спросить, спали ли мы вместе

Я включил свет. Ничего не поменялось. Я обошел весь дом в поисках незнакомки, но тщетно.

Неужели все это мое разыгравшееся воображение? Быть того не может. Все из-за поганых вероятностей на работе. Гребаные проценты.

Я расстроился, потому что чувствовал себя словно в воду опущенным. Трепет сменился тяжелой усталостью с толикой раздражения.

Сев на кресло, я ткнул на кнопку автоответчика, чтобы прослушать сообщение.

Слушать

— Эй, — хрипло выдавил я из себя. — Я тебя не помню. Я вчера никого в клубе не цеплял. Мы с тобой спали вместе и поэтому ты здесь ошиваешься?

Я не был джентльменом, и это не нравилось моим бывшим девушкам, которых было от силы три.

— Нет. Ты оставил свет включенным.

— И-и? Это причина, по которой ты здесь? — я тщательно протер глаза. При болях в голове и с сухой глоткой способность соображать снижалась до минимума.

Попросить воды

— Можно мне воды? — попросил я.

Незнакомка кивнула головой и принесла мне стакан живительной влаги. Всего мне пришлось выпить около трех таких стаканов, чтобы почувствовать себя лучше.

— Спасибо..? — я вопросительно взглянул на нее, пытаясь вспомнить имя.

— Анна.

— А я Уоррен, — отличное начало дня – проснуться с прекрасной незнакомкой в выходные. — Так как ты попала сюда, Анна?

— Удивительно, но ты включил свою лампу, и я оказалась здесь.

Поверить ей

Не верить, убедиться

— Это все бред сумасшедшего. Я не верю тебе, — поднявшись с дивана, я добрался до выключателя и рванул рычажок.

Комната погрузилась в утренний мрак и Анна исчезла. Я тщательно все осмотрел и включил свет, уверенный, что пережил нечто наподобие «белочки».

Анна стояла на том же месте.

Далее

— Удивительно, — я поверил ей, но осознание этого удивило меня больше, чем диплом с отличием в университете.

— Ты ведь не сможешь мне объяснить как это работает? — спросила Анна.

Я покачал головой. Происходящее казалось мне выдумкой какого-то незримого сказочника.

Далее

Не знаю, почему, но мне захотелось порыться в древних письмах деда и бабушки на чердаке. Все они были покрыты слоями пыли и обещали либо чрезмерно интересное чтиво, либо унылые послания со словами любви.

Я нашел письмо–открытку с почерком деда и решил прочесть ее:

«Дорогая Мэри-Энн!

Я сохраню твой секрет, пока сгоревшая лампочка не разлучит нас!»

Вот это да. Дед не только был писателем, но, похоже, еще являлся культистом. Что за культ сгоревших лампочек? Я нуждался в ответе. К тому же, почему Уильям Лэйси писал своей жене и моей бабушке Мэри-Энн такие странные послания?

Перестать заниматься ерундой

Порыться в вещах деда

В вещах деда в одной из пыльных коробок я обнаружил старый свернутый трубочкой плакат. Развернув его, я увидел старое фото своей бабушки. На нем от руки было написано: «Вы видели эту женщину?»

Почесав затылок, я решил, что это снова какие–то забавы деда с бабушкой. Может, это была часть игр для свадьбы? Слышал, что их свадьба была очень пышной и запоминающейся. По крайней мере, так говорили дальние родственники, которых я видел в одиннадцать лет раз в жизни

Связать улики с неизвестной женщиной

Счесть все это чушью

Удивительно, но я выспался. Продрав глаза на рассвете, я тут же открыл окно. Я жил неподалеку от города, но воздух здесь был гораздо чище. Вдохнув полной грудью, я отправился на кухню. Быстро избавился от грязной посуды, нарубил себе колбасу с хлебом и превратил это в бутерброды.

Собрался на работу и подбежал к холодильнику, чтобы взять с собой холодную лимонную воду. Что-то под моими ногами хрустнуло. Я опустил взгляд и увидел осколки чашки.

Не помню, чтобы разбивал ее. И она не похожа ни на одну из моих чашек, которых у меня всего три. Что за..?

Обратить внимание на осколки

Уйти на работу

Я решил не отвлекать незнакомку. Когда она начала поворачиваться, чтобы составить посуду в сушилку, свет мигнул и электричество выключилось.

— Да, действительно. Я должен просто пойти спать, а не мечтать о таинственных незнакомках, которые перемоют мою посуду... — пробормотал я самому себе.

Утро выдалось приятным. Несмотря на то, что я совершенно не выспался, меня что-то вдохновляло. Взглянув в сторону раковины, я вспомнил о силуэте женщины.

Похоже на реальность

Галлюцинации

Как вы уже знаете, я оставил лампу на чердаке в коробке деда. Дом я продал, а хлам оставил там, договорившись с семьей, купившей дом, о том, что они сами вывезут мусор.

Дочка хозяев, Майя, перерыла все коробки и нашла лампу.

– Мам, пап, я такую крутую штуку нашла! Можно вкрутить ее в моей комнате?

Ей было четырнадцать. Жажда приключений бурлила в молодой крови. Отец семейства согласился и комната Майи засияла мягким золотом. Она была счастлива, ведь новая лампа так подходила к общему стилю ее комнаты.

И однажды у Майи появилась «невидимая подруга». Родители думали, что их дочь слишком увлеклась и почти вызвали психиатра на дом, но лампочка остановила их.

Так, семейство Голди узнало о волшебных свойствах лампы.

Конец

— Пофиг, что будет. Я просто хочу ее увидеть и именно сейчас, — я решительно поднялся с дивана и включил свет.

За окном ударила молния и мой дом погрузился во мрак.

— Твою мать, пробки! — выругался я и побежал в гараж. Он был присоединен к дому и все пробки мы с дедом проверяли именно здесь.

Когда мне удалось вернуть свет, я широким шагом полетел в гостиную. Лампа перегорела и не хотела включаться.

Не веря своей утрате, я обыскал весь дом в поисках похожей лампы. В вещах деда больше не было ничего столь ценного. Я обошел всех мастеров с просьбой восстановить свою драгоценность, но все они отказали мне.

Со временем воспоминания об Анне отошли на второй план, но я все еще яростно искал любого, кто смог бы починить мою лампу.

Мою волшебную лампу, свет которой откроет мне то, что сокрыто от глаз других.

Мое сокровище...

Конец

— Ладно, не бери в голову. Я это просто так спросил.

Конечно. Все задают наводящие вопросы для того, чтобы спросить. Я мысленно отругал себя за беспечность. Анна помогла мне разобрать небольшой бардак в гостиной и после этого я выключил лампу.

Мне нужно было придумать способ, как мы с ней сможем быть друг с другом всегда или почти всегда. Я перерыл множество умных книг, перечитал кучу статей в интернете, но так ничего и не нашел.

Со временем я слишком увлекся поисками очередных вероятностей. Много часов уходило у меня на то, чтобы погрузить свой мозг в получение информации и столько же – на ее обработку.

Лампа в моем доме зажигалась все реже и реже, в конце концов я забыл про нее. Забыл про Анну, забыл про все, что нас прежде связывало.

Но теперь я был гораздо умнее, чем несколько месяцев назад. Кто знает, может, я смогу сменить ненавистную работу..?

Конец

Если бы в самом начале, когда я нашел лампу деда, я мог знать, что именно вероятности столкнут меня с моей будущей женой, я бы долго смеялся.

Мы использовали идею Анны и лампа, ставшая для нас чем-то вроде бесценной реликвии, присутствовала в нашей жизни всегда. За полгода мы умудрились обзавестись новыми знакомствами, Анна получила работу в моем мире и мы обручились.

Свадьбу мы решили сыграть дома, так как именно здесь можно без труда устроить хорошее освещение.

Что ж, может, мы и не проживем вместе всю жизнь именно из-за лампочки. Зато мы придумали способ, как жить вместе, гулять по улицам. И пусть люди пялятся на нас из-за лампы.

По крайней мере мы попытаемся что-то изменить в привычной жизни.

«...пока перегоревшая лампочка не разлучит нас!»

Особая концовка с Анной

Из-за моей самоуверенности мы перестали разглядывать старые вещи. Я унес их обратно на чердак и больше не вспоминал.

Анна и я проводили вместе столько времени, сколько было возможно. Но в конце концов все закончилось.

Однажды я пришел домой и лампа не включилась. Я очень привык к Анне, сильно скучал по ней, но пережил вынужденное расставание гораздо спокойнее, чем ожидал.

Все вернулось на круги своя и я вновь очутился в увлекательном беличьем колесе собственной работы.

Возможно, когда-нибудь я уволюсь. Когда-нибудь...

Конец

Я решил не прыгать. Какой смысл прыгать ночью в реку? Если я когда-нибудь умру, то хочу, чтобы об этом знало как можно больше людей.

Я развернулся и решил перейти мост. Последним, что отпечаталось в моей памяти, был капот ретро машины, и шум прожигаемой об асфальт резины колес, пытающейся затормозить.

Хозяин явно ухаживал за машиной и незадачливый пешеход на мосту в виде меня дорого ему обойдется. Но я уже никогда об этом не узнаю.

Конец

— Раз ты осталась со мной без света лампы, я могу спокойно ее выбросить, — рассудил я, выкрутил лампу и подошел к столу. — Хочешь что-нибудь сказать напоследок?

Анна улыбнулась.

— Надеюсь, нас уже ничто не разлучит.

Я улыбнулся в ответ и разбил лампу, треснув ее об стол. Я осторожно сгреб осколки в руку и показал их Анне. Вернее, тому месту, где она только что стояла.

— Анна? Анна! — я выронил осколки и тут же наступил на них, поранив ногу.

Я обежал весь дом, но не мог найти ее. Анны нигде не было. Я посмотрел на осколки и осознал свою ошибку: лампочка была связующим звеном между нашими мирами.

Конец

— Знаешь, я уберу лампу обратно в тайник деда. Пусть она будет напоминать нам о том, как мы встретились, если мы проживем вместе так же долго, как мои дед с бабушкой, — закончив свой монолог, я достал лампу и засунул ее обратно в коробку.

Анна накрыла мою руку своей и улыбнулась.

— Ради тебя я отказалась от своего мира. Надеюсь, что родня не будет сильно скучать по мне.

— Ты не оставила им подсказку?

— Я сохранила заметку в телефоне и оставила им несколько записок. В любом случае, я уже достаточно взрослая девочка, чтобы переехать к своему мужчине.

— Причем в свой же дом, — усмехнулся я.

Мы прожили вместе долгую жизнь. Поженились, родили и вырастили детей, а потом у нас появились внуки. Мы вспоминали особые обстоятельства нашей первой встречи и были благодарны жизни за то, что она позволила нам быть вместе.

Может, однажды наши потомки найдут эту лампу. Может, их судьба сложится с судьбой кого-то из параллельного мира, почти такого же, как наш.

Но это будет уже совсем другая история.

Лучшая концовка с Анной

— Давай закончим это сейчас, Эйприл. Не хочу больше слышать твои глупые отговорки. Живи как хочешь, — я сбросил звонок и отключил телефон.

Я заблокировал ее номер в своем мобильном и лег на диван. Уставившись в потолок, я ни о чем не думал. Все было пустым и ненужным.

О смерти Эйприл я узнал случайно. Мне позвонила ее подруга и пыталась настоять, чтобы я пришел на похороны, взял на себя какую-то ответственность.

Отказавшись, я не испытал никаких сожалений. Меня терзала только пустота, возникшая в районе сердца.

Конец

Слишком много событий произошло за этот день. Я решил сходить в бар. Иногда выпивка прочищает мозги не хуже брейнсторминга.

Я хотел напиться до чертиков, но в итоге принял алкоголя в меру. Жизнь стала казаться лучше и к моменту, когда я пришел домой, весь негатив за неделю забылся.

Испарился, словно его и не было.

Нет в жизни никакой мистики. Нет таинственных женщин, появляющихся в твоем доме как по волшебству. Ты можешь игнорировать звонки, которые тебе неприятны. Все в твоих руках.

Так я думал, сидя на работе. Каждый день я продолжал прожигать свою жизнь в этом офисном аду, подсчитывая вероятности того или иного события.

Пятьдесят процентов на то, что я умру раньше шестидесяти. Пятьдесят – что умру один. Сто процентов, что останусь на этой работе, пока смерть не разлучит нас.

Конец

— Нет, Эйприл. Мы уже съехались однажды и чем ты мне отплатила? Слиняла с другим, — я покачал головой. — Я не готов получить по башке еще раз.

Так наше общение осталось на прежнем уровне. А со временем мы вновь отдалились друг от друга. Даже несмотря на то, что я ее простил, в глубине души я все еще не хотел видеть Эйприл.

Спустя какое-то время мне позвонила ее одногруппница. Она сказала, что Эйприл больше нет, и что я обязан принять на себя ответственность за ее страдания.

Я согласился частично помочь в доме. Стоило мне войти туда, как сильный запах лекарств ударил в нос. Какая ирония – это все, что теперь осталось от Эйприл.

Конец

— Почему бы не вкрутить подаренную лампочку в день похорон? Отличная идея, мистер Лэйси! — я поднялся с дивана, достал подарок из коробки и залез на стол.

Потолки в моем доме были не особо высокими, а мой рост позволял не использовать дополнительные приспособления.

Я снял цветочный абажур, выкрутил новую лампу и заменил ее подаренной.

— Да будет свет! — я дернул рычажок и дом охватил мягкий золотистый свет. — Хоть что-то в этой жизни работает так, как надо.

Я повернулся в сторону гостиной и замер. Передо мной стояла Эйприл.

— Ты же умерла... — я отшатнулся назад.

— Но я здесь, с тобой, — она протянула ко мне руку и я почувствовал прикосновение ладони на своей щеке.

— Что за...это из-за лампы? — я не верил своим глазам; от волнения и страха в горле пересохло.

— Бабушка что-то знала об этом, помнишь? — Эйприл подмигнула мне и улыбнулась.

У меня появился секрет. Хоть я и не явился на похороны, теперь Эйприл была со мной. Она появлялась в свете лампы и была...живой?

Неужели есть жизнь после смерти? Ответа на этот вопрос я так и не нашел. Зато каждый раз, когда включалась волшебная лампа, любимая была рядом. Не такой жизни я ожидал, но она мне нравится.

Особая концовка с Эйприл

Пусть останется нетронутой.

Год спустя

Изредка я вылезал на ночные прогулки по городу. Тоска по Эйприл утихла, но ее подарок напоминал о себе. Я каждый раз смотрел на лампу перед уходом и вскоре начал таскать коробку с собой.

Однажды я взял отпуск и уехал на скалистый берег моря. Там я сидел, вытянув ноги вперед, и держал лампу в руке.

— Ну, что, Эйприл, тебе нравится? Ты помнишь это место? Мы ведь уже бывали здесь шесть лет назад, — я разговаривал с лампочкой.

Мой психолог сказал, что это защитный механизм. Проекция. Так мне легче справляться с утратой близкого человека. Не могу с этим поспорить.

— Мы обязательно приедем сюда еще.

Конец

Мы обсудили с Эйприл все нюансы операции.

— Я боюсь, Уоррен. Вдруг что-то пойдет не так и я умру? — спрашивала она меня.

— Ты не умрешь. Потому что ты сильная, и потому, что я буду рядом с тобой.

Операция прошла успешно. Были проблемы после нее: Эйприл пришлось с трудом восстанавливаться, но благодаря нашему общению она смогла взять себя в руки и перебороть боль и неудобство.

Два месяца спустя

Мы с Эйприл получили шанс. Может, и не навсегда, но вместе мы пробудем гораздо больше, чем можно было себе представить.

— Говорят, позитивная терапия помогает больным, — сказала Эйприл, обнимая меня.

— Я могу устроить тебе терапию, — я подмигнул ей.

Со временем все начинает забываться. Хоть нам и приходилось посещать больницу, проходить различные курсы, Эйприл была счастлива. Я был счастлив вместе с ней.

Ее недуг отошел на второй план и мне начинало казаться, что мы снова живем нормальной жизнью. Может, ей суждено прожить гораздо дольше?

Я все еще продолжаю надеяться на то, что если Эйприл умрет, то сделает это в один день со мной. А пока...пока мы просто будем счастливы.

Лучшая концовка с Эйприл

Анна оказалась для меня просто другом. Красивой женщиной-другом, с которой было приятно и интересно общаться.

Я получил редкий дар: межреальную дружбу. Теперь у меня есть тот, кому я могу пожаловаться или похвастаться, и она обязательно посочувствует или поддержит меня.

Кажется, именно это я искал всю свою жизнь.

Конец

— Может, обо мне напишут в газетах? — я задрал одну ногу и был готов падать с моста, как вдруг кто-то ухватил меня за капюшон и с силой рванул назад.

Я стал падать назад, но меня придержали руки. Судя по всему – женские.

— Может, не надо, а? — она выдула жвачный пузырь и улыбнулась. У нее на шее было ожерелье с лампочками.

— Зачем ты спасаешь меня? Ты же ничего не знаешь? — начал сокрушаться я.

— Уж поверь, знаю побольше твоего. Сама пыталась так несколько раз сделать. Пошли-ка лучше в бар, расскажешь мне свою историю.

Я согласился.

С тех пор мы с Шейлой были поначалу закадычными друзьями по выпивке по пятничным вечерам, а потом стали встречаться. Она оказалась не робкого десятка и буквально заваливала меня фотографиями с разного рода намеками.

Моя жизнь круто поменялась и я даже забыл, что в ней присутствовал такой человек, как Анна.

Особая концовка

— Нет. С землетрясением лучше не шутить, — сказал я, разорвал наши объятия и пошел к выходу, держа Анну за руку.

Она была рядом все это время. Нас сильно трясло из стороны в сторону. Шкаф с сервизом упал прямо передо мной, отскочившие осколки поцарапали руки. Я поспешил покинуть дом.

Когда я очутился на улице, Анны рядом со мной не было.

«Вернусь в дом, когда все закончится, и поговорю с ней», — решил я.

В этот же момент дом раскололо пополам. Лампочка внутри замигала и лопнула.

— Нет..! — выдохнул я. Душа тут же рванулась внутрь, но разум остановил тело.

Не знаю, что произошло, но я только что потерял две мои жизненные опоры: дом и Анну.

Конец

Я положил букет на гроб и спешно отошел в сторону. Мне не хотелось, чтобы ее друзья и коллеги смотрели на меня, жалея взглядами.

Мой брат Дэйв не пришел на ее похороны. Я бы набил ему морду, если бы он посмел сунуться сюда после такого отношения к Эйприл.

Для нее все мучения закончились. Для меня они только начинались. Как жить без человека, которого любил всю свою жизнь, и видел, как он умирает? Ответа на этот вопрос у меня не было.

Конец

Я не решился положить букет на ее гроб в числе первых. Мне не хотелось признавать тот факт, что Эйприл мертва, и я больше никогда ее не увижу. Не подарю ей эти чертовы лилии, от которых она сходила с ума.

— Ну ты и урод. Явился сюда, как ни в чем не бывало! — я повернулся и увидел Дэйва.

Он глазел на меня, поддатый, и выглядел плохо: весь его костюм измялся, был запачкан грязью, галстук развязан.

— У тебя нет права говорить мне это после того, как ты бросил ее в больнице умирать, — холодно отреагировал я.

Дэйв, наплевав на нормы морали, кинулся махать кулаками и заехал мне в скулу. У нас завязалась драка. Я так сильно хотел отомстить брату, что тоже наплевал на нормы морали.

Нас обоих увезли с кладбища в участок. Дэйва оставили, чтобы он протрезвел, а меня отпустили.

Дэйв всегда завидовал мне, еще с самого детства, когда дед уделял мне больше внимания, а бабушка, по мнению брата, кормила меня более вкусными блюдами. Этот чертов параноик испортил жизнь мне и Эйприл.

Теперь я точно сделаю все, чтобы лишить его любой части наследства. Эта драка стала последней каплей.

Конец

Я сдержанно взял трубку, выслушал еще поток ругани от старшего брата, и холодно процедил:

— Такие как ты не должны жить. Пошел к черту.

Сбросив звонок, я отключил все телефоны, какие только были в доме. Больше всего на свете я ненавидел таких ублюдков, как Дэйв. Он всегда считал, что жизнь дается мне легко, и пытался подсовывать палки в колеса.

Но даже тогда, когда он увел Эйприл у меня, она любила меня. Могу себе представить, как это его злило и бесит до сих пор.

Я оклемался после смерти Эйприл примерно через полгода. Они были самимы тяжелыми в моей жизни. Но я сумел встать на ноги и начать последнюю с чистого листа.

Мне нужна была передышка, поэтому я уволился с работы, сдал дом за приличные деньги и уехал в другую страну, чтобы отдохнуть и набраться сил.

Конец

Я схватил трубку.

— Это ты виноват в ее смерти, придурок! — рявкнул я. — Она там в больнице умирала совсем одна, пока ты шлялся хрен знает где!

На том конце трубки сначала раздалось шипение, а потом Дэйв сдался. Я услышал его рыдания и мне стало не по себе. Впервые в жизни мой старший брат плакал при мне.

— Я ненавижу тебя, Уоррен, — захлебываясь, прошептал он. — Она всегда любила тебя, даже когда была со мной. Тебе всё в этой жизни давалось слишком просто!

Дэйв сбросил звонок, а я остался слушать гудки. Похоже, зацепил брата за живое.

На следующий день меня начала мучить совесть. Я терпел так долго, как только мог. Но в итоге позвонил брату и извинился перед ним. Мы с Дэйвом постепенно снова начинали общаться.

Но мне не хотелось думать, что ради этого пустяка Эйприл пришлось умереть.

Конец

— Это ничего не изменит, Эйприл. Я не любил тебя и не собираюсь быть твоей марионеткой. Ты бросила меня ради брата, почему я должен унижаться перед тобой и тратить свое время на эти дебильные игры? — я сбросил ее руку и сел обратно на стул.

Эйприл плакала. Ее обидели мои слова. А я смотрел на ее страдания и не чувствовал совершенно никакой жалости. С чего бы мне жалеть того, кто в свое время мучил меня? Пусть почувствует, какого это, когда все от тебя отвернулись.

— За что ты так со мной..? — она попыталась завести новый диалог.

Я встал со стула.

— Я заполнил все твои бумаги. Буду приходить и расписываться, на большее не рассчитывай.

С этими словами я ушел, не выслушивая ее оставшиеся просьбы.

Спустя полгода Эйприл умерла. Я не присутствовал на похоронах и чувствовал себя прекрасно. Какое значение может иметь для меня смерть неблизкого человека?

Конец

— Ладно, — я согласился подыграть ей, чтобы уменьшить ее страдания.

В конце концов, прошлое сейчас не имеет никакого значения. Эйприл умрет, а я останусь жить. Вот, что сейчас играет важную роль.

Мы снова стали общаться с ней. Я приносил ей фрукты, кормил с ложки и читал какие-то дурацкие стихи, которые она так любила.

Бледное лицо Эйприл светилось радостью. Я видел, как ее тело отражало счастье, и жалел, что сам не могу испытать то же.

Спустя полгода Эйприл скончалась. Я не был на ее похоронах, но чувствовал себя паршиво.

Когда ты имитируешь что-либо, то сам невольно начинаешь верить в это подражание. Возможно, часть меня верила в то, что у нас с Эйприл может быть все хорошо; что когда-то давно она не бросала меня ради другого.

Но это дурацкое ноющее чувство, словно мне пробили дыру в груди, не оставляло меня и год спустя. Может, я соврал ей, что никогда не любил? Теперь этот вопрос навсегда останется вместе со мной, но ответить на него я вряд ли смогу.

Конец

Ни к чему мне лампы, вызывающие галлюцинации. Я выкрутил ее, аккуратно разбил лампу и сложил осколки в тряпку. Хорошенько завернув их, упаковал в мелкий мусорный пакет.

С галлюцинациями покончено, осталось только вывезти мусор. Я сел за руль старого пикапа и завел его.

Что может делать холостяк в пятницу вечером? Вывозить мусор, конечно же!

Больше со мной чудес не происходило. Я продолжал работать в своем нелюбимом офисе, засиживаясь в нем допоздна. Заместитель начальника постоянно наезжала на меня, сообщая, что я работаю меньше часов, чем есть в сутках.

Действительно, ведь я должен был ночевать на работе ради ее спокойствия. Хотя я уверен, что даже моя смерть на рабочем месте ее не успокоит.

Что ж, по крайней мере в моей жизни есть стабильность..?

Конец

— Прощай, лампочка. Мне было интересно с тобой, но наши отношения пора заканчивать, — я взял ее, завернул в пакет и отнес к мусорному баку. Внутрь класть не стал – положат сверху тяжёлое и она сразу сломается.

На этом моя роль закончилась. Но малыш Стюарт, сын соседей, подобрал лампу и утащил в свой домик на дереве.

Спустя двадцать лет я, как и остальной мир, узнал о существовании волшебных ламп, совмещающих две реальности. Это открытие прогремело на весь мир.

Стюарт сумел не только доказать невозможное, но и произвести на свет несколько сотен уникальных ламп, точь-в-точь повторяющих оригинал. Ему присудили Нобелевскую премию.

Ну, а я? Я так и остался ни с чем. По крайней мере, если мне станет скучно, я могу купить у него копию собственной лампочки.

Конец

— Анна, мне нужно знать, чего ты хочешь, — я атаковал прямо в лоб внезапным порывом. — Мы общаемся не так много времени, но достаточно, чтобы быть вместе. Что ты думаешь об этом?

— Мы ведь и так вместе, Уоррен, — ответила она, затем улыбнулась. — Что ты хочешь сказать своей экспрессией?

— Я хочу общаться с тобой все время, а не только при включенной по расписанию лампе, — я был откровенно честен.

— Я тоже хочу этого.

Признание Анны, несмотря на всю мою готовность принять на себя ответственность, ударило меня словно молнией. Приятно осознавать, что в этом мире ты нужен кому-то, кроме самого себя.

— Ладно, раз ты согласна, то я хочу тебе кое-что показать.

Я давно готовился к этому моменту и припас для Анны вещи деда. Но я совсем забыл вытереть с них пыль, поэтому пришлось сдувать ее по-быстрому и нести с чердака в гостиную.

Не знаю, почему я решил показать ей эти вещи именно сейчас, но чувствовал, что только так мы сможем сложить полную картину происходящего.

Анна с интересом рассматривала коробки и пожелтевшие от времени письма.

— Все началось с этого? — она поняла меня без слов и я кивнул.

Рассказать, где я нашел лампу

Осмотреть письма

— Давай попытаемся съехаться, — предложил я.

Анна посмотрела на меня и несколько минут мучила своим молчанием. Я уже начал задумываться, а точно ли она со мной в одной комнате, не напридумывал ли я себе чего?

— Мы и так почти живем вместе, Уоррен. Давай не будем спешить, — ответила она, наконец.

Это был не тот ответ, которого я ожидал.

Мы продолжали встречаться, как ни в чем не бывало. Раз Анне не нужны близкие отношения, я тоже не спешил.

Может, оно и к лучшему, ведь работа выжимала из нас обоих все соки.

— Прости, что ошарашила тебя своим отказом, — извинилась Анна через несколько недель. — Если бы мы жили в одном мире, я бы согласилась, не раздумывая. Но в моем мире существую не только я, как и в твоем не только ты. Нам нужно объясниться перед родственниками и друзьями, прежде чем принимать подобные решения.

— Ты права, — ответил я. — Вот только у меня нет ни родственников, ни друзей. В моей реальности я один.

— В этот раз ты неплохо подготовился! — Анна засмеялась.

Я готовил не очень хорошо, но решил выстрадать все свои знания и смекалку, и смешал из них подобие ужина.

— Если будет очень гадко – не ешь, — предупредил я. Анна кивнула и мы сели за стол.

— Ты преуменьшаешь свои заслуги, — сказала она, запивая водой кушанье. — Еда вышла очень вкусной. Хочешь узнать мои слабости?

— Говори.

— Я плохо готовлю и люблю мужчин, которые умеют это делать, — она подмигнула мне и я понял, что наступил подходящий момент.

Скрыть чувства

Признаться в любви

— Кто ты? — спросил я, разорвав тишину собственным голосом.

Незнакомка вздрогнула и выронила из рук чашку. Со звоном она разбилась вдребезги о деревянный пол.

Я поднял глаза с осколков. Девушка поворачивалась ко мне.

Мигнул свет и электричество вырубилось.

— Да. Точно. Это все игра моего воображения. К тому же сейчас на голодный желудок и не такое померещится.

Я опустил рычажок выключателя и зажег фонарь на смартфоне. В нашем районе так часто отключали электричество по ночам, что я уже привык.

Поужинав холодными остатками курицы, я оставил посуду на столе. Привычка мыть все это по утрам убивала меня, но гораздо меньше, чем бесконечно нудная работа.

Отправиться спать

— Давай прогуляемся, — предложил я. Мы так увлеклись разговором, что забыли, что совсем недавно были друг для друга незнакомцами.

Анна согласилась. Я открыл дверь, мы вышли на улицу. Стоило Анне переступить порог, как она исчезла. Будто ее засосали в себя стены дома.

Испугавшись, что больше не увижу ее, я забежал обратно в дом. Анна стояла там, по ее лицу было видно, что она расстроена.

— Черт, я совсем забыл.

— Я тоже.

Недолго думая, я глубокомысленно изрек:

— Давай встречаться.

Смысл сказанного дошел до моего сознания много позже. Анна с нескрываемым удивлением смотрела на меня, словно я поразил даже ее сознание своей глупостью.

— Давай, — ответила она.

— Серьезно?

— Почему бы нет. Если мы познакомились таким нелепым способом, почему бы нам не повстречаться? — подытожила Анна и у меня не было резона спорить с ней.

Мы встали встречаться редкими вечерами и в выходные. Свет лампы озарял мой дом даже тогда, когда солнце нещадно палило с небес.

Дни перестали быть похожи один на другой. Я получал незабываемый опыт общения с женщиной, с которой мне хотелось говорить и просто было приятно находиться с ней рядом.

Месяц спустя

Я струсил. В самый ответственный момент в своей жизни. Мы просто доели ужин и наше свидание закончилось простым разговором.

Анна помогла мне избавиться от грязной посуды. По ее жестам и взглядам я понимал, что она ждала большего. Но я не был к этому готов.

Так постепенно мои романтические мысли сошли на нет и мы остались хорошими друзьями.

Но однажды время остановилось. Я вернулся домой и щелкнул выключателем. Лампа мигнула и перестала освещать комнату.

— Нет. Только не это! — к своему ужасу я понял, что больше никогда не увижу Анну.

Я перерыл коробки деда в поисках еще одной лампы, но ничего не нашел.

— Я не хочу снова возвращаться в пустую бесполезную квартиру! — у меня опустились руки.

Я сел на кресло и просидел на нем с ночи до утра. Я не вышел на работу и меня уволили, несмотря на то, что это был мой первый проступок за шесть лет.

Конец

— Ладно. Раз уж так сложилось, у нас нет другого выбора, как общаться, — я сел на стул и глазами пригласил Анну присесть рядом.

Она послушно села.

— Надеюсь, ты не будешь льстить себе и ссылаться на то, что я действительно женщина с психическим расстройством, проникшая к тебе в дом только ради того, чтобы вымыть здесь посуду.

Я усмехнулся. Чувство юмора у Анны присутствовало и мне это понравилось.

Узнать ее получше

Договориться больше никогда не встречаться

Я решил признаться. Собрав волю в кулак, я взял руку Анны в свою.

— Я люблю тебя. И хочу прожить вместе всю оставшуюся жизнь.

Она чуть было не отдернула руку от удивления, но вскоре радость вытеснила неожиданный ступор.

— Я тоже люблю тебя, Уоррен. Я надеялась, что ты скажешь это.

— Значит, ты уже видела меня насквозь?

— Нет. Но я...предположила.

Мы улыбнулись друг другу. Наша жизнь начала новую страницу.

Каждая секунда, проведенная без Анны, тянулась целую вечность. Я валялся дома в очередной вечер пятницы, слушая стук капель дождя о крышу.

Снаружи бушевала гроза, смешивающаяся с ливнем. Свет то и дело подозрительно мигал, но ни одна лампочка еще не выключилась.

— Надеюсь, пробки переживут все это. — Пробормотал я и мой взгляд против воли приковался к выключателю.

Как же хочется увидеть Анну.

Рискнуть и включить лампу

Переждать

Я обратился к пыльным коробкам. Вероятность того, что я найду лампу здесь, составляла пятьдесят процентов. Обратная вероятность составляла столько же.

— К черту эти вероятности, просто ищи, — одернул я себя. Работа всплывала в голове каждый раз, когда я позволял себе мыслить о чем-то в процентах.

Я раскрыл коробку и наткнулся на аккуратно сложенные вещи: старое зеркальце, стертая наполовину помада, амулет и наручные часы деда. Рядом внутри стояла маленькая коробка. Я снял крышку и обнаружил там лампочку.

— Есть еще справедливость в этом мире! — мне сразу же полегчало. Не придется завтра идти в магазин за новыми лампами. С этой, надеюсь, месяц-два протяну.

Заменить лампу

— Вряд ли получится или ты просто не думала о возможных путях решений нашей проблемы? — спросил я с долей иронии в голосе.

Она повернулась ко мне.

— Милый Уоррен, неужели ты обвиняешь меня в том, что я не могу покинуть свою реальность и жить в твоей? — Анна улыбнулась.

Я покачал головой.

— Может, у тебя есть хоть какие-то идеи на этот счет? Вдруг твои бабушки или дедушки что-то знали об этом лампе.

— Знаешь, вчера мне пришла в голову замечательная идея. Но она очень рискованная, — Анна посмотрела на меня одновременно с вызовом и просьбой в глазах.

— Выкладывай.

— Мы можем использовать твою волшебную лампу для того, чтобы я могла попасть в этот мир. То есть, я буду ходить с ней по городу, по дому. Это, конечно, доставит массу неудобств окружающим. И у меня будет совсем мало времени рядом с тобой, поскольку лампа в любой момент может перегореть...

— Плевать, — я перебил ее. — Давай просто используем твою идею и посмотрим, что получится.

Далее

— Нет уж. Лучше я пострадаю сегодня, чем навсегда потеряю возможность увидеть Анну.

Я решил быть более бдительным. В нашем с ней положении нельзя злоупотреблять даром, который мне вот так неожиданно передал дед.

Мы встретились вновь уже после грозы. Я был счастлив видеть Анну, но постепенно мне стало не хватать времени, проведенного с ней.

— А ты не думала о том, чтобы как-то перейти сюда? Ну, в этот мир, — спросил я, перекладывая книги с места на место.

— Думала, — я посмотрел на нее через плечо, не особо стараясь скрыть свою заинтересованность. — но вряд ли это получится.

Спросить, знает ли Анна способ остаться здесь навсегда

Искать решение в одиночку

Анна нужна мне. Неважно, что будет происходить со мной, будет ли рушиться мир, но я хочу остаться с ней.

Вместо сна этой ночью я продумывал план действий. Устрою для нее романтический ужин, может, даже наберусь смелости и признаюсь. Чем не план?

Я закрыл глаза, надеясь, что сейчас смогу спокойно заснуть. Но сердце забилось сильнее и я осознал, что сон сегодня ушел насовсем.

— В этот раз ты неплохо подготовился! — Анна засмеялась.

Я готовил не очень хорошо, но решил выстрадать все свои знания и смекалку, и смешал из них подобие ужина.

— Если будет очень гадко – не ешь, — предупредил я. Анна кивнула и мы сели за стол.

— Ты преуменьшаешь свои заслуги, — сказала она, запивая водой кушанье. — Еда вышла очень вкусной. Хочешь узнать мои слабости?

— Говори.

— Я плохо готовлю и люблю мужчин, которые умеют это делать, — она подмигнула мне и я понял, что наступил подходящий момент.

Скрыть чувства

Признаться в любви

В нашем общении было много волнующих моментов. Я стал замечать, что мне нравится ее смех. Нравится ее облик, и я разделяю ее мнение и интересы, которые буквально окружают ее.

Однажды я вспомнил, что общаемся мы только благодаря найденной лампе. Мне стало не по себе и несколько недель я не включал свет, чтобы не давать себе лишних надежд.

Но сердцу не прикажешь, и я снова включил свет. Анна читала книгу и не видела меня.

— Уходи и не возвращайся.

Ничего не говорить

Всего концовок: 26

● к некоторым из них можно прийти разными путями;

● кроме того, существуют 2 лучшие и 3 особые концовки.

Приятного чтения!

— Я никогда не любил тебя. Так, развлекался, — я ответил честно, но слишком приукрасил ответ.

В палате воцарилась тишина. Если бы здесь находился кто-то еще, кроме нас, меня бы обвинили в издевательстве над смертельно больной. А что, она ведь просила честного ответа! Пусть отвечает за свои слова.

— Я понимаю, — Эйприл помолчала. — А я всегда любила тебя. Позволь еще немного побыть эгоисткой.

Она подозвала меня поближе к кровати и я присел на край. Эйприл взяла меня за руку своими холодными тонкими пальцами.

— Пожалуйста, побудь со мной до самого конца. Сделай вид, что ты все еще любишь меня. Прошу, Уоррен? — Эйприл отвела взгляд, краснея от стыда. — Чего тебе стоит выполнить просьбу умирающей? Все равно, если я ничего для тебя не значила, тебе не будет больно из–за моей смерти.

В ее предложении была логика. Но нужно ли мне заморачиваться?

— Это ничего не изменит.

Сделать Эйприл прощальный подарок и подыграть ей

Я решил отбросить свои негативные эмоции и навестить Эйприл на следующий день. В конце концов раньше мы с ней встречались. Раз уж бывшая девушка больна и я почему-то был выбран ей в качестве опекуна, отказывать в такой ситуации – плохо.

Я расписался в бумагах. Ненавижу эту волокиту, но медсестра терпеливо мне все объяснила, за что я ей был благодарен.

— Зуб даю, ты не ожидала меня увидеть здесь, — я зашел в палату без стука и присел на стул напротив ее койки.

Эйприл удивленно смотрела на меня. Бледная, исхудавшая, медленно лысеющая, но пытающаяся скрыть это.

— Привет, Уоррен, — она ответила тихо, вцепившись руками в одеяло. — Я скучала по тебе. Прости, что тебе пришлось узнать правду таким образом.

Я пожал плечами, словно это для меня ничего не значило.

— А я по тебе не скучал.

Эйприл опустила глаза.

— Прошу, ответь мне честно, — она посмотрела на меня исподлобья. — Ты хоть любил меня?

Сказать, что любил ее

Ответить, что никогда не любил

Некоторое время я молчал, размышляя, не пожалею ли потом о своем решении.

— Ладно, Эйприл. Я прощу тебя. Больше у тебя не будет шанса уйти к другому, — я смягчился.

Дед был прав, когда говорил, что некоторые нити судеб переплетаются друг с другом так прочно, что никогда не смогут разорваться.

— Спасибо, Уоррен. Это много значит для меня.

Мы с Эйприл снова начали общаться. Я приходил к ней домой, поскольку она пока не решалась лечь в больницу.

— Я так рада, что ты здесь со мной. От одной мысли об этом чувствую себя неуязвимой, — призналась она.

— Что ж, тебе и вправду лучше быть неуязвимой, если собираешься провести со мной остаток жизни, — я пошутил, не подумав.

Мы оба замолкли. В тот день, когда Эйприл объявила о своем уходе к Дэйву, я планировал сделать ей предложение. Обручальное кольцо все еще валялось у меня дома. Не знаю, почему я не избавился от него.

— Хочешь знать, почему я ушла к Дэйву? — первой заговорила Эйприл.

Я пожал плечами. Тема была неприятной, но я хотел дать ей высказаться.

— Я знала, что ты уже готов создать семью. Но я была не готова. Как я тогда думала. Сейчас понимаю, что это была моя самая большая ошибка. Если бы я только знала, как все обернется, мы прожили бы с тобой несколько счастливых лет бок о бок.

Мы продолжали общаться. Однажды я пришел к Эйприл и она застала меня врасплох внезапной просьбой.

— Давай будем жить вместе, — сказала она. — Мы ведь тогда только начали...

Я невольно нахмурился. В свое время, когда мы начали жить вместе с Эйприл, я думал, что все мои мечты сбылись.

Сейчас же она использовала меня, чтобы скрасить скуку и одиночество.

Согласиться

Отказаться

Уоррен Лэйси всего лишь хотел заменить старую лампочку. Почему же он видит таинственную девушку в свете этой лампы?

В книге-игре присутствуют картинки формата png, поэтому они могут прогружаться некоторое время на слабом трафике (особенно фон).

Заново

— Ладно. Давай попробуем, — я согласился.

Эйприл тут же заставила меня помогать ей собрать вещи. К удивлению, их было не так уж много. В прошлый раз мы вывозили вещи на машине и заказывали грузовик.

Теперь же ей хватило нескольких коробок, пары мешков и сумки.

— Ты удивляешь меня, — сказал я Эйприл, пока мы ехали в машине домой.

— Для этого я и была рождена, ты что забыл?

Когда мы, точнее, я, закончили распаковывать вещи, Эйприл достала небольшую коробку.

— Я хочу подарить тебе кое-что. Прими это и не отказывайся, — она протянула мне коробку.

Принять

Отказаться

— Э, спасибо, — я взял коробку и открыл ее. Внутри лежала старая лампочка, не похожая на современные энергосберегающие. — Странный подарок.

— Знаю. Но моя бабушка когда-то сказала, что в ней есть секрет. До сих пор не знаю, что она имела в виду, но, может, мы сможем его разгадать?

Я кивнул головой, разглядывая подарок.

Мы жили с Эйприл душа в душу. Удивительно, но даже до расставания у нас не было такой гармонии.

Предчувствие смерти сближает людей гораздо сильнее, чем я мог предположить.

— Пообещай мне, что не будешь убиваться из-за моей смерти. Просто живи, — Эйприл спокойно попросила меня о подобном, Глядя в глаза.

Но как я могу согласиться с ней?

— Ничего не могу обещать. В конце концов, я не терминатор, чтобы ничего не чувствовать.

Эйприл взяла меня за руку.

— Я просто хочу, чтобы у тебя все было хорошо.

Обычно днем «Икс» для людей становится какое-то важное событие. Например, рождение ребенка или свадьба.

Для меня таким днем стал день смерти Эйприл. Я испытывал смешанные эмоции: с одной стороны хотелось кричать, с другой – сидеть и не двигаться. Апатия и депрессия захватывали меня.

Но организовывать похороны пришлось мне, поэтому раскисать было не дозволено. Я обратился за помощью к одногруппнице Эйприл, поскольку не был готов к некоторым этапам подготовки к похоронам.

Когда все было закончено, я стоял перед выбором: отправиться в это жуткое место или переждать дома.

Пойти

Не ходить